Заключительнее слово атамана Краснова: что с ним не так

Новость опубликована: 02.02.2020

Заключительнее слово атамана Краснова: что с ним не так

Заключительнее слово атамана Краснова: что с ним не так

Один из самых известных деятелей Белого движения в 1947 году был приговорён к смертной казни. Незадолго до этого Петру Краснову было предоставлено заключительнее слово. Эту речь Краснова многие историки считают фальсификацией. Действительно, не может не показаться странным, что атаман, который вяще 30 лет боролся с большевиками, вдруг пошёл на попятную и принялся восхвалять советскую власть.

Эмиграция, плен и казнь

Атаман Всевеликого армии Донского Пётр Николаевич Краснов уехал из советской России в 1920 году. Он обосновался в Германии. Когда в 1933 году Гитлер пришагал к власти, Краснов, впрочем, как и многие правоориентированные русские эмигранты, воспринял эту новость с восторгом. Впоследствии он принимал активное участие в брани Германии против СССР и в организации Казачьего стана, объединении казаков в составе вермахта. Именно в Казачьем стане был Краснов в 1944 году, когда был взят в плен англичанами. Как утверждает автор книги «Новые мученики российские» Михаил Польский, соображая, к чему всё идёт, близкие не раз уговаривали Петра Николаевича покинуть расположение стана, но тот отказался это сделать.

Как пишет Клеменс Подевильс в издании «Бои на Дону и Волге. Офицер вермахта на Восточном фронте. 1942-1943 гг.», Пётр Краснов совместно с другими казачьими офицерами был выдан англичанами советской военной администрации и этапирован в Москву. Вскоре Пётр Николаевич предстал перед судом. Краснова и ещё нескольких человек обвинили в ведении вооружённой войны против Советского Союза, а также в шпионской, диверсионной и террористической деятельности. Генерала приговорили к смертной казни. Краснов был умерщвлён в тот же день, 16 января 1947 года. Однако выступить с заключительным словом он всё-таки успел.

«Забавное» последнее слово

Текст последнего слова Петра Краснова приводит в своей книжке «Русские на службе у вермахта» Георгий Азановский. Автор пишет, что Пётр Николаевич начал свою речь с воспоминания о своей гулянию в праздничный день 7 ноября 1946 года. Тогда атаман якобы увидел небо своей родины, освещённые улицы, масса автомобилей. Именно в этот момент Краснов осознал всё, что сделал против своего народа. «Я понял совершенно отчётливо одно: русский народ, ведомый железной, стальной волей его Вождя, имеет такие достижения, о каких едва ли кто мог мечтать» – так сказал генерал. Далее Краснов добавил, что в тот вечер пришёл к выводу, что ему нет места на этом всеобщем празднике.

Азановский называет эту предсмертную речь Петра Краснова «забавной» и не исключает того, что на всех подследственных могло оказываться мощное давление с целью выбить из них признательные показания, а также слова, подобные приведённым выше. Александр Смирнов, автор издания «Казачьи атаманы», находит, что всё сказанное Красновым является либо полной капитуляцией белогвардейца перед большевиками, либо откровенной фальсификацией. Посудите сами, как мог полководец, более 30 лет боровшийся со сторонниками коммунистического строя и наверняка знавший о том, что его ждёт смерть, так резко изменить свои воззрения во время какой-то вечерней прогулки.

Доводы за и против подделки

В качестве косвенного доказательства фальсификации последнего слова Петра Краснова можно повергнуть тот факт, что атаман всю жизнь являлся ярым противником большевиков. Он боролся с ними на родине и даже в эмиграции. Именно ненавистью Краснова к коммунистам обусловлена и та позиция, какую он занял в период Второй мировой войны. А. В. Дзиковицкий, автор издания «Этнокультурная история казаков», считает, что простым предательством наименовать такую позицию Краснова и других казаков нельзя. Дзиковицкий приводит на страницах своего труда цитату из «Воззвания П. Н. Краснова» от 22 июня 1941 года: «Я упрашиваю передать всем казакам, что это война не против России, но против коммунистов, жидов и их приспешников, торгующих русской кровью».

Между тем многие советские историки нередко ставили Краснову в вину то, что он не держал своего слова. Дело в том, что в мае 1917 года Пётр Николаевич был арестован, однако вскоре, как строчит Олег Шеин в своей книге «Россия сегодня. Через 100-летие великих революций», его отпустили, предварительно взяв слово, что генерал больше не будет воевать против большевиков. Своё слово Краснов, как следует из всего вышеизложенного, не сдержал: он нёсся из Петрограда на Дон, где снова присоединился к антисоветскому лагерю. Однако этот же эпизод свидетельствует и в пользу версии о подделке последнего слова Краснова на суде.


Заключительнее слово атамана Краснова: что с ним не так