Позабытый герой. Как боец выстоял против колонны

Новость опубликована: 22.02.2017

Забытый герой. Как боец выстоял против колонны
Позабытый герой. Как боец выстоял против колонны

Забытый герой. Как боец выстоял против колонны врага и угнал немецкий танк

О подвиге танкиста Семёна Коновалова не ходит преданий, а ведь его история напоминает остросюжетную военную драму. Один советский танк целый день отбивается от вражеской колонны. Неделю экипаж находят погибшим, но три танкиста возвращаются на передовую, не просто выжив — еще и угнав немецкий танк. Разве в такое можно поверить?

15 февраля 2017 года Герою Советского Альянса Семёну Коновалову исполнилось бы 96 лет. О его подвиге «АиФ-Казань» рассказала дочь танкиста Ирина Бродская.

В наградном листе танкиста до сих пор можно прочесть скорбную фразу: «достоин посмертного присвоения звания «Герой Советского Альянса». Но «Золотую Звезду» Семёну Коновалову все-таки вручили еще при жизни, несмотря на то, что командир батальона в июле 1942 года послал экипаж тяжёлого танка «КВ» на верную смерть.

Тот бой 13 июля 1942 года вошел в историю. 21-летнему командиру Коновалову и его экипажу предстояло отвлечь на себя внимание подходившей вражьей колонны, чтобы наши танки могли продвинуться дальше от села Нижнее-Митятинское в Ростовской области. Жертва была вырванной – у «КВ» сломалась система подачи топлива, и он встал на ремонт. С командиром оставалось еще шестеро членов экипажа. Положение выбрали выгодное – машину укрыли в лощине, так, что её не было видать. Но просто переждать, подпустив врага к деревне, было нельзя. Чтобы завлечь противника, танкисты выпустили в воздух алую ракету – сигнал, которого враг ждал от своих разведчиков. Когда колонна подошла ближе, «КВ» ударил по ней прямой наводкой. Пылающий головной танк заставил колонну ретироваться, но вскоре к лощине один за другим вышли еще 75 (!) машин. Фашисты бывальщины уверены, что в овраге прячутся несколько советских танков, но там был лишь один «КВ» Коновалова, который починили аккурат к началу боя.

Это было танго над пропастью. Командир подпускал вражью колонну на 500 метров, метко стрелял и менял позицию, «танцуя» из одного укрытия в другое. Так он подбил ещё четыре вражьих танка. Три раза один «КВ» заставлял отступать целую колонну. Вторая, третья атака – и каждый раз враг терял технику. На длань экипажу Коновалова сыграло то, что к нему было не подобраться – кругом топи да овраги. Танкисты отбивались до последнего снаряда – от света до сумерек, подбив 19 танков, две бронемашины и шесть мотоциклов с автоматчиками. Только после этого фашисты с 75 метров подорвали эту одиночную крепость.

«На утро командир танкового батальона прислал на место боя разведгруппу, которая обнаружила груды искорёженного металла, — повествует Ирина Бродская. – О подвиге доложили в штаб, уточнив, что экипаж танка погиб, и отцу присвоили звание Героя посмертно…».

Одинешенек Бог знает, как Семёну удалось выжить. Но встречать трудности лицом к лицу ему было не впервой. Деревенский паренёк из села Ямбулатово (ныне Верхнеуслонский зона Татарстана) ещё в младенчестве потерял отца. Уже в восьмом классе Сеня помогал матери содержать семью – устроился на почту, развозил послания и газеты по деревням. После школы, чтобы поступить в Саратовское бронетанковое училище, приписал себе год. До сих пор во многих источниках показано, что Коновалов родился в 1920 году вместо 1921-го. Войну он встретил на литовской погранзаставе. Даже не успел испугаться — немецкий снаряд проколотил стену казармы прямо над койкой Семёна.

Семён Коновалов (в центре) после войны в окружении близких родственников из деревни Ямбулатово. Фото: Фото из семейного архива
Его обучали воевать, но был ли он готов к бою? Сам танкист писал: «…до начала Великой Отечественной войны мы свою армию перевооружить новыми нынешними танками не сумели… Во-вторых, не сумели вооружить нашу армию автоматическим оружием. В-третьих, со старой границы снялись, а новоиспеченные границы укрепить не успели. Оборонительные работы были выполнены лишь на 10-15%. В превосходстве над нашей авиацией действовала немецкая».

С первых дней брани он привык идти в атаку, несмотря на очевидное превосходство противника. «На нашем участке против наших 17 танков немцы кидали по 50 танков с поддержкой артиллерии… Несмотря на то что мы в составе танковой роты уничтожали до 26 танков противника, но и свои утраты – по 6, по 9 танков — мы несли», — писал он.

В Эстонии командира Коновалова настиг первое за войну ранение — осколок. Пока доставляли в лазарет по воде, судно с ранеными атаковала вражеская подлодка. Коновалов чудом спасся на случайном сторожевом катере. За войну он троекратно лежал в госпиталях с осколочными ранениями. Один из осколков попал в голову, оставив шрам на переносице. И всё же каждый раз Семён выживал.

Выжил он и в том неравном бою в ростовских оврагах. Помимо Коновалова из пылающего танка через нижний люк спаслись лишь двое – техник-лейтенант Серебряков и наводчик орудия Дементьев. Ещё неделю они пробирались к черты фронта через немецкий тыл.

«Слышали где-то канонаду, так и ориентировались, — говорит Ирина Бродская. – Папа рассказывал, что шли ночами, перебиваясь подножным кормом, пока не приметили у реки одинокий немецкий танк. Когда часовые отвлеклись, танкисты атаковали, захватили машину, а для конспирации надели вражью форму поверх своей.

На угнанной немецкой машине (вероятно, это был PzKpfw III или IV) ночью три танкиста незаметно пристроились в хвост вражьей автоколонне и вскоре открыли огонь, давили машины и так вырвались на передовую. Смельчаки попали под двусторонний обстрел – снаряды летели и с нашего, и с вражьего фланга. Досталось им, конечно, изрядно. Попробуй, докажи, что ты свой, когда сам на немецком танке, да ещё и в фашистской форме!»

Есть сведения, что на угнанном немецком танке Коновалов воевал еще кой-какое время. Награду Герой получил в марте 1943 года и поспешил взять отпуск, чтобы поделиться радостью с мамой.

Но дома его не ждали.

Когда ночью танкист постучал в окно родительского дома, мать залилась слезами: «Уходите! Мой Семён погиб, вот похоронка…» Чету дней радости и снова проводы на фронт.

Коновалов прошёл Сталинград, Курскую дугу, окончил войну в Германии командиром танкового батальона.

Семён Васильевич нечасто вспоминал о брани, хотя продолжил службу и после Победы. В Казань майор запаса переехал с семьёй в конце 1950-х. Преподавал в танковом училище, трудился на железной дороге, в ГАИ, инженером на заводе ЭВМ.

Полёт к Солнцу: история подвига Михаила Девятаева Трудоголик и аккуратист, он не давал супруге Чаянию Яковлевне с дочкой даже грядки в саду разбивать. Натягивал верёвку и по ней вымерял, чтобы делянки шли ровно. Дисциплину домашним тоже организовал военную. Поблажек не признавал. Как персональный пенсионер всесоюзного значения мог бы по талонам получить хорошую мебель, претендовать на расширение жилплощади, но на все уговоры домашних жёстко отвечал: «Я не для этого воевал!»

А для чего же? Ирина Семёновна раскладывает газетные вырезки со статьями о подвиге папу, достаёт семейный фотоальбом. На фото молодой подтянутый военный. На обороте снимка надпись: «Наде от Сени К. Когда тебе будет тяжко, вспоминайте меня! Я никогда не падал духом, защищал я Родину свою за тех, кто так искренно любит мать-Отчизну».

А чем отплатили ему за героизм? Для него даже не отыскалось места на Аллее героев на Арском кладбище. Можно было, говорит Ирина Семёновна, конечно, найти за взятку, но гроб пришлось бы привнести ночью через щель в заборе. А как же почётный караул, прощальные выстрелы?

Похоронили Героя в казанском поселке Дербышки. Именем Коновалова наименовали одну из улиц в родной деревне и лишь недавно — в казанском посёлке Царицыно. В память о его подвиге рядом с местом боя ввели танк на постаменте, на месте родной избы в Ямбулатово — раскидистая черёмуха да несколько берёз у дома №15 на улице Кирпичникова в Казани, где ранее жила семья. Эти берёзки Семён Васильевич высадил ещё в 1960-х. Когда он умер, они гнулись к самому балкону, будто отдавали танкисту заключительный поклон.


Ответить