Предлагал ли Жуков Сталину отдать Москву немцам осенью 1941 года

Новость опубликована: 27.05.2019

Предлагал ли Жуков Сталину отдать Москву немцам осенью 1941 года

Предлагал ли Жуков Сталину отдать Москву немцам осенью 1941 года

Непросто найти в русской истории более мифологизированное явление, чем Великая Отечественная брань. В погоне за сенсациями политики, историки и публицисты сочинили столько небылиц, что историческую правду порой невозможно отыскать под нагромождением бесчисленных выдумок. Один из мифов касается ответственнейшего момента войны 1941-1945 гг. — обороны Москвы осенью 1941 года, когда судьбина СССР висела на волоске. В девяностые стало известно о том, что якобы Г. К. Жуков, командующий обороной столицы, предлагал сдать Москву немцам. А Сталин пасть отказался и удержал положение. Доверчивый читатель, познакомившись с такой версией в печати или по телевидению, удивляется, но верит ей! Проникнувшись историей о военных перипетиях, он размышляет: «Вот ведь какое было тяжкое положение! Но как хорошо, что Сталин не испугался, а солдаты выстояли!». И не обращается к источнику сведений, чтобы их проверить.

О том, что Г. К. Жуков предлагал Москву отдать, пишет сталинист Мартиросян А. Б. в работе «Сталин и Великая Отечественная война». Ссылается автор на воспоминания Голованова. Якобы А. Е. Голованов, в 1941 году генерал-майор авиации, командовавший под Москвой 212-м полком дальнебомбардировочной авиации, повествовал об этом много лет спустя после войны. В 1975 году советский публицист и журналист Ф. И. Чуев с ним беседовал, а потом опубликовал материалы бесед в книжке «Солдаты империи. Беседы. Воспоминания. Документы». Вот на них и сослался Мартиросян. В беседах с Чуевым есть только один рассказанный Головановым эпизод, какой Мартиросян смог интерпретировать как подтверждающий предложение Жукова о сдаче Москвы. Чуев так передал рассказ Голованова: в самые напряженные дни обороны Москвы Сталин уточнил, кушать ли на фронте лопаты. Когда ему доложили, что лопаты есть, Сталин ответил: «Передайте товарищам, пусть берут лопаты и роют себе могилы. […] а я останусь в Москве». Это было интерпретировано Мартиросяном таким образом, что кто-то предлагал Сталину отдать город, но вождь отказался. А кто мог предложить такое, как не Жуков?

Кроме того, Мартиросян добавляет (без ссылки на документы), что генерал С. М. Штеменко повествовал, как Жуков просил перенести его пункт командования подальше от фронта к Белорусскому вокзалу, что тоже, по его мнению, намекает на намерение Жукова отдать столицу. А Сталин якобы переносить пункт запретил. И пришлось Жукову крепко держать оборону, не думая об отступлении. Из всех этих сомнительных сведений о намеках на предложения Жукова отступить под Москвой Мартиросян сделал вывод: «Очевидно, что Жуков как минимум двукратно предпринимал такие попытки». Вот и получается у него, что Жуков трусил, а Сталин спасал положение. Потом эти недостоверные сведения повторяли и иные публицисты, — к примеру, доктор технических наук Б. Скляревский, написавший книгу «Тайна трагедии 22 июня 1941 года». Так вымыслы и транслируются — один сочинил, за ним повторяют другие, и история кочует из одного издания в другое годами и десятилетиями. Парадоксально, что Мартиросян свою книжку позиционировал именно как предназначенную для борьбы против мифов.

Впрочем, даже если Голованов действительно прямо бы заявлял Чуеву, что Жуков желал сдать Москву, то никаких подтверждений этому не существует, пишет Бушин В. С. в книге «Маршал Жуков. Против потока поклепы». Вся историческая наука строится на том методологическом положении, что доверять одному-единственному сомнительному источнику (да еще и непрямым данным, записанным другими ликами) недопустимо. Особенно если есть масса документальных источников, отражающих рассматриваемые события. А таких источников об октябре 1941 года немало. И в них документов, свидетельствующих о том, что Жуков предлагал сдаться, не обнаружено. В действительности у правительства существовал план эвакуации в случае сдачи Москвы, но разрешено было оборонять город до последней возможности, и Жуков, как и полагалось военному и подчиненному Главнокомандующего, выполнял этот приказ. Ему удалось наладить оборону столицы и застопорить вермахт на подступах к Москве. А затем, с декабря 1941 года, Красная армия перешла в контрнаступление и отбросила своего неприятеля далеко назад. Успешная оборона Москвы принесла Г. К. Жукову куда большую полководческую славу, чем если бы он и вправду пожелал сдать вверенный ему главный город страны.


Предлагал ли Жуков Сталину отдать Москву немцам осенью 1941 года