Вердикт приведен в исполнение: как был казнен Степан Бандера

Новость опубликована: 15.10.2019

Вердикт приведен в исполнение: как был казнен Степан Бандера

Пособник нацистов был ликвидирован в Мюнхене

15 октября 1959 года в одну из мюнхенских больниц был привезён мертвец с травмой черепа. По документам — Штефан Попель, гражданин ФРГ. Подозрения врачей вызвал найденный у покойника пистолет. Последствие быстро установило, что под именем Попеля скрывался Стефан (Степан) Бандера, а смерть наступила, скорее всего, в результате отравления цианистым калием. «Известия» припомнили, как была организована ликвидация одного из самых активных пособников нацистов, провозглашенного на современной Украине национальным героем.

Против поляков и большевиков

Всё завязалось 1 января 1909 года в тихом австро-венгерском городе Лемберге, ныне известном как Львов. В этот морозный день в семейству униатского священника и появился на свет будущий террорист.Проблемы национальных меньшинств обострились после Первой мировой, когда Львовщина очутилась частью Польши. В 1922 году Степан вступил в Союз украинской националистической молодежи, а в 1929-м — в Организацию украинских националистов (ОУН), с какой будет связана вся его жизнь. В первые ряды оуновцев он выдвинулся благодаря в первую очередь своим пропагандистским способностям. Но не брезговал и силовыми акциями. Так, в 1934 году Бандера сделался одним из организаторов убийства министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого.

Его арестовали и осудили к «высшей мере», но казнь была заменена пожизненным заточением. Наверное, впоследствии поляки успели пожалеть об этом решении… Пока Бандера сидел в польских тюрьмах, он сделался легендой среди галицийских украинских националистов. Вскоре после того, как немцы в 1939 году раздавили Польшу, Бандера очутился на свободе, в ореоле героической славы.

Фото: ТАСС/Владимир Синдеев

Фотография Степана Бандеры, учащегося 6-го класса Стрийской гимназии им. А. Шептицкого (в середине на первом плане)

Он с юности считал своими врагами и поляков, и большевиков, хотя о последних знал только понаслышке… Бандера вспоминал о своей еще довоенной деятельности: «Помимо революционной войны с Польшей как оккупанта и угнетателя западноукраинских земель был организован второй фронт антибольшевистской борьбы… Этот фронт был устремлён против дипломатических представителей СССР в Западной Украине, против большевистской агентуры, компартии и советофильства. Целью этих акций было продемонстрировать сплоченность освободительного фронта, солидарность Западной Украины с антибольшевистской борьбой Центра и Востока и подрыв на Западной Украине коммунистической и агентурно-советофильской труды среди украинского населения».

Неудивительно, что «борец за украинское счастье» ликовал, когда Германия вторглась на территорию Советского Альянса и началась война, в которой вермахт надеялся на быстрый успех. Немцы рвались к Москве, сметая всё на своем пути, а Бандера наконец-то мог обнаружить себя сразу на двух фронтах — и против поляков, и против «советофилов». Оуновский батальон «Нахтигаль» вошел во Львов совместно с частями вермахта — и приступил к карательным операциям. Бандеровцы регулярно участвовали в убийствах поляков и евреев. Бессудно уничтожали тех, кого думали в сотрудничестве с советской властью. Их деятельность была выгодна оккупантам, а вожди ОУН* считали, что такие акции сплачивают. Но в том, что касалось самостийности, немцы содержали бандеровцев на коротком поводке.

Фото: ТАСС/Владимир Синдеев

Сам Бандера не вызывал полного доверия у германских властей как чересчур беспокойный и нервный клиент. Почти два года немцы мариновали его в концентрационном лагере Заксенхаузен — правда, в сносных условиях. Бандеру сберегали как потенциального агента: понимали, что он может пригодиться. Было бы наивностью считать, что он из лагеря дергал за ниточки, управляя своими хлопцами-оуновцами. Но их, как правило, именовали бандеровцами, потому что символом борьбы за самостийность оставался именно он. И боевики, действовавшие абсолютно независимо от «головного провыдника», поддерживали эту предание. Такая популярность косвенно повышала бандеровское реноме в глазах немцев. Пока он сидел, в недрах ОУН сформировалась Украинская повстанческая армия — УПА, какая формально не одобряла немецкую оккупацию Украины, но воевала против советских партизан и польских антифашистов. На счету УПА такие кровавые акции, как Волынская резня 1943 года, когда каратели зверски уложили более 30 тыс. поляков, среди которых большинство составляли старики, женщины и дети.

Приговоренный

Миллионы украинцев воевали под красными знаменами, били гитлеровцев и бандеровцев, героически погибали. Было ясно, что за ними сила. Тут-то Бандеру и выпустили на волю. Он сделался заниматься подготовкой диверсионных групп, а вскоре формально возглавил и УПА, и ОУН, хотя надежно взять под контроль эти организации ему не удалось. Он не обладал качествами лидера и, по созданию, не смог объединить разные изводы украинского национализма. В каждой группировке имелся свой атаман, а то и гетман.

В 1944 году дело Гитлера было осуждено; по большому счету это не могли не понимать и украинские нацисты. Но «повстанцы» осознавали и другое: без германской военной машины их ждет крах. О массовой поддержке в народе они могли только мечтать — и потому, в отчаянии, продолжали служить оккупантам. В последние месяцы брани это преступное сотрудничество только усугубилось. Оуновцы приложили все усилия, чтобы осложнить освобождение Украины. Борьба с партизанами, демонстративно бессердечные расправы над крестьянами — при этом сам Бандера находился где-то в стороне, на безопасном расстоянии от кровавых событий. Он был идеологом, а не бойцом.

Фото: ТАСС/Владимир Синдеев

Удостоверение С. Бандеры на имя Штефана Попеля

До сих пор «охранной грамотой» для ОУН и УПА почитается тот факт, что на Нюрнбергском процессе абвер не был признан преступной организацией. Это, конечно, слабое оправдание. Военная разведка Третьего рейха была инструментом НСДАП. Изолировать абвер от гитлеровской политической системы и военной машины невозможно.

После краха нацистской Германии оуновское подполье скоро нашло новых покровителей. Бандера понимал, что в Советском Союзе ему нет пощады. Оставался выбор — поступить на службу к тем, кто боялся советской гегемонии в Восточной Европе, или погибнуть в схватке на руинах Третьего рейха. Он предпочел первое.

Фото: commons.wikimedia.org

Богдан Сташинский

Весной 1945 года кандидат в диктаторы Украины благоразумно очутился в Германии, в американской зоне оккупации. Бывших союзников СССР по антигитлеровской коалиции не смутило, что он сотрудничал со спецслужбами рейха. В обстановке начинавшейся морозной войны Запад решил использовать Бандеру в своих целях.

Под крылом британских спецслужб в 1946 году он создал «Провод закордонных долей ОУН» с отделениями в нескольких странах Европы и США. Кровавый след потянулся в Советский Союз… Органы госбезопасности действовали против украинского подполья изобретательно. Внедренных агентов в окружению повстанцев хватало, и сведения о деятельности Бандеры поступали на площадь Дзержинского без проволочек. В руководстве советской разведки не было целого мнения о необходимости ликвидировать Бандеру. В окружении мюнхенского украинца превалировали двойные агенты — и в МГБ считали, что сражаться с антисоветским подпольем на Украине спокойнее, манипулируя порывами амбициозного «вождя».

Фото: topwar.ru

Реконструкция пистолета, из которого был убит Степан Бандера

На ликвидации настояло партийное руководство, и прежде итого Никита Хрущев, имевший к Бандере личные счеты с фронтовых времен. Ведь с деятельностью Бандеры и его пособников связывали роковое налет на генерала Николая Ватутина 29 февраля 1944 года, когда диверсантам из УПА удалось смертельно ранить командующего 1-м Украинским фронтом.

В 1949 году Верховный суд СССР заглазно приговорил Бандеру к высшей мере наказания — смертной казни. А примерно через год советским контрразведчикам удалось завербовать девятнадцатилетнего студента Львовского педагогического института Богдана Сташинского, связанного сквозь родственников с оуновским подпольем на Украине. Вскоре он успешно выполнил первое задание, а затем, пройдя интенсивный курс обучения в разведшколе, успешно ликвидировал в 1957 году в Мюнхене одного из лидеров ОУН за рубежом, основного редактора журнала «Український самостійник» Льва Ребета.

Фото: ТАСС/Владимир Синдеев

Костюм Степана Бандеры, в какой он был одет в день убийства

В 1959 году Сташинский вновь прибыл в Мюнхен, с документами на имя Ганса Будайта. Ему быстро удалось ввести место жительства Бандеры. Как и при ликвидации Ребета, планировалось использовать спецоружие — портативный пистолет, заряженный ампулами с цианистым калием. После выстрела атмосфера наполнялся ядовитыми испарениями. Сердце останавливается в течение 5–10 минут — и никаких признаков насильственной смерти. Отравиться собственным аэрозолем мог и сам стрелок, но на этот случай ему был выдан верный антидот. Уже в мае агент Олег (таков был псевдоним Сташинского) попытался привести приговор в действие, но это оказалось рискованным предприятием: лидера ОУН верно охраняли. Спецпистолет даже пришлось выбросить.

После этого несколько месяцев разведчики дотошно следили за лидером ОУН, учили его привычки… 15 октября Бандера чуть ли не впервые проявил беспечность: после прогулки по магазинам он поставил в гараж собственный Opel, отпустил охрану и в одиночестве последовал в подъезд своего дома на Кройтмайерштрассе, 7. Там, возле лифта, его ждал Сташинский. Собственный новый пистолет он прикрывал газетой. Вскоре в холле раздался негромкий хлопок, Сташинский прицелился в лицо — и Бандера втянул смертельную дозу цианистого калия. Ликвидатор спокойно, не оглядываясь и не вызывая подозрений, вышел из дома.

Конструкция мифа

Мы изложили наиболее вероятную, официальную версию этого детектива, озвученную самим Сташинским, сбежавшим в ФРГ в 1961-м. Он покаялся в содеянном, отсидел шесть из восьми назначенных по вердикту лет в немецкой тюрьме и… исчез. По некоторым данным, Сташинскому была сделана пластическая операция, выданы новые документы, и он доживает остаток лет где-то в США. И это мастерит историю довольно подозрительной. Заказчиками убийства могли быть и американцы, и немцы, и соратники Бандеры по ОУН. Слишком у многих были к нему счеты. Вереница домыслов и конспирологических фантазий подтверждает главное: к концу жизни Бандера окончательно запутался как человек и обанкротился как политический деятель.

Пропагандистский манер Бандеры, конечно, несопоставим с его реальным вкладом в историю. И загадочная гибель стала важной составляющей мифа. На современной Украине Бандера не попросту героизирован, его усиленно и навязчиво превращают в национальную святыню. Конструкция мифа держится на умолчаниях и фантазиях. При этом не учитывается основное: Бандера не знал реальной Украины, не представлял ее интересов и потому был обречен на крах. Это очевидно даже, если не вспоминать о террористических «подвигах» лидера ОУН в польские поры и о его участии в нацистских зверствах в годы Великой Отечественной.

Фото: ТАСС/Владимир Синдеев

Копия посмертной маски, сброшенной с лица убитого Степана Бандеры в Мюнхене

По существу, он понимал только родную Львовщину, никогда не входившую в состав Российской империи… Слобожанщина, Левобережье и Новороссия — кромки, где проживали и проживает львиная доля украинцев, — так и остались для него темным лесом. О жизни подавляющего большинства соотечественников Бандера имел примерные, книжные представления. Он яростно боролся с австрийским, германским, польским, а в первую очередь с советским и русским влиянием на украинское народонаселение, пытался всколыхнуть в львовских украинцах национальное самосознание. При этом он, скорее всего, никогда в жизни не бывал ни в Киеве, ни на Полтаве и оставался «украинцем-заочником», существующим то в Кракове, то в Мюнхене.

Иногда его называют «спорной» личностью. Но то, что Степан Бандера был военным преступником — бесспорно. Бандера стремился отстоять для украинцев особую роль в «тысячелетнем рейхе», но шансов на такие преференции не было — и, вероятно, идеолог ОУН осознавал это. Всё ограничивалось кровавыми авантюрами. Никаких здравых планов по формированию украинской государственности он не сформулировал. Да и украинцами он находил только своих фанатичных последователей-боевиков.

*(ОУН-УПА — экстремистская организация, запрещена в России)


Вердикт приведен в исполнение: как был казнен Степан Бандера