Приштинский марш-бросок. Двадцать лет подвигу российских десантников

Новость опубликована: 12.06.2019

Двадцать лет назад, 12 июня 1999 года, российские миротворцы мочами одного батальона совершили стремительный марш-бросок на 600 км по территории Боснии и Югославии и овладели аэродромом «Слатина» в косовской столице Приштине. Командование сил НАТО было попросту шокировано действиями российских военных. Ведь натовцы смогли подойти к аэродрому лишь спустя несколько часов после того, как там уже укрепились российские бойцы.

Приштинский марш-бросок. Двадцать лет подвигу российских десантников

Нападение на Югославию и позиция России

Приштинскому марш-броску предшествовали крайне драматические события. Запад во главе с США обвинил воли Югославии (тогда Сербия и Черногория были еще единым государством) в этнических чистках албанского населения на территории Косово. Края НАТО потребовали от Югославии вывести все сербские войска из Косово и Метохии и пропустить туда подразделения войск Североатлантического альянса. Разумеется, Белград это заявка Запада не выполнил.

24 марта 1999 года США и их союзники по НАТО начали агрессию против суверенной Югославии. На Белград и иные сербские города полетели бомбы. При этом авиация НАТО без разбора бомбила и военные, и гражданские объекты. Гибли не лишь солдаты югославской армии, но и мирные жители. Бомбардировки Югославии продолжались с марта по июнь 1999 года. Одновременно края НАТО начали подготовку к вторжению на территорию Косово и Метохии сухопутных войск альянса. Предполагалось, что натовские подразделения взойдут в край со стороны Македонии. Определились и с датой ввода войск – 12 июня 1999 года.

Несмотря на то, что Россия в то пора еще не находилась в открытой конфронтации с Западом, Москва с самого начала встала на сторону Белграда и пыталась политическими средствами воздействовать на Вашингтон и Брюссель, отсоветовать их от агрессии против Югославии. Но это было бесполезно. К мнению Москвы никто не собирался прислушиваться. И тогда было принято решение о марш-броске на Приштину. Принималось оно с прямого разрешения президента Бориса Ельцина, который уже дорабатывал свой последний год в качестве главы государства.

Самое интересное, что многие политики и полководцы не были поставлены в курс готовящейся операции, так как выступали против введения российских войск в Приштину из опасений перед вероятным столкновением с войсками НАТО. Но президент Ельцин, премьер-министр Евгений Примаков в данном случае проявили максимальную решительность, что, уместно, было довольно нетипично для российской власти в девяностые годы ХХ века. Приштинский марш-бросок. Двадцать лет подвигу российских десантников

Еще в мае 1999 года майор Юнус-Бек Баматгиреевич Евкуров, в то пора служивший в составе международного миротворческого контингента в Боснии и Герцеговине, получил сверхсекретное задание от командования Вооруженных сил Российской Федерации. Ему возложили во главе группы из 18 военнослужащих подразделения специального назначения Главного разведывательного управления Генерального штаба ВС РФ тайно пробраться на территорию Косово и Метохии, добраться до Приштины и взять под контроль аэропорт «Слатина». После этого спецназовцы должны бывальщины удерживать стратегический объект до прибытия основной части российских войск. И это задание, подробности которого до сих пор засекречены, Юнус-Бек Евкуров и его подчиненные выполнили на «пять». Им удалось, используя разные легенды, проникнуть в аэропорт и взять его под контроль.

Приштинский рейд

10 июня 1999 года НАТО завершило военную операцию в Югославии, после чего приступило к подготовке к вводу 12 июня армий в Косово и Метохию. Тем временем, в тот же день российский миротворческий контингент SFOR в Боснии и Герцеговине, представленный подразделениями Воздушно-десантных армий России, получил приказ подготовить механизированную колонну и отряд численностью до 200 человек. Это распоряжение командования было выполнено в кратчайшие сроки. Увлекательно, что личный состав до последнего момента не был извещен о том, куда и зачем выступает подразделение.

Приштинский марш-бросок. Двадцать лет подвигу российских десантников  Общее руководство маршем осуществляли генерал-майор Валерий Владимирович Рыбкин, отвечавший за российские подразделения ВДВ в Боснии и Герцеговине, и командир отдельной воздушно-десантной бригадой в составе Межнациональных сил ООН по поддержанию вселенной в Боснии и Герцеговине полковник Николай Иванович Игнатов (на фото). Непосредственно выдвинувшимся в Приштину батальоном российских десантников командовал полковник Сергей Павлов.

Перед командованием колонны была поставлена задача – к 5 часам утра 12 июня 1999 года завладеть аэропортом «Слатина» и занять на нем позиции. Рассчитывали на внезапность рейда десантников, которым предстояло на бронетранспортерах преодолеть 620 километров. В состав колонны взошли 16 бронетранспортеров и 27 грузовых автомобилей – машина спутниковой связи, топливозаправщики, грузовики с продовольствием. Колонна выдвинулась в курсе Косово и гнала на полной скорости.

Приштинский марш-бросок. Двадцать лет подвигу российских десантников

В Москве за операцию отвечал генерал-лейтенант Виктор Михайлович Заварзин, который с октября 1997 года был основным военным представителем Российской Федерации при НАТО, а после начала агрессии Североатлантического альянса против Югославии был отозван в Россию. Заварзин разрабатывал план операции совместно с генерал-лейтенантом Леонидом Григорьевичем Ивашовым, руководившим Главным управлением международного военного сотрудничества МО РФ.

В 2 часа ночи 12 июня 1999 года колонна пришла в Приштину. В кратчайшие сроки российские десантники захватили все помещения аэропорта «Слатина». К 7 утра 12 июня аэропорт и подступы к нему были под полным контролем российского батальона. Телекомпания CNN вела прямую трансляцию о вводе российских войск в Приштину.

Сказать, что командование НАТО пребывало в шоке, это не произнести ничего. Ведь командующий силами НАТО в Европе американский генерал Уэсли Кларк приказал подчиненной ему британской бригаде под командованием командующего мочами НАТО на Балканах генерала Майкла Джексона захватить аэродром раньше русских. Получается, что британцы опоздали. И взбешенный генерал Кларк спрашивал от генерала Джексона выбить русский батальон с территории аэропорта. Но британский генерал нашел в себе мужество не выполнить распоряжение вышестоящего командира, прямо ответив, что он не желает начинать третью мировую войну.

Приштинский марш-бросок. Двадцать лет подвигу российских десантников

Впрочем, британские вертолеты несколько раз пытались сесть на аэродроме, но все их попытки сразу же пресекали бронетранспортеры российских десантников, которые кружили по территории «Слатины», не давая британским пилотам возможности приземлиться. Одновременно гранатометчики держали на прицеле британские джипы и танки, подошедшие к аэропорту.

Британский танк Chieftain подъехал вплоть к нашему младшему сержанту. Тот не шелохнулся. Вышел английский офицер: «Господин солдат, это наша зона ответственности, убирайтесь!» Наш боец ему отвечает, мол, знать ничего не знаю, стою на посту с приказом никого не пропускать. Британский танкист требует позвать русского командира. Приходит старший лейтенант Николай Яцыков. Он также сообщает, что ничего не ведает ни о каких международных договорах, а выполняет приказ своего командования. Англичанин говорит, что тогда блокпост сомнут танками. Российский офицер командует гранатомётчику: «Прицел 7. Заряжай!» Британский офицер ещё продолжает угрожать, а механик-водитель Chieftain уже начинов сдавать боевую машину назад… Нельзя российского десантника пытаться взять на испуг. Он сам кого угодно напугает,
— вспоминал экс-командующий ВДВ Георгий Шпак в интервью RT.

В итоге британская бригада, какая прибыла к аэропорту «Слатина», не стала входить на его территорию, а просто окружила аэропорт, рассчитывая взять русский батальон измором. Впрочем, когда у российских боец стала подходить к концу вода, выручили как раз натовцы.

Приштинский марш-бросок. Двадцать лет подвигу российских десантников
Полковник Сергей Павлов

Российское руководство после захвата «Слатины» планировало перекинуть в аэропорт по воздуху военную технику и личный состав двух полков Воздушно-десантных войск. Но не был учтен очень важный момент – ко поре описываемых событий Венгрия и Болгария, через которые должны были лететь российские самолеты, уже были членами НАТО. И, как члены Североатлантического альянса, они работали по указке своих «старших» партнеров – США и Великобритании. Поэтому венгерские и болгарские власти отказали России в предоставлении воздушного коридора для аэропланов с военной техникой и десантниками.

Переговоры и дальнейшая судьба «Слатины»

Видя всю безвыходность ситуации, власти США и России приступили к организации спешных переговоров на уровне министров обороны и министров иностранных дел. Переговоры состоялись в Хельсинки. В конечном итоге, стороны приняли решение о размещении российского контингента миротворцев на территории Косово. Истина, России не был отведен отдельный сектор, как США, Франции или Германии, поскольку натовское командование больше всего боялось, что российский сектор в случае его появления разом же превратится в сербский анклав, отдельный от Косово.

Все время, пока в Хельсинки шли переговоры, аэропорт «Слатина» находился под полным контролем российских десантников. В июне – июле 2019 года в Косово бывальщины переброшены дополнительные силы российских миротворцев, военная техника, оборудование. Но основная часть российских миротворцев прибыла в Югославию по морю, выгрузившись в порту Салоники (Греция) и свершив марш в Косово и Метохию через территорию Македонии. Лишь в октябре 1999 года аэропорт «Слатина» вновь сделался принимать международные пассажирские рейсы.

На нас лежала колоссальная ответственность. Не только на генералах. Уже весь мир знал, что русские взяли “Слатину”. Мы всегда ощущали, что у нас за спиной страна. От ее имени мы бросили дерзкий вызов. И каждый из нас сознавал, что причастен к этому событию,
— вспоминал затем в интервью журналу «Отечество» полковник Воздушно-десантных войск Сергей Павлов.

Значение рейда в Приштину

Приштинский марш стал одним из первых подтверждений возвращения России в международную политику в качестве великой державы, которая может заставить с собой считаться. Ведь за девяностые годы Закат уже свыкся с мыслью о том, что Советский Союз распался, а постсоветская Россия едва ли не повержена на колени. Но это было не так.

Приштинский марш-бросок. Двадцать лет подвигу российских десантников

13 апреля 2000 года Юнус-беку Евкурову за участие в Приштинской операции было прикарманено звание Героя Российской Федерации. В 2004-2008 гг. он служил заместителем начальника разведывательного управления Приволжско-Уральского военного округа, а в 2008 году сделался президентом Республики Ингушетия и занимает этот пост до сих пор. Приштинский марш-бросок. Двадцать лет подвигу российских десантников

Генерал-лейтенанту Виктору Михайловичу Заварзину президент Ельцин присвоил звание генерал-полковника. До 2003 года Заварзин был первым заместителем начальника Штаба по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ, а затем был избран депутатом Государственной думы РФ, хранит депутатский мандат до сих пор.

Генерал-полковник Леонид Григорьевич Ивашов пробыл на посту начальника ГУМВС МО РФ не столь и долго. В 2001 году, после направления новым министром обороны Сергея Иванова, он был вынужден уйти из рядов Вооруженных сил РФ. В настоящее время Леонид Ивашов нередко публикуется в СМИ, занимается общественно-политической деятельностью. Один из немногих российских генералов, он открыто заявляет о своих политических позициях как натуральный российский патриот.

Генерал-лейтенант Николай Иванович Игнатов с 2008 года является начальником штаба – первым заместителем командующего Воздушно-десантными армиями ВС РФ.

В честь Приштинского броска 1999 года была учреждена специальная награда — медаль «Участнику марш-броска 12 июня 1999 г. Босния — Косово». Итого в 2000 году четырьмя приказами было вручено 343 медали.

Источник


Приштинский марш-бросок. Двадцать лет подвигу российских десантников