Приватиры и корсары острова Ямайка

Новость опубликована: 13.08.2019

Корсары и приватиры (каперы) острова Ямайка в XVII столетье были известны в Вест-Индии не меньше флибустьеров Тортуги. А самый знаменитый из приватиров ямайского Порт-Ройала, Генри Морган, и вовсе сделался живым олицетворением той эпохи. Сегодня мы начнем рассказ о Ямайке и лихих флибустьерах Порт-Ройала.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Приватир с мушкетом, раскрашенная оловянная фигурка, 1720 г.

Остров Ямайка: история и география

Наименование острова Ямайка ведёт свое происхождение от искажённого индейского слова «Хаймака» (Xaymaca), которое можно перевести как «земля родников» (или «ключей»). Здесь действительно много небольших рек – около 120, самая длинная из них, Rio Grande, имеет длину более 100 км, а по Black River небольшие корабля могут подниматься вверх на расстояние 48 км.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Black River, Ямайка

Для пересекающих Атлантический океан испанских кораблей такое обилие водных ресурсов очутилось как нельзя кстати, Ямайка стала для них важной базой на пути в Центральную Америку и обратно.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Испанские корабли, средневековая гравюра

Отворён этот остров был Христофором Колумбом 5 мая 1494 г., во время второго его плавания к берегам Америки.

В 1503-1504 гг. (четвертое странствие) Колумб вновь оказался на Ямайке, на этот раз вынужденно, т. к. ему пришлось посадить свои истерзанные бурей корабли на мель у этого острова. Чтобы улучшить снабжение экипажей своих кораблей, он выступил в роли великого мага, способного «погасить Месяц» (лунное затмение 29 февраля 1504 г.).

Приватиры и корсары острова Ямайка
Christopher Columbus and the lunar eclipse of 1504, гравюра

На этом острове Колумбу пришлось прочертить целый год, пережив бунт части членов команды во главе с братьями Франсиско и Диего Поррасами, которые обвинили его в том, что он не предпринимает достаточных усилий для возвращения на отечество.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Сражение на Ямайке между Христофором Колумбом и Франсиско Поррасом

Лишь 28 июня 1504 г. с острова Эспаньола за ними пришагали два испанских корабля.

Иногда приходится слышать, что Колумб получил титул «маркиз Ямайки», но это неверно. Данный титул (а также титул «герцога Верагуа») был пожалован в 1536 г. внуку моряка – за отказ от притязаний на открытые дедом земли (и, соответственно, от доходов с них).

Ямайка относится к группе Больших Антильских островов, являясь третьим по размеру, уступая лишь Кубе и Гаити. Один из испанских поселенцев так написал о Ямайке:
«Это волшебный, плодородный остров, подобный для меня, то ли саду, то ли сокровищнице. Тут много лучших земель, каких мы не видели в иных местах Индий; он изобилен скотом, кассавой и прочими… плодами различных видов. Мы не нашли в Индиях более приятного и здорового места».

Остров вытянут с запада на восток (протяженность – 225 км), его ширина колыхается от 25 до 82 км, а площадь составляет 10991 км². Численность населения данной страны в настоящее время составляет более 2-х миллионов 800 тысяч человек.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Карта Ямайки

Приватиры и корсары острова Ямайка
Ямайка, средневековая карта

До берегов Панамы, где осуществлялась загрузка Серебряных флотов, от Ямайки итого 180 морских льё (999,9 км) – Эспаньола и Тортуга находились дальше.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Ямайка на карте Карибского моря

Северное побережье Ямайки – скалистое, с узкой полосой пляжей в центральной доли. На южном, более изрезанном, имеется много бухт, самая лучшая из которых – Кингстон-Харбор (на юго-востоке острова).

Приватиры и корсары острова Ямайка
Старинная карта бухты Кингстон-Харбор и Порт-Ройала

Она затворена от океанских волн песчаной косой Палисадоуз, длина которой составляет 13 км. Именно здесь находится Кингстон – столица Ямайки, тут же, немного южнее, ранее располагался пиратский город Порт-Ройал.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Кингстон, 1891 г.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Современный Кингстон, вид сверху

В настоящее пора Ямайка делится на три графства: Корнуолл, Мидлсекс и Суррей, их названия напоминают о многовековом господстве англичан.

Первое поселение европейцев на Ямайке (Новоиспеченная Севилья) появилось в 1509 году. На острове испанцы встретились с дружелюбными племенами индейцев Таино («хорошие, мирные» – видимо, по сравнению с индейцами племен Карибов) из группы Араваков. К начину XVII столетия этих индейцев почти не осталось на острове из-за болезней, завезенных переселенцами, и тяжелых условий труда на сахарных плантациях (в сегодняшнее время численность индейцев Таино на Ямайке составляет около 1000 человек).

Приватиры и корсары острова Ямайка
Современные потомки индейцев Таино, Ямайка

Для труды на плантациях уже с 1513 г. испанцы стали завозить на Ямайку чернокожих рабов из Африки. В результате такой «миграционной политики» народонаселение Ямайки в настоящее время более чем на 77 процентов состоит из негров и ещё около 17% приходится на долю мулатов. На острове проживают также индийцы (2,12%), европеоиды (1,29%), китайцы (0,99), сирийцы (0,08%).

Приватиры и корсары острова Ямайка
Плантация сахарного тростника, Ямайка, 1891 г. Обстоятельства труда в конце XIX века мало изменились по сравнению с XVII столетием

Завоевание Ямайки англичанами

В 1654 г. Оливер Кромвель решал, что мастерить с военными кораблями, освободившимися после окончания войны с Нидерландами. Разоружать их было жалко, платить экипажам жалованье «попросту так» – тем более. И потому было принято решение использовать их для войны с Испанией в Вест-Индии: победа обещала большие выгоды английским торговцам, торгующим с Новым Светом, а захват новых территорий давал возможность переселить в них «такое количество народа из Новой Англии, Виргинии, Барбадоса, островов Сомерса или из Европы, сколько нам будет необходимо».

Поводом для захвата испанских владений стали нападения на английских колонистов острова Сент-Кристофер (1629 г.), Тортуга (какой тогда находился под контролем англичан – 1638 г.) и Санта-Крус (1640 г.).

В начале августа 1654 года Кромвель передал послу Испании ноту, в какой содержались заведомо неисполнимые и даже провокационные требования обеспечить религиозную свободу английских подданных в землях, подконтрольных испанским королям и дать английским торговцам право свободной торговли в них.

Посол заявил, что «требовать такое – это все равно, что потребовать от моего господина отдать оба глаза!»

Сейчас руки Кромвеля были развязаны, и в Вест-Индию была направлена эскадра из 18 боевых кораблей и 20 транспортных кораблей с приказом захватить для Британии остров Эспаньола. В общей сложности, на кораблях разместились 352 пушки, 1145 матросов, 1830 боец и 38 лошадей. Позже к ним прибавились от трех до четырех тысяч волонтеров, завербованных на принадлежащих Британии островах Монтсеррат, Невис и Сент-Кристофер. «Получать деньги» эта эскадра начала на острове Барбадос, в гавани которого англичане захватили то ли 14, то ли 15 голландских торговых кораблей, капитаны которых были объявлены контрабандистами.

У губернатора Эспаньолы графа Пеньяльбы для защиты острова нашлось всего 600 или 700 боец, на помощь которым пришли местные колонисты и буканьеры, не ожидавшие от англичан ничего хорошего. Несмотря на явное превосходство сил, британский экспедиционный корпус не добился тут успеха, потеряв при этом около 400 солдат в бою и до 500, умерших от дизентерии.

Чтобы не возвращаться домой «домой с порожними руками», 19 мая 1655 г. англичане атаковали Ямайку. На этом острове их действия были успешными, уже 27 мая испанцы капитулировали. Кромвель, однако, остался недоволен итогом, вследствие чего руководившие экспедицией адмирал Вильям Пенн и генерал Роберт Венабльз после возвращения в Лондон бывальщины арестованы и помещены в Тауэр.

Время показало, что Ямайка – весьма ценное приобретение, эта колония была одной из самых успешных в Британской империи. Завершение эпохи приватиров и флибустьеров прошло для Ямайки относительно безболезненно. В колониальные времена, её экономика, базировавшаяся на экспорте сахара, рома, а потом кофе, тропических фруктов (в основном – бананов), затем еще и бокситов, была вполне успешной. Ямайка даже сделалась первой страной в Новом Свете, где была построена железная дорога. Рабство на этом острове было отменено ранее, чем в США (в 1834 г.) – не из-за особой любви британских колонизаторов к свободе и демократии, разумеется: доведенные до отчаяния негры всегда бунтовали, срывая поставки сахара и рома, и англичане пришли к выводу, что с вольнонаемными рабочими проблем будет меньше. Да и от попечений, по содержанию нетрудоспособных рабов плантаторы теперь были избавлены.

Испанцы дважды пытались отвоевать остров. С его потерей они смирились лишь в 1670 г., когда был заключен Мадридский миролюбивый договор, согласно которому Ямайка и Каймановы острова переходили под британскую юрисдикцию.

6 августа 1962 года Ямайка огласила о своей независимости, оставшись при этом в составе Британского содружества наций, то есть, главой этого государства, по-прежнему, являются государи Великобритании – страны, в которой до сих пор нет документа, который можно было бы назвать конституцией. И есть мнение, что та же милая старушка Елизавета II – отнюдь не «фантастическая» и не декоративная королева, а генерал-губернаторы британских Доминионов – вовсе не «свадебные» генералы.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Современный герб Ямайки: мужчина и женщина из племени Таино содержат щит с крестом святого Георгия (взят со старого английского флага), над которым – королевский шлем, характерный для гербов бывших британских колоний. На ленте девиз на английском стиле: «Из многих – единый народ»

Но вернемся в XVII столетие.

Результатом британского завоевания стал приток на Ямайку авантюристов и бедных – в основном, из Ирландии и Шотландии. Благодаря выгодному географическому положению, остров оказался чрезвычайно привлекателен для английских приватиров (каперов), особенно понравился им основанный испанцами в 1518 г. небольшой город Пуэрто-де-Кагуайя. Британцы стали называть его Пэсседж-Форт, а гавань назвали Порт-Кагуэй. Новый городок, который в июне 1657 г. возник на оконечности кривые Палисадоуз, получил название Пойнт-Кагуэй. Но всемирную известность этот город получит под именем Порт-Ройал – такое название у него покажется в начале 60-х годов XVII века.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Порт-Ройал, гравюра XVII век

Приватиры и корсары острова Ямайка
План Порт-Ройала

Вице-адмирал Гудзон и коммодор Мингс, их походы против испанцев

Первыми атаковали испанские владения не приватиры Ямайки, а базировавшиеся на этом острове вице-адмирал Уильям Гудзон, свершивший налет на город Санта Марта (в нынешней Колумбии) в 1655 году, и коммодор Мингс возглавивший экспедиции к берегам Мексики и Венесуэлы в 1658-1659 гг.

Экспедиция Гудзона была скорее несчастливой: его добычей стали пушки, порох, ядра, шкуры, соль и мясо, которые, по замечанию одного из офицеров той эскадры, не смогли окупить «порох и пули, какие были израсходованы в этом деле».

А вот рейды Мингса, смелым действиям и удаче которого могли бы позавидовать даже Олоне и Морган, очутились очень успешными. В 1658 г. его корабли атаковали и сожгли порт Толу, а также город Санта-Марта его окрестности (Новая Гранада). Бывальщины захвачены три испанских корабля, которые Мингс выгодно продал корсарским капитанам (Лауренсу Принсу, Роберту Сирлу и Джону Моррису). А в начине 1659 года Мингс во главе эскадры из трех кораблей снова появился у побережья Венесуэлы, разграбив Куману, Пуэрто-Кабельо и Коро. В Коро коммодору пришёлся сказочный «приз» – 22 ящика с серебром (по 400 фунтов в каждом). Также был сожжен 1 испанский корабль и захвачены 2 голландских (под испанским флагом), на одном из каких был груз какао. Общая стоимость добычи 1659 г. составила 500 000 песо (порядка 250 000 фунтов стерлингов). В 1662 г. коммодор Мингс возглавил объединенную эскадру английских военных кораблей и корсаров Порт-Ройала и Тортуги, которая атаковала город Сантьяго-де-Куба (об этом походе рассказано в статье Тортуга. Карибский рай флибустьеров).

В дальнейшем «попечения» по захвату испанских кораблей и грабежу побережий легла на плечи приватиров Порт-Ройала.

Соперничество Порт-Ройала и Тортуги

Порт-Ройал и Тортуга отчаянно конкурировали за право быть самыми «радушными» и посещаемыми каперами и корсарами базами: каждый корабль, зашедший в их гавани, приносил солидный доход и государственной казне, и здешним «бизнесменам» – от перекупщиков награбленного, владельцев таверн, игорных и публичных домов до плантаторов и буканьеров, выгодно продающих флибустьерам различные припасы.

В 1664 г. бывший губернатор Ямайки Чарльз Литтлтон в Лондоне представил лорду-канцлеру Англии свои соображения по предлогу развития приватирства на этом острове. Среди прочего, он указал, что «приватирство кормит большое количество моряков, от которых остров получает защиту без участия военно-морских сил королевства». Если же приватирам запретить базироваться в портах Ямайки, указывал Литтлтон, они не вернутся к миролюбивой жизни, а уйдут на другие острова, «призовые товары» перестанут поступать в Порт-Ройал, и тогда многие негоцианты покинут Ямайку, что потребует значительное повышение цен.

Другой губернатор острова, сэр Томас Модифорд, после отмены временных ограничений приватирства в 1666 г., ликующе сообщал лорду Арлингтону:
«Вашему сиятельству прекрасно известно, какую большую антипатию я питал к приватирам во время пребывания на Барбадосе, но после того как я зачислил указы Его Величества к строжайшему исполнению, я обнаружил свою ошибку в виду упадка фортов и изобилия этого места…
Когда я увидал, в каком плачевном состоянии находились флотилии, вернувшиеся с Синт-Эстатиуса, так что суда были разбиты, а люди ушли к побережью Кубы, чтобы промышлять средства к жизни, и таким образом были полностью отчуждены от нас. Многие остались на Наветренных островах, не имея достаточно оружий, чтобы расплатиться по своим обязательствам на Тортуге и среди французских буканьеров…
Когда примерно в начале марта я обнаружил, что стража Порт-Ройяла, какая под командованием полковника Томаса Моргана (не пирата Генри) насчитывала 600 человек, сократилась до 138, я собрал Совет, чтобы разрешить, как укрепить этот весьма важный город… все согласились, что единственный путь наполнить Порт-Ройял людьми – это пожаловать каперские грамоты против испанцев. Ваше сиятельство не может и представить себе, какие всеобщие перемены случились здесь с людьми и в делах, корабли ремонтируются, большой наплыв ремесленников и рабочих, что едут в Порт-Ройял, многие возвращаются, многие должники отпущены из тюрьмы, а корабли из похода на Кюрасао, не осмеливавшиеся войти из-за страха перед кредиторами, пришли и снаряжаются вновь».

Губернатор Тортуги Бертран д’Ожерон (о каком было рассказано в предыдущей статье, “Золотой век острова Тортуга”), пытаясь сделать свой остров для каперов всех мастей немало привлекательным, привез из Франции корабельных плотников и конопатчиков, чтобы те могли «ремонтировать и кренговать суда, которые приходят на Тортугу». В его посланье Кольберу от 20 сентября 1666 года говорится:
«Мы должны сделать так, чтобы… дальше увеличивать численность наших флибустьеров.
Необходимо каждогодне отправлять из Франции как на Тортугу, так и на Берег Сен-Доменга от тысячи до тысячи двухсот человек, две трети из которых должны быть способны ходить оружие. Оставшаяся треть пусть будет детьми 13, 14 и 15 лет, часть которых была бы распределена среди колонистов, а иная часть занялась бы флибустьерством».

В борьбе за корсаров и каперов британцы даже рассматривали возможность военной экспедиции против Тортуги и Берега Сен-Доменг. Однако, в декабре 1666 г. было разрешено, что нападение на Тортугу
«будет иметь очень плохие последствия, ибо покушения (на французские поселения) приучат их, отчаянно нуждающихся парней, к вьюжить нашим приморским плантациям… желательно дать командирам военных кораблей такие умеренные инструкции: принимать на свои корабли всех буканьеров протестантсткой веры и других, кто даст клятву верности королю».

Вынужденное сотрудничество Порт-Ройала и Тортуги

Между тем меры, принимаемые испанским правительством по сопровождению своих караванов и укреплению поселений Новоиспеченного Света, толкали корсаров и каперов Тортуги и Порт-Ройала к сотрудничеству и координации действий: время одиночек прошло, теперь требовались «вящие эскадры для больших дел». Понимали это и власти конкурирующих островов.

Осенью 1666 г. (в это время шла война между Францией и Англией), посетивший Тортугу английский капитан Уилем, в беседе с губернатором д’Ожероном
«всячески старался сохранить мир между Тортугой и Ямайкой, заявляя, что люди на том острове принудят генерала к этому, даже если тот будет противиться».

Сквозь три дня после этого на Тортугу вернулся французский капер Жан Пикар (более известный, как капитан Шампань), который привел с собой захваченное им английское корабль.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Жан Пикар (капитан Шампань)

Бертран д’Ожерон выкупил этот корабль у Пикара, и позволил капитану Уилему забрать его на Ямайку, чтобы вернуть легитимным владельцам.

Губернатор Томас Модифорд, в ответ, освободил восемь пленных французских флибустьеров.

«Судно, которое их доставило, было загружено вином и многими негритянками, в коих мы весьма нуждались»,
– сообщает д’Ожерон.

Зачем ему так нужны были эти негритянки, д’Ожерон умалчивает. Быть может, отдельный из них стали «жрицами любви» в первом борделе Тортуги (открылся в 1667 г.). Но большинство из них, вероятно, использовались в качестве обслуги – ведь штопать рубахи и мыть штаны матросов, приходящих на остров корсарских и каперских кораблей тоже кому-то было нужно.

В 1667 г. между Англией и Испанией был заключен миролюбивый договор, однако британские флибустьеры продолжили свои нападения на испанские корабли и побережья. В конце 1671 г. Фрэнсис Визборн и его французский коллега с острова Тортуга Дюмангль (участник знаменитого похода Моргана на Панаму), работавшие без каперского свидетельства, ограбили два испанских поселка на северном побережье Кубы. Они были захвачены, как пираты, полковником Уильямом Бистоном, командовавшим королевским фрегатом «Эсистенс» и привезены в Порт-Ройял. В марте 1672 г. друзей-капитанов приговорили к смертной казни, но привести этот приговор в исполнение власти Ямайки не решились, опасаясь вьюжить со стороны флибустьеров Тортуги. В итоге, пираты были освобождены и продолжили свой промысел в море. Тяжело переживающие невозможность выдачи приватирских подтверждений «своим» корсарам», должностные лица Ямайки завистливо смотрели, как «французы с Тортуги делают призом всё, что им удается захватить». В ноябре 1672 г. заместитель губернатора Томас Линч горестно сетовал, что «сейчас в Индиях нет ни одного английского пирата, не считая некоторых, плавающих на французских судах» (намекая на то, что часть английских флибустьеров удалилась на Тортугу и Сен-Доменг).

Однако тесные «деловые связи» не мешали каперам атаковать корабли других стран (не только Испании), если была такая возможность. Во пора англо-голландской войны 1667 г. каперы Нидерландов, которые охотно и плодотворно сотрудничали и с британцами, и с французами, стали активно нападать в Карибском море на британские торговые корабля.

«Пиратский Вавилон»

Вернемся в Порт-Ройал. База корсаров и каперов на Ямайке стремительно развивалась, быстро выйдя на уровень французской Тортуги, и скоро затмив её. Гавань Порт-Ройала была больше бухты Бастера и более удобной. В его порту обычно одновременно находились от 15 до 20 кораблей, а глубина моря достигала 9 метров, что позволяло принимать даже самые вящие суда. В 1660 г. в Порт-Ройале было 200 домов, в 1664 – 400, в 1668 – 800 зданий, которые, по свидетельству современников, были «столь дорогостоящими, словно стояли на хороших торговых улицах Лондона». В период наивысшего расцвета в городе было примерно 2000 деревянных и каменных домов, некоторые из которых были четырехэтажными. К услугам приватиров были 4 рынка (один из них – невольничий), банки и представительства торговых компаний, бесчисленные складские помещения, несколько церквей, синагога, более сотни таверн, многочисленные бордели и даже зверинец.

О загруженности порта Порт-Ройала красно свидетельствует такой факт: в 1688 г. он принял 213 кораблей, а все порты американского побережья Новой Англии – 226. В 1692 г. число обитателей Порт-Ройала достигло 7 тысяч человек.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Порт Ройал, рисунок

Один из современников так описывал этот город:
«Таверны битком набиты золотыми и серебряными кубками, сверкающими драгоценными каменьями, украденными из соборов. Простые моряки с тяжелыми золотыми серьгами с драгоценными каменьями играют на золотые монеты, ценностью которых никого не интересуется. Любое из домов здесь – сокровищница».

Неудивительно, что современники считали Порт-Ройал «пиратским Вавилоном» и «самым грешным городом во всем христианском вселенной».

В период своего расцвета, расположенный на западной оконечности косы Палисадос Порт-Ройал, имел 5 фортов, главный из которых носил наименование «Чарльз».

Приватиры и корсары острова Ямайка
Форт «Чарльз», Ямайка, пригород Кингстона

В 1779 г. комендантом этого форта был капитан I ранга (будущий адмирал) Горацио Нельсон.

Приватиры и корсары острова Ямайка

Иные форты носили имена «Уокер», «Руперт», «Джеймс» и «Карлайл».

Приватиры и корсары острова Ямайка
Порт Ройал

Корсары и приватиры Ямайки

Вящую известность среди английских пиратов того времени получил Льюис Скотт (Льюис Шотландец), о котором Александр Эксквемелин строчил:
«Со временем испанцы убедились, что на море от пиратов нет никакого спасения, и стали плавать значительно реже. Но и это им не помогало. Не встречая кораблей, пираты сделались собираться компаниями и грабить прибрежные города и поселения. Первым таким пиратом, занявшимся сухопутным разбоем, был Льюис Шотландец. Он налетел на Кампече, разграбил его и сжег дотла».

В 1665 г. в официальных документах впервые звучит имя знаменитого корсара Генри Моргана: совместно с капитанами Давидом Маартеном, Якобом Факманом, Джоном Моррисом (который через год сразится с французским корсаром Шампанем и продует бой – см.статью Золотой век острова Тортуга) и Фрименом он отправляется в поход к побережью Мексики и Центральной Америки. В ходе этой экспедиции бывальщины разграблены города города Трухильо и Гранд-Гранада. По возвращении выяснилось, что приватирские свидетельства этих капитанов утратили силу в связи с заточением мира между Испанией и Британией, но губернатор Ямайки Модифорд не стал наказывать их.

В 1668 г. капитаны Джон Дэвис и Роберт Сирл (какой, как мы помним, купил свой корабль у коммодора Мингса) возглавили флибустьерскую (не приватирскую) эскадру из 8 кораблей. Они намеревались перехватить какие-либо испанские суда у берегов Кубы, но, не обнаружив их, направились к Флориде, где захватили город Сан-Аугустин-де-ла-Флорида. Добычей корсаров стали 138 марок серебра, 760 ярдов парусины, 25 фунтов восковых свечей, украшения приходской храмы и часовни женского францисканского монастыря стоимостью 2066 песо. Кроме того, они взяли заложников, за которых был выплачен выкуп, и чернокожих невольников и метисов, которых рассчитывали продать на Ямайке. Поскольку Роберт Сирл действовал без каперского свидетельства, на Ямайке он был арестован, но освобожден сквозь несколько месяцев и участвовал в походе Моргана на Панаму.

Неофициальное звание вождя Brethren of the Coast (Береговое братство) кое-какое время носил Эдвард Мансвельт (Мансфилд), который был то ли англичанином, то ли голландцем из Кюрасао.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Эдвард Мансвельт

Впервые его имя в исторических ключах появляется в 1665 г., когда он, во главе 200 флибустьеров, атаковал кубинское побережье, разграбив несколько деревень. В 1666 г. мы видим его командиром эскадры из 10-15 небольших кораблей. Александр Эксквемелин утверждает, что в январе этого года он напал на Гранаду, другие источники об этом походе не упоминают. Но, учитывая добросовестность этого автора, можно предположить, что эта экспедиция, все же, состоялась. В апреле 1666 г. приватиры Мансвельта атаковали остров Святой Екатерины и остров Провидения (Святой Каталины). На заключительном он попытался закрепиться, сделав его новой базой корсаров и приватиров, но, не получив подкреплений от губернатора Ямайки, вынужден был покинуть его. Обстоятельства крахи этого корсара не ясны. Эксквемелин утверждает, что он попал в плен во время очередного набега на Кубу и был казнен испанцами. Иные говорят о смерти в результате какой-то болезни, либо даже отравления. Его преемником стал знаменитый Генри Морган, получивший от современников кличка «Жестокий». Именно он, безусловно, и стал самым успешным приватиром и пиратом Ямайки, своего рода «брендом» этого острова.

Приватиры и корсары острова Ямайка
Laird Cregar в роли Генри Моргана, 1942 г.

О существования и судьбе Генри Моргана будет рассказано в следующей статье.

Продолжение следует…

Источник


Приватиры и корсары острова Ямайка