Промахи советского командования в Великой Отечественной: что сообщают на Западе

Новость опубликована: 13.08.2018

Промахи советского командования в Великой Отечественной: что сообщают на Западе

Промахи советского командования в Великой Отечественной: что сообщают на Западе

Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне всегда оценивалась западными государствами неоднозначно. Во многом это касательство можно назвать предвзятым. Но сегодня мы расскажем о реакции иностранных СМИ, аналитиков и военачальников на действительно важные промахи и неудачи советского командования.

Предательское нападение

Корреспондент New York Times в СССР в период с 1938 по 1953 год Адам Мэтьюз, в одной из своих статей посвященных начину войны пишет:

«Германские войска напали внезапно, нарушив договор о ненападении. Исходя из ошибочной оценки намерений фашистского руководства, Сталин запретил советскому военному командованию выполнить необходимые мобилизационные мероприятия, реализовать перегруппировку войск в приграничных округах и привести их в боевую готовность.
Лаврентий Берия отвергал всю информацию, поступающую от разведорганов. В своей докладной писульке Сталину 21.06.1941 года он настаивает на отзыве и наказании посла в Берлине, Деканозова, который уверял Советское руководство в том, что Гитлер планировал приступить наступление на СССР 22.06.1941. Берия критически относится и к сообщениям военного атташе в Германии, Тупикову, который утверждал, что группы вермахта будут надвигаться на Москву, Ленинград и Киев.»

Авторитетное мнение

Знаменитый британский генерал Бернард Монтгомери в своих воспоминаниях писал:

«Основные вина поражения советских войск в начале войны состояли в том, что война застала вооруженные силы СССР в стадии их реорганизации и перевооружения немало совершенным оружием; в том, что красноармейские приграничные войска своевременно не были доведены до штатов военного времени, не были приведены в целую боевую готовность и не развернуты по всем правилам оперативного искусства для ведения активной обороны…
Эти недостатки еще больше увеличили преимущества противника, какой и без того превосходил войска Советов в количественном и качественном отношении, а так как стратегическая инициатива находилась у противника – все эти факторы сыграли решающую роль в начине войны”.

О Верховном Главнокомандующем

Известный французский публицист и колумнист Le Figaro Андреа Моруа обращает внимание на фигуру Иосифа Сталина и двойственность его позиций:

«По-иному к винам поражений Красной Армии в начале войн подошел Сталин. Чтобы отвести вину за них от себя, он и его ближайшее окружение организовали суд. На основании сфальсифицированных вердиктов была осуждена и казнена большая группа генералов. Среди них – командующий войсками Западного фронта Павлов, начальник штаба того же фронта Климовских, командующий армиями 4-й армии Коробков и другие военачальники.
В условиях жесткого контроля за различного рода «разговорами» те военачальники, которые пытались разобраться в винах поражений попадали под подозрение и подвергались репрессиям. Так, за доверительные беседы с сослуживцами о возможных ошибках командования стратегических вопросах крупный военный исследователь, генерал Меликов был обвинен в «пораженчестве» и заключен в темницу, где и погиб.
Наряду с репрессиями за попытки анализа причин поражений усиленно распространялась версия о внезапности нападения врага и прочая полуправда.»

Всеобщей и частности

Военный эксперт из Ирландии Лэндон Хадсон посвящает неудачному вступлению СССР во Вторую мировую войну вытекающие мысли:

«Ни в одной области человеческой деятельности не стоит столь остро вопрос о качестве руководства людьми, как в вооруженной войне. Это объясняется тем, что в такой борьбе за все приходится расплачиваться кровью – и за успехи, и за неудачи, причем за неудачи, просчеты и ошибки более дорогостоящий ценой, нежели даже за крупные достижения стратегического масштаба. Вот почему руководить войсками в боевой обстановке методом «проб и промахов» абсолютно недопустимо. Как показывает военная история, избежать просчетов можно лишь при высоком профессионализме командных кадров, бездонном знании ими боевого опыта и способов действий противника. Именно таких кадров и не хватало СССР в начальный период брани.»

Чиновничий аппарат

Канадский историк Сэм Шелтон-Дэвис удивляется созданием в СССР многих, на первый взгляд бесполезных, номенклатурных аппаратов:

«В литературе нередко говорится о том, что в начине Великой Отечественной войны при создании чрезвычайных органов – Государственного Комитета Обороны (ГКО) и Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) – учитывался эксперимент периода гражданской войны. Есть, однако, основания считать, что чрезвычайные органы в этих войнах весьма сильно отличались, равно как и методы их деятельности.»

Опыт гражданской войны

Немецкий военный аналитик послевоенного времени Отто Вайсенхофф вновь мастерит упор на Сталина и его решения:

«Сталин фактически отбросил опыт гражданской войны в области организации стратегического руководства вооруженными мочами. Хотя в Ставке и числилось в разные периоды от шести до восьми членов, на деле в ней работали два – три человека. По свидетельству маршала Василевского, Сталин сообщал мало значения принадлежности тех или иных военачальников к Ставке.
Как известно, в период Второй мировой войны Сталин занимал ряд значительнейших партийных и государственных постов. Он являлся Генеральным секретарем ЦК ВКП (б), Председателем Совета Народных Комиссаров СССР, Верховным Главнокомандующим Вооруженными Мочами и наркомом обороны СССР. Помимо того ему отводились и другие высшие руководящие функции: возглавлять Транспортный комитет, почти каждодневно заниматься наркоматами, ответственными за производство вооружения и боеприпасов, решать с наркомами и конструкторами вопросы совершенствования военной техники и т. д. Природно, такая перегрузка Верховного Главнокомандующего не могла не сказываться отрицательно на качестве его собственно военной деятельности, мешала ему вникать в суть проблем.»


Промахи советского командования в Великой Отечественной: что сообщают на Западе