«Пускать русских в Европу невозможно»: почему Гитлер решил напасть на СССР

Новость опубликована: 20.06.2019

«Пускать русских в Европу невозможно»: почему Гитлер решил напасть на СССР

«Пускать русских в Европу невозможно»: почему Гитлер решил напасть на СССР

С 12 по 14 ноября 1940 года нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов был в Берлине, где обсуждались аспекты «нового порядка», который планировали установить Германия, Италия и Япония, а также рассматривались проблемы, касающиеся  стратегических интересов Советского Союза. Посещение Молотовым Берлина означало, что СССР готов идти на сближение со краями «оси» Берлин-Рим-Токио. Гитлера и Сталина объединял общий враг в лице Лондона.  

В конце октября 1940 года Гитлер и Бенито Муссолини повстречались в Мадриде, чтобы согласовать их общую позицию по поводу будущих переговорах со Сталиным, на которых последний рассчитывал договориться о совместной войне с Англией и США. Большой интерес у дуче и его зятя, министра  иностранных дел Италии Галеаццо Чиано, вызвала мысль немецкого лидера навести Сталина на Индию, тем самым ослабив Англию. В отличие от Гитлера, который не доверял русским, Муссолини привлекала идея сотрудничества с Москвой. Дуче находил, что если Сталин решится на союз с «осью», он сможет легко переделать коммунистический режим в фашистский.  

Дипломатическая игра

Молотов и Гитлер повстречались в здании Новой канцелярии, а на следующий день, 13 ноября, немецкая делегация прибыла в советское посольство. В ходе переговоров из-за сигнала воздушной тревоги Молотов и министр иноземных дел Германии Иоахим фон Риббентроп вынуждены были спуститься в бомбоубежище. Именно там советский посланник сообщил немецкому коллеге, что СССР желает обсудить будущее Венгрии, Югославии, Румынии и Восточной части Польши.  

Однако главным требованием нашей стороны сделался контроль над Финляндией, а также проливами Черного моря, Босфором и Дарданеллами. Обязательным условием Союза были и советские военные базы в Дании и Болгарии. Во пора встречи в канцелярии госсекретарь Гитлера Карл Фридрих фон Вайцзеккер посмеялся над манерами советских чиновников. Однако смеяться над людьми с такими аппетитами было неосмотрительно. Германия была готова предложить СССР лишь Персию и Индию, которую Советы должны были завоевать самостоятельно.  

Когда Гитлеру передали требования Москвы, он постиг, что союза со Сталиным не выйдет. Из тактических соображений Риббентроп продолжил обсуждать с Молотовым темы присоединения СССР к «Тройственному альянсу» и континентальной блокады Англии. Сталин был уверен, что Берлин не сможет вести боевые действия на два фронта – против Лондона и Москвы, потому Молотов буквально диктовал свои условия немцам.  

Последствия переговоров для Москвы

Вечером 15 ноября произошло заседание Политбюро ВКП (б), на каком Молотов отчитался о поездке. Нарком сказал, что планы Гитлера и Риббентропа сумасбродны, а переговоры носили демонстративный характер и что основная цель Германии – изолировать Россию на Западе. На заседании был сделан вывод, что Токио и Берлин усиленно толкают СССР на Восход – в Иран и Индию, а сами в скором будущем намереваются совершить агрессию в отношении Советского Союза.  

Руководство СССР с мишенью оттянуть момент геоманского нападения выдвинуло 25 ноября 1940 года новые предложения о политической и экономической взаимопомощи: Германия выводит свои армии из Финляндии, чтобы та перешла в сферу влияния СССР; между Советским Союзом и Болгарией подписывается пакт о взаимопомощи и на правах долгосрочной аренды организовывается советская вопнно-морская база в зоне Босфора и Дарданелл. За СССР также признается территория к югу от Баку в направлении Персидского залива, а Япония на условиях справедливой компенсации отрекается от угля и нефти на Северном Сахалине.  

Реакция Гитлера

15 ноября 1940 года Гитлер сказал, что пускать русских в Европу невозможно, а Балканы и Финляндия, которые они требуют, – это гипотетическая угроза с флангов. Фюрер дал указание независимо от исхода переговоров начинать подготовку к грядущей войне. Через месяц он подписал «Директиву №21», которая получила название план «Барбаросса». Согласно ему, вермахт должен был, не прекращая брани с Англией, напасть на СССР и за четыре месяца выйти на линию Волга-Архангельск.  

Ознакомившись с документом, главнокомандующий сухопутными войсками Вальтер фон Браун не поверил, что это истина. Он попросил адъютанта Гитлера Энгеля уточнить, действительно ли фюрер планирует нападение на СССР или это блеф. Такая же реакция была у начальника Генштаба сухопутных армий генерал-полковника Франца Гальдера, который спросил, не шутка ли это.  

Генералы вермахта считали, что даже  с помощью совместного удара Японии, Турции и Испании разгромить СССР не выйти. Первоначально Гитлер планировал напасть на СССР 15-20 мая 1941 года, но из-за необходимости оккупировать Югославию и Грецию и спасать итальянцев в Африке дата вторжения была отодвинута на месяц.  

Историки помечают, что по завершении берлинских переговоров обе стороны поняли, что война неизбежна. После них общение между Берлином и Москвой носило нрав конфронтации, но усугублять ситуацию стороны не хотели. Целью последующих после ноября 1940 года дипломатических отношений сделались подготовка к боевым действиям, накопление сил и занятие удобного стратегического положения.  

 


«Пускать русских в Европу невозможно»: почему Гитлер решил напасть на СССР