«Ради чего вы проливаете свою кровь?»: методы воздействия на психику немцев

Новость опубликована: 02.07.2018

«Ради чего вы проливаете свою кровь?»: методы воздействия на психику немцев

«Ради чего вы проливаете свою кровь?»: методы воздействия на психику немцев

Во пора атаки немецкие пилоты для устрашения включали сирену. На стабилизаторы бомб фашисты закрепляли специальные приспособления, которые именовались «иерихонские трубы»: при падении разносился пронзительный свист, дополнительно оказывавший психологическое воздействие. Но советская сторона была не немного искусна.

Сталинградская музыка

Во время Сталинградской битвы Красная Армия устанавливала репродукторы, направленные в сторону немецких позиций. В основном устанавливали сентиментальную классику и популярные шлягеры, напоминавшие немцам доброе старое время без войны. Трогательные мелодии прерывались извещениями о победах советских войск, числе убитых немцев на том или ином участке фронта. Но особо деморализующее воздействие оказывала запись тиканья метронома, прерывавшаяся сквозь семь ударов сообщением: «Каждые семь секунд на фронте погибает один немецкий солдат». Всего ставились 10-20 серий, а после них вновь звучало ностальгическое танго.

Как вспоминали ветераны, в крышке декабря 1942 г. солдаты армии Паулюса были особенно подвержены психологическому воздействию с советской стороны – близилось Рождество, и в штурм никому не хотелось идти. Николай Друзь, бывший тогда лейтенантом, говорил в интервью, что пленные немцы едва ли не рыдали от счастья – они встретят Рождество живыми.

Автономные громкоговорители использовались и на других участках фронта. Например, их выносили на левый берег Невы, когда немцы были на правом. Всего за 1941-1945 гг. применялось около 500 установок подобного типа. Дальность звучания была 1-3 километра. Также использовали несколько тысяч ручных мегафонов. Для деморализации немцев и их союзников создавались особые агитационные передачи.

Сельскохозяйственные танки

Во время обороны Одессы советской армии не хватало танков. Но на Одесском машиностроительном заводе были гусеничные тракторы. Главный инженер Романов предложил обшить их броней, которая могла выдерживать попадания пуль. Также на эти псевдотанки устанавливалось легкое вооружение. Но знаменитыми они сделались после эффектного наступления на румынские позиции в ночь на 20 сентября 1941 г. На полной скорости, с включенными фарами и сиренами 20 «танков» двинулись на окопы. Появление грозно выглядящих благодаря муляжам орудий и грохочущих машин потребовало в рядах румын панику. Модернизированные тракторы получили название НИ-1 («На испуг»), а их количество возросло до батальона.

«Ради чего вы проливаете свою кровь?»

Эффективное оружие психологического воздействия – разнообразные листовки с провокационными картинками и текстами. Их активно применяли и немцы, и советская армия, и союзники.

В первые дни после основы войны было создано Советское бюро военно-политической пропаганды. Оно практически сразу начало готовить лозунги для печати на листовках. Из тридцати первых лозунгов бывальщины утверждены десять. В них шла речь о дружбе народов Германии и СССР, несправедливом характере войны, противопоставлении власти и простого народа. Типовое обращение выглядело так: «Немецкие бойцы! Долой развязанную Гитлером грабительскую войну! Да здравствует дружба между немецким и русским народами!»

В листовках всячески подчеркивалось, что фашистское правительство гонит боец на верную смерть. Так, в листовке под названием «Где же выход» было сказано: ««Если ты не хочешь погибнуть в войне с Советским Альянсом или на всю жизнь остаться калекой, то перестань слушаться гитлеровских офицеров! Пусть Гитлер и его банда воюют сами, а ты спасай свою существование переходом на сторону Красной Армии».

Наиболее эффективны листовки были в тех частях, где служили союзники немцев. Например, на Ленинградском фронте такими формированиями бывальщины голландский легион СС, финские части, испанская «Голубая дивизия». О невысоких боевых качествах последней с пренебрежением говорили сами немцы.

Запоздалее в листовках активно пропагандировался плен. Над немецкими городами с самолетов сбрасывали списки военнопленных, живших в этом городе, с приветами от них товарищам и родственникам.

Целая серия пропагандистских листовок была посвящена хорошей жизни пленных в Советском Союзе. Иногда стремление представить прекрасные условия для пленных доходило до абсурда: в издававшейся в Союзе пропагандистской газете на немецком языке Front Illustrierte в октябре 1941 г. была пристроена фотография мирно беседующих за пивом комиссара и пленного немецкого офицера.

Генеральский пример

Боевой дух противника понижала и информация о капитуляциях популярных военачальников. Когда в июле 1944 г. генерал Мюллер сдался в плен сам и отдал соответствующий приказ своим солдатам, советская сторонка воспользовалась положением. Копию приказа поместили на листовках рядом с портретом Мюллера и текстом «Генерал Мюллер поступил благоразумно». И немцы начали сдаваться тысячами. Всего «поступили разумно» 15 тысяч солдат и офицеров из 33 тысяч окруженных.

Лозунги сдаться писали и немецкие генералы Корфес и Зейдлиц. Они убедили прекратить сопротивление 55 тысяч военнослужащих, оказавшихся в Корсунь-Шевченковском котле.

О плюсах советского плена немцам повествовали сами военнопленные. Со второй половины войны, когда немцы и так уже понимали, что быстрой победы не получится, начала приносить отличные результаты тактика «отпускания». Захваченных пленных засылали обратно к своим с целью пропаганды сдачи. В 1945 году 54 пленных, посланных в Бреслау, вывели с собой полторы тысячи солдат и офицеров.

В атаку под гармонь

Несколько раз советские войска прибегали к «психическим штурмам». Самая неординарная выглядела так: полк шел всем составом во весь рост, с обоих флангов шли гармонисты, игравшие плясовые, в середине танцевали с платочками санитарки, а солдаты угрожающе «мычали» для устрашения, как в традиционных драках стенка на стенку.

Ветеран Анатолий Бараш вспоминал о том, как его танковая бригада воевала совместно с кавалерийским полком. Тот был беззащитен против немецких орудий, которые сжигали даже танки. И комбриг приказал построить в черту все, что было: танки, мотоциклы, даже полевые кухни. В линию выстроились и кавалеристы. При виде этой цепи немцы кинули орудия и технику и без боя ушли из захваченного ими села.

Санитарка Мария Галышкина рассказывала о «психической атаке», осуществленной солдатами-штрафниками в 1944 году. «Немцы колотят, а штрафники перешагивают и идут дальше, не сгибаясь, как в фильме «Чапаев»», – вспоминала она.

Меры психологического воздействия применялись советской сторонкой до последних дней войны. Во многом благодаря им удалось избежать лишних потерь и дополнительных боев.