Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова

Новость опубликована: 13.06.2019

«Житье коротка, надо спешить»

Основной причиной ареста Николая Вавилов стало противостояние с агрономом Трофимом Лысенко, какой стал распространять свои идеи на все биологические науки.

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова

Нарком Берия в этой связи писал Молотову 16 июля 1939 года:
«НКВД рассмотрело материалы о том, что после направления Лысенко Т. Д. президентом Академии сельскохозяйственных наук Вавилов Н. И. и возглавляемая им буржуазная школа так называемой «формальной генетики» организовала систематичную кампанию с целью дискредитировать Лысенко как ученого… Поэтому прошу Вашего согласия на арест Вавилова Н. И.».

Можно сказать, что для советской воли заточение за решетку ученого такого масштаба было достаточно серьезной проблемой. Именно поэтому время ареста длинно подбиралось и тщательно рассчитывалось. В итоге выбрали август 1940 года – Вторая мировая война шла уже почти год (Франция пала), и европейцам было уже не до отслеживания судьбины советского биолога. К тому же Вавилов именно в это время отправился в экспедицию в Западную Украину в район Черновцов. Надо отдать должное спецслужбам – все сделали довольно тихо, и ученая общественность долго время вообще не знала местонахождение Николая Вавилова. Многие считают, что и сама экспедиция было во многом западнёй для академика. В итоге 6 августа 1940 года ученый был арестован. И все в НКВД отлично понимали — мерой наказания станет расстрел.

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова
Писулька Николая Вавилова В. С. Лехновскому, написанная 6 августа 1940 года

Собирать компромат и фабриковать уголовное дело на Вавилова начали гораздо ранее 1940 года. Уже в начале тридцатых годов из арестованных агрономов и биологов по всей стране выбивали показания, в которых ученого провозглашали идеологом группы, ответственной за организацию голодания в стране. Так, лесовод В. М. Савич из Хабаровска под пытками дал показания против краеведа В. К. Арсеньева, а Вавилова обвинил в передаче информации японцам. О кое-каких таких «признаниях» узнавал и сам ученый. Арестовали заведующего отделом кормовых культур Всероссийского института растениеводства П. П. Зворякина, и после изнурительных допросов и пыток он подмахнул все, что ему предлагали. Обвинения, естественно, ложились на него и на его коллег по институту. Вавилов, узнав об этом, сказал:
«Я его не осуждаю, чувствую к нему большенное сожаление… и всё-таки, всё-таки и презрение…»

Очевидно, с этого момента ученый осознал, что его в любой момент могут оправить за решетку по надуманному обвинению – у спецслужб уже скопилось довольно показаний, изобличающих его «антисоветскую» деятельность.

Не отказывал себе и Сталин в раздражительных комментариях в адрес Вавилова. Так, в 1934 году биолог на одном из совещаний допустил оплошность и предложил Советскому Альянсу использовать передовой опыт США в сельском хозяйстве. По мнению Вавилова, это могло быть оправданным. В ответ Сталин открыто противопоставил исследователя прочим:
«Это вы, профессор, так думаете. Мы, большевики, думаем иначе».

К этому времени Сталину из ОГПУ доложили о раскрытии «членов контрреволюционной организации в сельском хозяйстве» в составе Николая Вавилова, Николая Тулайкова и Ефима Лискуна. Из этого списка лишь последний смог избежать ареста. В предыдущей части материала о Николае Вавилове более подробно описываются отношения Сталина и ученого.

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова
Планы, какие не осуществились

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова
Последняя фотография Николая Вавилова перед арестом

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова
Маршруты экспедиций академика по Южной Америке и Северной Америке. Тут и во многих других частях света Николай Вавилов собрал коллекцию растений, которая, по оценкам Консультативной группы по интернациональным исследованиям в сельском хозяйстве Всемирного банка, может стоить больше 8 триллионов (это не опечатка) долларов США по курсу 1998 года

Несмотря на очевидную угрозу, до ареста Вавилов продолжает деятельно заниматься наукой. В историю вошли несколько его крылатых фраз:
«Жизнь коротка, надо спешить», «Работаем и будем трудиться» и «Дожидаться некогда, пока настанет лучшее время».

До 1940 года агроном, географ и генетики Николай Вавилов усердствовал собрать по всему миру как можно больший объем растительного материала для дальнейшей акклиматизации на территории страны. Советский Альянс отличался большим разнообразием климатических условий, что требовало обширного исходного материала для селекционной работы. Сделать это удалось лишь частично.

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова
Академик Николай Вавилов с сыном Олегом

Стоит раздельно отметить, что Вавилов имел возможность остаться за рубежом и найти достойное место в научной мировой элите. Так, к примеру, устроился генетик Феодосий Добржанский, когда в 1931 году остался в США, чем, безусловно, спас себе жизнь и стал генетиком с всемирным именем. Работал Добржанский в группе член-корреспондента АН СССР цитолога Григория Левитского, который также попал под пресс в связи с делом Вавилова и помер в тюремной больнице в 1942 году. В это же время были репрессированы многие из учеников Левитского. Или взять пример биолога Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского, какого академик Николай Кольцов отговорил в 1937 году возвращаться из Германии в Советский Союз. В это время Тимофеев-Ресовский руководил отделом генетики и биофизики в Институте изысканий мозга в немецком Бухе (пригород Берлина). При этом Николай Вавилов передал заграничному коллеге записку с предупреждением о неминуемом аресте по приезде на отечество. У Тимофеева-Ресовского в Германии за антифашисткую деятельность в лагерь был брошен сын, где он и погиб. После войны за измену родине биолог был осужден на 10 лет станов. Николай Кольцов же был затравлен в связи с делом Вавилова и в 1940 году умер от инфаркта.

1700 часов допроса

С осени 1940 года родственники академика сделали все вероятное на то время для освобождения. Жена Вавилова Елена Барулина была на приеме у прокурора СССР Бочкова, но тщетно. Семье взятого ученого несказанно повезло – их пригласили жить в подмосковный поселок Ильинское, где проживала семья еще одного репрессированного генетика — профессора Георгия Карпеченко. Уехали из Ленинграда Вавиловы в мае 1941 года, за несколько месяцев до основы блокады города, в которой инвалид 1-й группы Елена Барулина не выжила бы. А 28 июля 1941 года расстреляли самого Карпеченко – бывшего заведующего отделом генетики Всероссийского института растениеводства и соответственнее кафедры Ленинградского университета. Это был первый в мире геномный инженер, сумевший совместить в одном организме два растения – капусту и редьку. Вышел капустно-редечный гибрид, не имеющий аналогов в мире. Причиной ареста и расстрела стал спор с последователями Трофима Лысенко. Карпеченко в обвинении инкриминировали криминальную деятельность под руководством Николая Вавилова.

После ареста Вавилова допрашивали 400 раз, при этом общая продолжительность изнурительных допросов достигла 1700 часов. В итоге следователи «выяснили», что академик с 1925 года заключался одним из руководителей организации «Трудовая Крестьянская Партия». Далее в 1930 году вступил в некую организацию правых, какая вела свою подрывную деятельность чуть ли не во всех учреждениях, где состоял Вавилов. Целями работы ученого были подрыв и ликвидация колхозного построения как явления, а также развал земледелия страны. Но таких обвинений, как оказалось, было недостаточно для расстрельного приговора, и прокурор добавил еще связи с белоэмигрантскими сферами за рубежом. Это было сделать достаточно легко, так как Вавилов очень часто выезжал за границу в научные командировки, что автоматически мастерило его неблагонадежным. Стоит подчеркнуть особое влияние Трофима Лысенко на ход следственного процесса над академиком Вавиловым, о чем очень многие забывают. 5 мая 1941 года печально популярный следователь Хват, который на допросах откровенно издевался над академиком, отправил начальнику следственной части НКГБ Влодзимирскому запрос на утверждение состава экспертной комиссии по делу Вавилова. Список утвердили лишь после визы Трофима Лысенко…

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова
Тюремное фото Николая Вавилова

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова
Николай Вавилов на галерее собора Нотр-Дам. 1913-1914 гг.

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова
Дом Всесоюзного института растениеводства имени Николая Ивановича Вавилова. Ленинград, 1967 год

Приговор к высшей мере наказания был оглашен 9 июля 1941 года, а спустя полтора месяца ходатайство о помиловании было отвергнуто. Вавилов в ходе судебного заседания частично признал свою вину, но позже в заявлении указал, что отказывается от своих свидетельств. 12 августа 1940 года ученый сказал по поводу разворачивающегося судебного процесса:
«Я считаю, что материалы, имеющиеся в распоряжении последствия, односторонне и неправильно освещают мою деятельность и являются, очевидно, результатом моих разногласий в научной и служебной работе с целым рядышком лиц, которые, по-моему, тенденциозно характеризовали мою деятельность. Я считаю, что это не что иное, как возводимая на меня клевета».

Интересно, что среди множества людей, давших против Вавилова заглазные показания, оказался и Георгий Карпеченко. В дальнейшем оказалось, что большинство показаний были просто сфабрикованы. Так, в деле Вавилова кушать документ от 7 августа 1940 года, в котором приводятся свидетельские показания некого Муралова, который был расстрелян как «враг народа» еще в 1937 году.

Несмотря на, представлялось бы, решенную судьбу академика, в мае 1942 года Меркулов пишет письмо к председателю Верховного суда СССР Ульриху с мольбой об отмене смертной казни Николая Вавилова. Идею он объясняет возможностью привлечения ученого к работам, имеющим оборонное смысл. Очевидно, речь не шла о специфических биологических или агрономических исследованиях – ученого хотели привлечь к лагерному труду. Меркулов в этом посланье ходатайствовал также об отмене расстрела для академика и философа Луппола Ивана Капитоновича, который содержался в камере для смертников Саратовской темницы вместе с Вавиловым. В итоге Луппол получил 20 лет лагерей и скончался в 1943 году.

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова

Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова

О Вавилове за рубежом не забыли. 23 апреля 1942 года его избрали членом Лондонского королевского общества, а спустя четыре дня ему в камеру смертников доложили, что казнь заменили 20 годами исправительно-трудовых станов. Был ли этот шаг как-то связан с реакцией Запада? Как бы то ни было, 26 января 1943 года академик Николай Вавилов скончался в темнице от дистрофии или, по другим данным, от сердечного приступа. Расстрелять не хватило смелости…

До 1945 года о смерти ученого напрямую никто не сообщал. Первые некрологи появились за рубежом только после окончания Второй мировой войны. Одной из характерных реакций на такие безобразия советского режима стал выход двух нобелевских лауреатов, Грегори Мёллера и Генри Дейла, из Академии наук СССР (в 1948 году). Однако в это пора самое интересное в жизни «пролетарской науки» только начиналось: на небосводе взошла звезда «истинного гения» — Трофима Денисовича Лысенко.

Ключ


Расцвет «пролетарской науки». Арест и заключительные годы Николая Вавилова