«Расколол немцу башку»: умер последний герой «Собибора»

Новость опубликована: 03.06.2019

«Расколол немцу башку»: умер последний герой «Собибора»

Семен Розенфельд, заключительный из остававшихся в живых участников восстания в концлагере «Собибор» ушел из жизни на 97-м году. Ветеран Красной армии, с 1990 года проживавший в Израиле, будет траурен на кладбище в поселке Бней-Аиш. Начиная с 1963-го, он пытался делать все, чтобы люди узнали об ужасах Собибора.

Последний остававшийся в живых участник бунты в концлагере «Собибор» Семен Розенфельд скончался в Израиле на 97-м году жизни, сообщил «Интерфакс» со ссылкой на главу департамента социальных связей Федерации еврейских общин России Борух Горин. По его словам, церемония прощания состоится в поселке Бней-Аиш, на погост которого ветеран Второй мировой войны и будет похоронен. В последние годы Розенфельд жил в доме престарелых «Яд Биньямин» в региональном рекомендации Нахаль Сорек.

На известие уже отреагировал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, опубликовавший на своей странице в Facebook следующее заявление:

«Скончался Семен Розенфельд, заключительный из оставшихся в живых узников «Собибора». Он родился в 1922 году в маленькой деревне в Украине.

В годы Другой мировой войны он вступил в ряды Красной армии, попал в плен к нацистам, но сумел совершить побег из лагеря кончины «Собибор» и продолжить сражаться с нацистами.

Да будет благословенна его память».

«Более 250 тыс. евреев бывальщины уничтожены в этом лагере смерти, построенном на польской земле. Мы храним память о жертвах и героях восстания в «Собиборе». Мы никогда не позабудем», — добавил в Twitter официальный представитель МИД Израиля Эммануэль Нахшон.

Розенфельд появился на свет 10 октября 1922 года на территории Подольской губернии (ныне Винницкая район) в УССР. После окончания школы в 1940-м молодого человека призвали в армию. А в конце июля 1941 года 150-й тяжкий артиллерийский полк, в котором служил Розенфельд, попал в окружение, при этом он сам был ранен и попал в плен. Сначала Розенфельд содержался в концлагере СС в Минске, а в сентябре 1943-го совместно с другими красноармейцами еврейского происхождения, среди которых оказались будущие участники восстания Александр Печерский и Аркадий Вайспапир, был послан в «Собибор».

Одно из немногих за годы Второй мировой успешных восстаний в нацистском лагере смерти завязалось 14 октября того же года, когда заключенным под руководством Печерского удалось перебить 11 охранников-эсесовцев и пойти на штурм проволочных заграждений. Из почти 550 узников 130 не зачислили участие в событиях и были убиты немцами на следующий день.

На беглецов была объявлена охота, обнаруженные люди расстреливались на пункте. До конца войны дожили около 50 человек. Из-за побега заключенных лагерь «Собибор» был затворён и расформирован. На его месте немцы вспахали землю, засадив ее капустой и картофелем.

После восстания и вплоть до освобождения Хелма советскими армиями весной 1944 года Розенфельд с небольшой группой узников прятался в лесах.

В феврале он вернулся в действующую армию и участвовал во взятии Берлина, покинув на стене рейхстага надпись «Барановичи-Собибор-Берлин». В 1990-м Розенфельд вместе с семьей репатриировался в Израиль. Печерский, после брани причисленный к «безродным космополитам» и потому испытывавший проблемы с трудоустройством, прожил всю жизнь в Ростове-на-Дону, где умер в 1990 году. В 2018-м ему в торжественной обстановке отворили там памятник.

«14 октября бригадир столярной мастерской сказал: «Мне нужно два человека». Печерский меня запомнил еще по минскому стану, — рассказывал Розенфельд в интервью «Российской газете». — Мы работали в новой столярке, и он сказал, что в четыре часа придет Френцель, комендант станы, и если шкаф не будет готов, то каждый получит по 25 плетей. Печерский спросил меня: «Ты сможешь уложить Френцеля топором?» Я сказал: «Не подведу!» — хотелось отомстить коменданту за удар плетью по лику при построении.

В четыре часа в портняжной ждали заместителя коменданта Ноймана, туда поставили Шубаева. Он с первого удара не уложил, только со второго. Через 20-30 минут идет второй немец. Его тоже зарубили. Так же было и в сапожной мастерской, где был Вайспапир. Он немцу расколол топором башку пополам… А трех немцев убили во втором лагере. Там заправлял Цыбульский. Предлагали немцам кожаное пальто и… Был у нас уговор: если из второго станы на построение в 17.00 пойдут с песней «Все выше, и выше, и выше», значит, там всех немцев уже убили. В 16.55 Печерский пошел проверить, что выходит во втором лагере, велел ждать Френцеля. Френцель так и не пришел. И ровно в 17.00 из второго лагеря идут с песней «Все рослее…»

Я как с топором был, так и побежал. Хотел прорубить проволоку — не получилось. Смотрю: все лезут через проволоку. Я тоже полез. Под комбинезоном у меня еще брюки бывальщины. Одежды там хватало…

До леса было метров 150. Бежал, падал, полз. Добежал, почувствовал боль — ранен в ногу. Опять словно наново родился — кость не задело. Сперва нас было человек 60-70. Потом разбились на группы. Я остался с двумя пацанами 15 и 17 лет. Мы ели кору, ягоды и тянули воду из луж. Был момент, что хотел повеситься. Так мы с Болеком плутали по лесам несколько месяцев, до весны 1944 года, до освобождения Хелма. По освобождении пошел к коменданту, проверили меня в СМЕРШе, после отправили на 1-й Белорусский фронт. Там ранение в руку, два месяца в госпитале. Когда выписался, уже отправили в Германию. Потом — Берлин, был начальником караула. В Берлине закончилась и вся прошедшая жизнь: комендант передал ответ от председателя колхоза, что все мои родичи в Терновке были расстреляны 27 мая 1942 года».

4 июня в Москве планируется открытие мемориала евреям — героям сопротивления в гетто и концлагерях Другой мировой войны, приуроченный к 75-летию восстания в «Собиборе».

«Розенфельд участвовал и в восстании, и в побеге. То, что восставшие — голодные, обессиленные, измученные люд – достигли своего, это стало возможным благодаря Печерскому, — рассказал «Газете.Ru» писатель, автор трех книжек о Холокосте Лев Симкин. — Этот человек, отслуживший срочную службу и получивший звание, соответствующее лейтенанту, не был кадровым военным. Но собственно он придумал план восстания, понял, как одолеть и ликвидировать руководство Собибора, отборных эсесовцев, каждого из которых лично ведал Генрих Гиммлер. Службу в лагере несли в основном коллаборационисты.

Историю восстания во время хрущевской оттепели, после длинного молчания, рассказали газеты. Благодаря им Розенфельд и Печерский нашли друг друга, вступили в переписку, встретились.

Начиная с 1963 года, Розенфельд помогал Печорскому мастерить все, чтобы люди узнали о «Собиборе».

Ветераны обычно молчат. Те из них, кто прошел плен, и вовсе привыкли помалкивать. Сообщают часто те, кто не был на передовой. А заслуга Розенфельда в том, что он, пройдя лагеря, постоянно рассказывал, вспоминал, не давал забыть ужас и героизм. К сожалению, в наше пора появились те, кто сомневается в правдивости былых событий. Розенфельд же был из тех, благодаря кому память о «Собиборе» и других трагических событиях Другой мировой жива по сей день».

Источник


«Расколол немцу башку»: умер последний герой «Собибора»