Разрезанное сердце. Как убивали несчастливую чемпионку.

Новость опубликована: 17.02.2017

Разрезанное сердце. Как убивали несчастную чемпионку.

Четырёхкратная чемпионка вселенной Инга Артамонова не дожила до своей Олимпиады. 4 января муж со словами «лапочка моя» вонзил ей нож в сердце.

История послевоенного конькобежного спорта пестрит именами советских чемпионов. С 1948 по 1966 год девицы из СССР лишь раз упустили чемпионский титул в многоборье. Исакова, Селихова, Стенина, Скобликова – вот неполный список спортсменок, какие творили на льду нечто невообразимое. Но всех их сумела превзойти Инга Артамонова, впервые в истории завоевавшая четыре титула чемпионки вселенной. Однако судьбу выдающейся спортсменки трудно назвать счастливой: она ни разу не выступила на Олимпиаде и не дожила до 30 лет – была уложена своим жестоким и ревнивым мужем.

Война, туберкулёз, гребля

У Инги было обыкновенное военное детство – тяжёлое и голодное. Брань грянула, когда девочке не исполнилось и пяти лет. Семья недоедала, Инга часто болела, а очередной визит врача и вовсе разогорчил всю семью – у девочки обнаружили туберкулёз. Доктор порекомендовал родне готовиться к худшему: в трудных условиях военного времени излечиться было практически невозможно, для этого нужно было хорошее питание и комфорт. К счастью, обострения болезни у Инги случались нечасто. Да и сквозь пару лет после войны жить стало легче: мама устроилась на пароход, которых ходил по Волге и получала достойную зарплату, желая и не бывала дома неделями. За детьми же ухаживала бабушка Евдокия Федотовна, которая очень любила внучку Ингу.

Окна престарелого дома на Петровке, где жила семья Артамоновых, выходили на стадион «Динамо», и Инга в детстве пропадала часами на катке стадиона. Случалось, просто наматывала там круги, когда не с кем из сверстников было повеселиться. Но когда речь зашла о серьёзном занятии спортом, девочку отдали в академическую греблю. Этот вид спорта помогал развивать грудную клетку и биться с туберкулёзом. И Инге к 18 годам удалось не просто справиться с болезнью, но и выполнить норматив мастера спорта, а также сделаться претенденткой на попадание в сборную Советского Союза. Однако по-настоящему греблю девушка так и не полюбила – страсть к катанию была мощнее.

Два лавровых венка

«Гребля – это не моё, – заявила Инга своему тренеру. – Я буду заниматься конькобежным спортом». Тот парировал: «У тебя же рост 177 сантиметров! А в гребнях нужны короткие мышцы». Но Артамонова твёрдо решила перейти в конькобежный спорт: «Подумаешь! Я и со своими длинными всем покажу!» И ведь истина, показала! Но не сразу. На первенстве СССР в 1955 году спортсменка заняла лишь 21-е место, однако упорные тренировки принесли плоды: в вытекающем году она стала абсолютной чемпионкой страны, установив новый мировой рекорд по сумме многоборья.

Однако конкуренция в сборной Советского Альянса была колоссальной, и в команду Ингу не взяли. По-настоящему в неё поверили лишь в 1957 году. Артамонова впервые поехала на чемпионат вселенной в Иматру и сходу стала обладательницей лаврового венка чемпионки. Зрителей были так восхищены выступлением девушки, что после завершения соревнований несколько минут качали её на руках. Лавровый венок счастливые финские зрители растащили на сувениры.

Война грянула, когда девочке не исполнилось и пяти лет. Семейство недоедала, Инга часто болела, а очередной визит врача и вовсе огорчил всю семью – у девочки обнаружили туберкулёз.

Однако сквозь год Инга всё-таки сумела привезти памятный приз домой. В Кристинехамне советская конькобежка завоевала второй титул сряду. А ещё из Швеции Артамонова привезла воспоминания о первой серьёзной влюблённости. На турнире она познакомилась с состоятельным шведом из оргкомитета по имени Бенгт.

О романтических касательствах советской чемпионки и шведского миллионера стало известно, когда в один из вечеров Ингу недосчитались во время похода в кино. В отель она приехала под утро, объяснив своё отсутствие тем, что каталась с Бенгтом на машине. Подобное поведение в 50-е годы считалось неприемлемым. Дома спортсменку ожидали разбирательства.
Невыездная чемпионка

Артамонова пользовалась колоссальной популярностью в стране, тысячи сограждан переживали за неё на внутренних и международных стартах, однако это не помешало КГБ на несколько лет затворить ей выезд за рубеж. Из-за этого сильнейшая советская спортсменка не поехала на зимнюю Олимпиаду 1960 года. Непросто давалось Инге и начин нового олимпийского цикла – спортсменке из-за проблем с лёгкими в детстве было трудно выступать на высокогорных катках.

Однако в мочь особенностей своего характера Артамонова никогда не отступала перед трудностями. Сумела она их преодолеть и в этот раз: в 1962 году Инга в третий раз сделалась абсолютной чемпионкой мира, повторив достижение Марии Исаковой и обновив попутно целый ряд мировых рекордов.
Тысячи сограждан переживали за Артамонову на внутренних и интернациональных стартах, однако это не помешало КГБ на несколько лет закрыть ей выезд за рубеж.

Вроде бы в лучшую сторону переменилась и семейная жизнь Инги. Ещё до Олимпиады-60 она вышла замуж за конькобежца Геннадия Воронина. Однако вскоре выяснилось, что супруг был далёк от идеалов девицы.

Он был неприятным, жестоким человеком и ревниво относился к победам своей жены. Чем больше она побеждала, тем чаще он поднимал на неё руку, усердствуя самоутвердиться. Воронин наносил удары так, чтобы синяки не были никому заметны, а его супруга скрывала разлад в семейных касательствах.

Московский громоотвод

После победы в 1962 году Ингу снова начали преследовать неудачи. В 1963 году она прошла долгий курс лечения от язвы. К чемпионату СССР спортсменка почти восстановилась и даже выполнила условия, которые поставили перед ней тренеры сборной, – угодила в тройку призёров на одной из дистанций. Однако на чемпионат мира Воронину не взяли. Не поехала она и на Олимпиаду, которая прошла в Инсбруке.

Однако даже после этого спортсменка не пала, а продолжила биться с соперницами на льду. На первенстве СССР в конце олимпийского сезона она вновь доказала всем свою мочь, опередив в том числе и Лидию Скобликову, завоевавшую в Австрии сразу четыре золотые награды Игр. «На уральскую молнию нашёлся московский громоотвод», – строчили болельщики Инги, довольные возвращением своей любимицы.

Чемпионат мира 1965 года, проходивший в финском городе Оулу ознаменовался противостоянием двух советских спортсменок: Инги Ворониной и Валентины Стениной. Валентина была ближня к тому, чтобы завоевать свой третий титул и сравняться с Ингой. Судьбу чемпионского венка решил исход забега на 1000 метров.

Воронина была на две секунды скорее своей соотечественницы и стала первой в истории конькобежного спорта четырёхкратной чемпионкой мира в многоборье. Она 10 раз побеждала на чемпионатах вселенной на отдельных дистанциях, почти полтора десятка раз обновляла мировые рекорды и, возможно, могла бы добиться большего, ведь ей было итого 29 лет. Оставалось только поехать на Олимпиаду-1968 и выиграть там золото.

«Лапочка моя, лапочка»

На катке Воронина была блаженной победительницей, а возвращение домой приносило ей одни несчастья – отношения с мужем становились всё хуже. Инга много лет не решалась подать на развод, находя, что эта история станет плохим примером для тысяч советских людей. Однако в канун 1966 года решение о разводе всё же было зачислено.

Геннадий и Инга по обоюдному согласию решили положить конец семейным ссорам и скандалам. Перед новогодними праздниками Инга адресовалась в «Динамо» с просьбой помочь с разменом жилплощади. Председатель совета клуба написал Воронину записку с просьбой 4 января в 9:00 пришагать к нему на встречу. Однако с утра он отправился не в «Динамо», а в магазин.

Купив там бутылку вина, Воронин выпил её, не закусывая, и отправился к своей тёще, где в заключительнее время жила его жена. Его впустили в дом, спросили, что ему нужно, а он, тихо и спокойно приговаривая «лапочка моя, лапочка», ударил супругу ножом в сердце. Одного удара очутилось достаточно: врачи скорой помощи не успели спасти чемпионку.

Его впустили в дом, спросили, что ему нужно, а он, тихо и спокойно приговаривая «лапочка моя, лапочка», стукнул супругу ножом в сердце.

Хоронить Артамонову приехали тысячи людей со всей Москвы. Некоторые венки особенно напоминали лавровые – те, какие Инга получала четырежды. А на следующий день после похорон, вроде бы, кто-то заметил безутешно плачущего богато одетого иноземца. Поговаривали, что он представлялся неким Бенгтом.


Ответить