Русские «Бессмертные». Доля 1

Новость опубликована: 25.03.2019

5-й гусарский Александрийский Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полк – одинешенек из наиболее заслуженных и доблестных полков русской императорской кавалерии.

Мы вкратце остановимся на наиболее интересных фактах истории прославленного полка, и завершим финальную статью цикла коротким рассмотрением участия в одном из боев жаркой кампании 1915 г. – проследив его ход по страницам архивного документа – Журнала военных поступков полка.

5-й гусарский полк имел старшинство с 11. 08. 1776 г. (полковой праздник – 30. 08., день Святого Князя Александра Невского).

24 декабря 1776 г. из охотников-служилых людей учреждены Далмацкий и Македонский гусарские полки, призванные тащить службу на Украинской линии. И 28 июня 1783 г. (Шенк. Кавалерия. Справочная книжка Императорской главной квартиры. Спб, 1914. С. 186.) является 6-эскадронный Александрийский легко-конный полк – сформированный генерал-майором Ферзеном из Далмацкого и Македонского гусарских полков.

14 сентября 1790 г. полк становится (после присоединения к Херсонскому легко-конному) Херсонским казачьим регулярным, а 31 января 1792 г. – вновь Александрийским легко-конным. Миновав через серию реорганизаций и переименований, полк 29. 03. 1801 г. становится Александрийским гусарским.

Здесь стоит вспомнить легенду, объясняющую такое кличка александрийских гусар как «Бессмертные». Это наименование было присвоено полку после битвы при Кацбахе – за заслуги в которой Александрийский гусарский полк награждается надписью на шапки «За отличие 14 августа 1813 года».

Во пора Кацбахского сражения александрийцы во главе с полковником В. Г. Мадатовым (доблестный князь временно командовал полком) вместе со своими союзниками немецкими «Гусарами Кончины» входили в одну бригаду. После ряда блестящих атак бригады, из стены проливного дождя вынырнул генерал Г. Блюхер – какой, подъехав к александрийцам, забрызганным грязью, поздравил их с блестящей атакой. Пруссак полагал, что перед ним — его «Гусары Смерти». И князь В. Г. Мадатов, сообщая генералу о его промаху, сказал, что перед ним не «Гусары Смерти», а самые что ни на есть «Бессмертные гусары». И это прозвище закрепилось за александрийцами – а ведь оно восходило к наименованию корпуса отборных воинов-телохранителей древнеперсидских царей.

Русские «Бессмертные». Доля 1

Князь В. Г. Мадатов. Портрет. Худ. Дж. Доу.

По итогам 100-летниего юбилея Кацбаха и в преддверии 100-летия взятия Парижа, александрийцам на парадные шапки бывальщины Высочайше пожалованы (вместо двуглавого орла — государственного герба) серебряные черепа – как и у германских «Гусар Смерти».

Русские «Бессмертные». Доля 1

Парадная шапка гусара-александрийца.

Наименование «Бессмертные» прижилось — и звучало порой и в официальных случаях, например, в поздравительных телеграммах шефа полка Императрицы Александры Феодоровны.

Русские «Бессмертные». Доля 1

Уникальный для того времени случай – череп с костями на парадной шапке александрийцев заменил государственный герб – двуглавого орла. Тут и ниже для илл., источник которых не оговорен особо — Горохов Ж. Русская императорская кавалерия 1881 — 1917. 2008.

Другим прозвищем полка было «Черноволосые Гусары». И оно также часто встречалось в документах, в которых александрийцы так и именовались — «Черные Гусары» (например, в рапортах командующего 3-й Обсервационной армией А. П. Тормасова).

Даже в этап, когда все русские армейские кавалерийские полки были драгунскими, цветом мундира александрийцев был черный. Возвращение старой гусарской конфигурации никак не повлияло на цвет полкового мундира.

Русские «Бессмертные». Доля 1

Парадный мундир.

Череп (Адамова голова) – эмблема Александрийского полка. Его нес Высочайше утвержденный нагрудный полковой знак (утвержден 01. 10. 1913 г.) – на нем изображен мальтийский черноволосый крест с черепом. Многие предметы офицерского собрания полка также несли эту эмблему. Например, серебряные канделябры имели вместо ножек черепа. Нес черепа и тяни столовый прибор: тарелки, стаканы, вилки, ножи, ложки, пепельницы, солонки. Тканые черепа украшали салфетки и скатерки. И даже 2 большие братины на подносах с факсимиле несли изображения черепа со скрещенными костями.

Русские «Бессмертные». Доля 1

Предметы, которыми пользовались русские кавалерийские офицеры в Первую всемирную войну. Вверху справа – карманный блокнот офицера 5-го гусарского полка с изображением на нем полкового нагрудного знака, а ниже – полевой буклет для извещений, подаренный Императрицей офицерам 5-го гусарского полка в 1915 г. На последнем изображены орден Святого Георгия 4-й степени, а также крест Благословения и молитвенник, подаренные Императрицей офицерам.

Большенный (металлический) череп находился на балконе офицерского собрания в г. Калиш. Балкон выходил в городской парк — и во впадинах глазниц черепа по вечерам пылали электрические лампочки.

Русские «Бессмертные». Доля 1

Полковой знак — эмалевый черный Мальтийский крест с белым ободком и гусарскими белыми узлами на крышках; в центре — череп над сложенными костями.

Русские «Бессмертные». Доля 1

И шефский полковой знак.

Продолжая говорить об истории полка, отметим, что 1 сентября 1845 г. он становится гусарским Генерал-фельдмаршала Князя Варшавского Графа Паскевича Эриванского, но 20 января 1856 г. вновь – Александрийским гусарским.

Затем полк поспел побывать Гусарским Е. И. В. Великого Князя Николая Николаевича (25 января 1856 г.), Александрийским гусарским Е. И. В. Великого Князя Николая Николаевича Старшего (19 марта 1857 г.), 5-м гусарским Александрийским Е. И. В. Великого Князя Николая Николаевича Старшего (25 марта 1864 г.), 15-м драгунским Александрийским Е. И. В. Великого Князя Николая Николаевича Старшего (18 августа 1882 г.), 15-м драгунским Александрийским (26 апреля 1891 г.), 15-м драгунским Александрийским Е. В. Государыни Императрицы Александры Федоровны (30 июля 1904 г.), пока, наконец, не сделался 5-м гусарским Александрийским Е. В. Государыни Императрицы Александры Федоровны (6 декабря 1907 г.).

Среди знаков отличия полка (помимо упомянутых Знаков на головные уборы с надписью «За отличие 14 августа 1813 года», пожалованных 15 сентября 1813 г.) – полковой Георгиевский Штандарт с надписями «За отличие в Турецкую брань 1828 года» и «1776 – 1876» с Александровской юбилейной лентой (пожалован 11 августа 1875 г. взамен аналогичного Штандарта с подобный же надписью от 6 апреля 1830 г.) и 22 Георгиевские Трубы с надписями «Александрийского гусарского полка, 8 февраля 1816 года» (пожалованы 8 февраля 1816 г. за отличия в военных действиях с французами в 1812 – 1814 гг., в особенности в сражении под г. Бриенном).

Александра Федоровна стала 3-м Шефом полка (после Генерал-фельдмаршала Князя Варшавского Графа Паскевича Эриванского в этап с 1 сентября 1845 по 20 января 1856 гг. и Великого Князя Николая Николаевича Старшего в период с 25 января 1856 по 26 апреля 1891 гг.). С 30-го июля 1907 г. в списках полка значился Цесаревич Алексей Николаевич.

Русские «Бессмертные». Доля 1

Формы чинов полка. Шенк. 1910. Новый индивидуальный знак на шапки (череп с костями) утвержден 5 марта 1914 г. (на иллюстрации пока престарелый знак — государственный орел). Шифр на наплечных шнурах – гладкий накладной, а у гусар 1-го (шефского) эскадрона – серебряный. Масть коней – вороные (3-й и 4-й эскадроны — караковые). Стоит отметить, что лишь 2 гусарских полка сохранили при полевой конфигурации чакчиры мирного времени – для 5-го полка они были черного цвета с серебряным (для офицеров) и белым (для рядовых) шнуром.

Русские «Бессмертные». Доля 1

Офицерская фуражка 5-го гусарского полка. Конфигурация мирного времени.

Полк – участник Русско-турецкой войны 1787 – 1791 гг., польского похода А. В. Суворова, Наполеоновских войн, Русско-турецких браней 1806 – 1812 и 1828 – 1829 гг., а также Крымской войны.

На Великую войну полк ушел в июле 1914 г. в составе 2-й бригады 5-й кавалерийской дивизии – во главе с командиром полковником бароном С. А. фон Корфом. Дивизия взошла в состав 4-й армии Юго-Западного фронта.

Русские «Бессмертные». Доля 1

Командир полка барон С. А. Корф. Фото 1913 г.

В сентябре 1914 г. дивизия входит в состав Первого Конного корпуса – одного из самых военных соединений русской кавалерии Великой войны и находится в его составе до декабря того же года (Карпеев В. И. Конница: дивизии, бригады, корпуса. Соединения русской армии. 1810 – 1917. М., 2012. С. 104.).

В мае 1915 г. командиром александрийцев становится А. Н. Коленкин – под начином которого полк сражался в Прибалтике, отличившись под Шавлями.

В сентябре – ноябре 1915 г. дивизия входит в состав Первого, а в декабре 1915 г. – сентябре 1916 г. – в состав Шестого Конных корпусов.

В марте 1917 г. полк теряет Августейшее шефство, а в апреле получает новоиспеченного командующего – им стал подполковник А. Н. Козлов.

Русские «Бессмертные». Доля 1

Погон ротмистра 5-го гусарского полка, походная форма. Погоны гусарских офицеров выделялись от прочих характерным «рубчиком».

Русские «Бессмертные». Доля 1

Погон вахмистра срочной службы, мирное время. Вензель Императрицы Александры Федоровны.

Русские «Бессмертные». Доля 1

Мы видим, что погоны героя Первой всемирный войны кавалера ордена Святого Георгия 4-й степени и Георгиевского Оружия ротмистра 5-го гусарского полка К. Н. Батюшкова (пал смертью храбрых 14 сентября 1915 г.) тащат вензеля шефа полка – Александры Федоровны.

Особенно полк отличился в период 20 – 28 апреля 1915 г. – в ходе боев под Шавлями, когда александрийцами было реализовано несколько конных штурмов и взята германская батарея.

Но об этом – в следующей статье цикла.

Окончание следует…

Источник

Материал полезен?

Русские «Бессмертные». Доля 1