Русские общенародные сказки и национальный характер

Новость опубликована: 20.04.2017

Русские народные сказки и национальный характер
Русские общенародные сказки и национальный характер

Русские народные сказки и национальный характер

Все мы когда-то были детьми и все без исключения обожали сказки. Ведь в мире сказок есть особенный и необыкновенный стиль, наполненный нашими мечтами и фантазиями. Без сказок даже реальный мир теряет свои краски, становится повседневным и скучным. Но откуда взялись всем известные герои? Быть может, когда-то по земле ходили настоящая Баба Яга и леший? Подавайте разбираться вместе!

По определению В.Даля, «сказка — вымышленный рассказ, небывалая и даже несбыточная повесть, сказание”. А вот Новая иллюстрированная энциклопедия подаёт такое определение сказки: «это один из основных жанров фольклора, эпическое, преимущественно прозаическое произведение волшебного, авантюрного или бытового нрава с уставкой на вымысел”. Ну и конечно же нельзя не вспомнить слова нашего великого поэта: ”Сказка-ложь, да в ней намёк! Добрым молодцам задание!”

Т.е., как не крути, сказка-вымысел… Но ведь в ней всё необыкновенно, волшебно и очень привлекательно. Идёт погружение в таинственный, зачарованный мир, где звери говорят человечьим голосом, где предметы и деревья передвигаются сами по себе, где добро обязательно побеждает зло.

Каждый из нас помнит как была наказана Лиса за то, что надувательством выгнала Зайчика из избушки (“Лиса и Заяц”), как жестоко поплатился своим хвостом бестолковый Волк, который на слово поверил хитроумной Лисе (“Серый и Лиса”), как быстро справились с репкой (“Репка”), когда решили тянуть её сообща да ещё и не забыли Мышку позвать, как мощный забыл о слабых в сказке “Теремок” и к чему это привело…

Умное, доброе, правильное, высоконравственное, заложенное в сказках помогает воспитать в наших детях самые лучшие человечьи качества. Сказка учит жизненным премудростям. И эти ценности вечные, из них складывается то, что и называем мы – духовная культура.

Помимо прочего, неоценимость сказок и в том, что они подают возможность познакомить детей с жизнью и бытом русского народа.

Что значит русская деревня? Что значило дерево, лес для русского человека? А объекты домашнего обихода: посуда, одежда, обувь (одни знаменитые лапти чего стоят!), музыкальные инструменты (балалайка, гусли). Это наша возможность рассказать и показать детям как существовали люди в России раньше, как складывалась культура великого народа, частью которого волею судьбы стали мы, их родители, дедушки и бабки.

Русская народная сказка — это и неоценимая помощница в формировании языковых и речевых навыков ребёнка. Слова и выражения из сказок с их древним и бездонным смыслом закладываются в нашем сознании и живут в нас, независимо от того где находимся мы сами.

Сказки дают возможность расширить лексикографический запас по любой теме (будь то сказки о животных, бытовые или волшебные). Традиционные русские повторы, особая мелодичность, негустые “забытые” нами слова, пословицы и поговорки, чем так богата русская речь: всё это позволяет сделать сказку доступной, понятной для ребяческого сознания, помогает легко и быстро запомнить её. А всё это развивает фантазию детей, учит их красивой и складной речи. (Как знать, может те сказки, какие они начинают придумывать вслед русским народным сказкам, тоже когда-то войдут в сокровищницу языка).

Сказка — это особый литературный жанр, история, разворачивающаяся во вневременном и внепространственном измерении. Работающие лица такой истории — вымышленные персонажи, попадающие в сложные ситуации и выходящие из них благодаря помощникам, чаще всего наделенным колдовскими свойствами. При этом коварные злодеи строят им разные козни, однако в конечном итоге добро побеждает. Создания сказок имеет древнюю историю .

ИЗ ИСТОРИИ СКАЗОК:

Сказки показались в столь глубокой древности, что с точностью определить время их рождения очень сложно. Так же мало знаем мы и об их авторах. Скорее итого, сказки сочиняли те самые крестьяне и пастухи, которые часто выступали в роли главных героев повествования.

Кто-нибудь задумывался, кушать ли за этими сказаниями реальные события, были ли сказочные герои самыми обычными людьми, чья жизнь и приключения могли сделаться основой для сказок. vk.com/rusonline А почему бы и нет? Например, лешим мог оказаться кто-то, долго живущий в лесу, отвыкший от общения с людьми, но неплохо ладивший с лесом и его обитателями. Ну, Василиса-красавица – тут все понятно. А вот Кощей Бессмертный похож на старика, женившегося на молодой девушке.

А вот с Бабой-Ягой ситуация увлекательнее. Наша земля расположена на пересечении дорог из Европы в Азию, с юга на север и наоборот. Вот поэтому и жили мы в тесной связи с рядышком живущими народами. С севера с нами контактировали викинги, которые были на ступень выше по развитию, чем мы. Они принесли нам металл и оружие, свои предания и сказки – а мы им одежду, обувь и продукты питания, все, чем богата наша земля. Оттуда сказка о Бабе Яге, там она была злой бабкой Хеель на двух костяных ногах, которая живет в отдельной избушке на окраине леса, сторожит души умерших и являет собой пограничный пункт в переходе от дольный жизни в загробную. Она не отличается особой добротой и изо дня в день создает массу испытаний и неприятностей для тех, кто идет этой дорогой. Вот потому к Бабе Яге попадают герои наших сказок, загнанные своими неприятностями в глухой угол.

Передавали сказочные истории из уст в уста, от поколения к поколению, по ходу дела меняя их и дополняя новыми деталями.

Сказки рассказывали взрослые и — вопреки нашему нынешнему представлению — не только детям, но и взрослым тоже.

Сказки обучали выпутываться из непростых положений, с честью выходить из испытаний, побеждать страх — и любая сказка оканчивалась счастливым финалом.

Отдельный ученые полагают, что в истоках сказки лежат первобытные обряды. Сами обряды забылись — рассказы же сохранились как кладези здоровых и поучительных знаний.

Сложно сказать, когда появилась первая сказка. Наверное, это не возможно «ни в сказке сказать, ни пером обрисовать». Но известно, что первые сказки были посвящены явлениям природы и их главными персонажами были Солнце, Ветер и Месяц.

Немножко позже они приняли относительно человеческий облик. Например, хозяин воды — это дедушка Водяной, а Леший — это хозяин леса и лесных зверей. Собственно эти образы говорят о том, что народные сказки создавались еще в то время, когда люди очеловечивали и одушевляли все стихии и силы природы.

Еще одним значительным аспектом верований первобытных людей, который нашел отражение в народных сказках, является почитание птиц и зверей. Наши деды верили, что каждый род и племя происходит от конкретного животного, которое было покровителем рода (тотемом). Именно поэтому нередко в русских сказках действуют Ворон Воронович, Сокол или Орел.

Также в народных сказках нашли свое выражение и древние обряды (так, посвящения мальчика в охотники и воины). Удивительно, что именно с помощью сказок они дошли до нас в почти первозданной форме. Поэтому общенародные сказки очень интересны для историков.

Сказки раскрывают все важнейшие стороны русской жизни. Сказки — неисчерпаемый источник сведений о национальном нраве. Сила их и в том, что они не только раскрывают его, но и создают. В сказках раскрывается множество отдельных черт характера русского человека и особенностей его внутреннего вселенной и идеалов.

Вот типичный диалог (сказка «Летучий корабль»):

Старик спрашивает дурня: «Куда идешь?»

— «Да царь обещал отдать свою дочку за того, кто сделает летучий корабль».

— «Неужели ты можешь сделать такой корабль?»

— «Нет, не сумею!» — «Так зачем же ты идешь?» — «А Бог его знает!».

За этот замечательный ответ (потому, что он беспорочный!) старик помогает герою добыть царевну. Это вечное странствие «не знаю куда», в поисках «не знаю чего» присуще всем русским сказкам, да и всей русской существования в целом.

Еще в русских сказках, как и в русском народе, сильна вера в чудо.

Конечно, все волшебные сказки в мире строятся на каких-то необычайных событиях. Но нигде чудесное так не главенствует над сюжетом, как в русских. Оно нагромождается, переполняет действие и в него всегда верят, безоговорочно и без тени сомнения.

Указывают русские сказки и об особой вере русского человека в значение сказанного слова. Так, существует отдельный цикл из разряда сказок-легенд, в каком весь сюжет завязан на разного рода случайно вырвавшихся проклятиях. Характерно, что известны только русские варианты подобных сказок. В колдовских сказках также подчеркивается важность произнесенного слова, необходимость держать его: пообещал жениться на той, которая найдет стрелу, — надо выполнять; удержал слово и ходил на могилу к отцу — будешь награжден; произнесла обещание выйти замуж за того, кто украл крылышки, — выполняй. Этими несложными истинами наполнены все сказочные сюжеты.

Слово открывает двери, поворачивает избушку, разрушает чары. Пропетая песенка возвращает память супругу, забывшему и не узнавшему свою жену, козленочек своим четверостишием (кроме него, видимо, он ничего говорить не умеет, по-иному бы объяснил, что случилось) спасает сестрицу-Аленушку и себя. Слову верят, без всякого сомнения. «Я тебе пригожусь», — говорит какой-либо зайчик, и герой отпускает его, уверенный (впрочем, как и читатель), что так и будет.

Нередко герои награждаются за свое страдание. Эта тема также особо излюблена русской сказкой. Часто симпатии оказываются на стороне героев (еще чаще — героинь) не в силу их особых качеств или совершаемых ими поступков, а из-за тех житейских обстоятельств — несчастье, сиротство, бедность, — в которых они оказались. В этом случае спасение приходит извне, ниоткуда, не как итог активных действий героя, а как восстановление справедливости. Такие сказки призваны воспитывать сострадание, сочувствие к ближнему, чувство влюбленности ко всем страждущим. Как тут не вспомнить мысль Ф. М. Достоевского о том, что страдание необходимо для человека, т. к. укрепляет и очищает душу.

Своеобразным представляется отраженное в сказках касательство русского народа к труду. Вот, казалось бы, непонятная с точки зрения идеалов сказка про Емелю-дурака.

Лежал он всю жизнь на печи, ничего не мастерил, да еще и не скрывал причины, отвечал «Я ленюсь!» на все просьбы о помощи. Пошел как-то по воду и поймал волшебную щуку. Продолжение неплохо знакомо всем: щука уговорила его отпустить ее назад в прорубь, а за это обязалась выполнять все желания Емели. И вот «по щучьему веленью, по моему прошенью» сани без коню везут дурака в город, топор сам дрова рубит, а они в печь складываются, ведра маршируют в дом без посторонней помощи. Мало того, Емеля еще и дочку царскую заполучил, тоже не без вмешательства волшебства.

Крышка, правда, все-таки обнадеживающий (в детских пересказах его почему-то часто опускают): «Дурак, видя, что все люди как люди, а он одинешенек был нехорош и глуп, захотел сделаться получше и для того говорил: «По щучьему веленью, а по моему прошенью, кабы я сделался подобный молодец, чтоб мне не было подобного и чтоб был я чрезвычайно умен!» И лишь успел выговорить, то в ту ж минуту сделался так прекрасен, а притом и неглуп, что все удивлялись».

Эту сказку часто трактуют как отражение извечной склонности русского человека к лени, безделью.

Говорит же она, скорее, о тяжести крестьянского труда, рождавшего жажда отдохнуть, заставлявшего мечтать о волшебном помощнике.

Да, если тебе повезет и ты поймаешь чудо-щуку, можно будет с удовольствием ничего не мастерить, лежать на теплой печи и думать о царской дочке. Все это, конечно, также нереально для мечтающего об этом мужика, как ездящая по улицам печка, и ждет его обыкновенная трудная повседневная работа, но помечтать-то о приятном можно.

Сказка раскрывает и еще одно отличие русской культуры — в ней нет святости понятия труда, того особого трепетного взаимоотношения, на грани «труд ради самого труда», которое свойственно, например, Германии или современной Америке. Известно, например, что одной из распространенных проблем у янки является неумение расслабиться, отвлечься от дела, понять, что ничего не случится, если на неделю уехать в отпуск. Для русского человека подобный проблемы нет — отдыхать и веселиться он умеет, а работу воспринимает как неизбежность.

Известный философ И. Ильин считал такую «лень» русского человека долей его творческой, созерцательной натуры. «Созерцанию нас учило прежде всего наше равнинное пространство, — писал русский мыслитель, — наша натура, с ее далями и облаками, с ее реками, лесами, грозами и метелями. vk.com/rusonline Отсюда наше неутолимое взирание, наша мечтательность, наша созерцающая «ленность» (А.С. Пушкин), за которой скрывается сила творческого воображения. Русскому созерцанию давалась красота, пленявшая сердце, и эта красота вносилась во все — от материалы и кружева до жилищных и крепостных строений». Пусть нет рвения и возвеличивания труда, зато есть чувство прекрасного, слияние с натурой. Это тоже приносит свои плоды — богатое народное искусство, выразившееся в том числе и в сказочном наследии.

Однозначным является касательство к богатству. Жадность воспринимается как большой порок. Бедность же является достоинством.

Это не значит, что нет мечты о достатке: трудности крестьянской существования заставляли мечтать о скатерти-самобранке, о печке, в которой «и гусятины, и поросятины, и пирогов — видимо-невидимо! Одно слово сказать — чего лишь душа хочет, все есть!», о невидимом Шмате-разуме, который стол яствами накрывает, а потом убирает и т. д. И о волшебных замках, какие за один день сами строятся, и о полцарстве, за невесту полученном, тоже было приятно помечтать долгими зимними вечерами.

Но обеспеченность достается героям легко, между делом, когда они о нем и не думают, как дополнительный приз к хорошей невесте или спасенной жене. Влекущиеся к нему как самоцели всегда наказываются и остаются «у разбитого корыта».


Ответить