Рыцарь тарана. Герой, так и не получивший Героя

Новость опубликована: 26.03.2017

Рыцарь тарана. Герой, так и не получивший
Рыцарь тарана. Герой, так и не получивший

Рыцарь тарана. Герой, так и не получивший Героя

Сергей Исакович Насилевец, пожалуй, заключительный оставшийся в живых «лётчик-таран».

6 сентября 1944 года, небо над эстонским Тарту. В этот день на 3-м Прибалтийском фронте пилотам истребительного полка Сергею Насилевцу и Владимиру Сухареву поручили сопровождать шестёрку «Илов». Штурмовики стали снижаться к мишени, и в это время появились восемь немецких самолётов. Один из наших был сбит, а к фашистам присоединились ещё две машины. Завязался неравный бой. Аэроплан Насилевца загорелся, но он не захотел покидать боя. Пламя сбил. Когда делал разворот, чтобы вновь пойти в атаку, получил другой снаряд, после чего бак взорвался. Самолёт охватил огонь, кабина быстро наполнилась дымом. Однако машина оставалась управляемой. Увидав, что вражеский «фоккер» снизу приближается к самолёту друга, Сергей выжал газ и пошёл на таран немца. Буравила мысль: не попросту взорваться и погибнуть, но спасти товарища и захватить на тот свет фашиста.

— Я дал присягу, а значит, должен был отдать жизнь за страну! — безапелляционно констатирует Сергей Исакович.

После тарана обе машины развалились на кусы. Насилевец ударил с разворота, как во сне услышал треск ломающегося самолёта. Остатки сиденья ещё были прикреплены к нему ремнями. Освободившись от них, он рванул перстень парашюта… Сергей Исакович приземлился в полукилометре от зенитной батареи немцев.

Лётчик заметил сверху, куда можно спрятаться — в болото. Морозная вода немного сняла жар тела, ведь он был весь обгоревший. Фашисты бросились прочёсывать болото наугад, кося автоматными очередями камыши, однако в воду не карабкались. Два дня Насилевец слышал лай собак. Потом понял, что смерть его здесь и настигнет, если не выберется. К тому моменту ноги уже отказали. Пополз к кромке болота, добрался до стога с сеном…

Сергея Насилевца обнаружил советский дозор. Это было 19 сентября 1944 года, на 13-й день после боя, в каком он на горящем самолёте совершил таран. Когда его привезли в госпиталь, весил всего 32 килограмма. Восемь месяцев доктора пытались вернуть ногам лётчика чувствительность и подвижность, боролись за его зрение. К счастью, получилось.

Герой по сей день, в свои 95, невообразимо деятелен и обожает жизнь. Лишь один обидный факт не даёт покоя — Насилевец несправедливо обойдён наградой за собственный подвиг. За воздушный таран отважному пилоту должны были присвоить звание Героя Советского Союза, но вмешался оперуполномоченный Особого отдела. Ведь обгорелый пилот приземлился на оккупированной территории. Представление к награждению было спрятано под сукно, и только чуть позже командующий воздушной армией вознаградил его орденом Красного Знамени.

Современное же законодательство не позволяет пересматривать обстоятельства и мотивы ранее принятых решений. В ответ на ходатайства ветеран Великой Отечественной получает сухой ответ: «Военные отличия, описанные в вашем обращении, отмечены государственной наградой СССР. Повторное награждение за одни и те же заслуги не предусмотрено».


Ответить