Русские иммигранты в США……Кого утеряла Россия?

Новость опубликована: 16.01.2020

Русские иммигранты в США......Кого утеряла Россия?

Нитобург Э. Лепта русской иммиграции в науку, технику, культуру США

Каждая волна русской эмиграции внесла свой вклад в экономический и цивилизованный прогресс заокеанской республики

 

“Каждая волна иммиграции оставила на американском обществе свой собственный отпечаток, каждая привнесла собственный характерный “вклад” в становление нации и эволюцию американского образа жизни”. Эти слова президента Джона Ф. Кеннеди можно в целой мере отнести и к трем волнам массовой иммиграции русских в США. Первая волна, состоявшая главным образом из крестьян, пришла за четверть века до 1917 г.; вторая – в основном после гражданской войны в России; а третья – вскоре после окончания Другой мировой войны. И каждая из них внесла свой вклад в экономический и культурный прогресс заокеанской республики, давшей приют сотням тысяч русских.

Тысячи пришедших в США в 20-30-е годы XX в. русских инженеров, врачей, работников искусства, сотни профессоров и ученых нашли здесь применение своим знаниям, способностям и талантам, выразившееся в выступающих достижениях и блестящих открытиях, обогативших в самых различных областях американскую науку, технику, культуру. Имена этих людей пестрели на страницах газет и журналов, а возле двух сотен таких имен уже накануне Второй мировой войны появились в престижном ежегоднике “Кто есть кто?” в США. Но еще большее смысл в эти десятилетия, по словам американских историков, сыграл труд русских иммигрантов, их сыновей и дочерей в качестве фермеров, шахтеров, металлургов и работников иных отраслей промышленности.

Среди русских третьей волны, прибывших в, США в основном из лагерей перемещенных лиц и с Дальнего Востока, также очутилась достаточно велика доля инженеров, техников и различных других профессионалов с высшим и специальным средним образованием. По-видимому, это обстоятельство, облегчив и ускорив в дальнейшем их социальную интеграцию с американским обществом, позволило одному из эмигрантских деятелей тех лет – профессору Г.Знаменскому заявить в своей выговоры по радио, “нет в Америке сейчас такой области человеческого духа, в которой русский гений и русский талант не играли выступающей роли”. Во второй половине XX в. иммигранты третьей волны и их дети также внесли свой вклад в Дальнейшее развитие экономики, науки и цивилизации Соединенных Штатов.

Уже в конце XIX – начале XX в. прибывавшие на целинные земли Америки русские и малороссийские крестьяне, в том числе сектанты – штундисты, молокане, духоборы, а также немцы-меннониты – привозили из Российской империи не лишь свой вековой опыт землеробов, но и семена многих культур, прекрасно прижившихся на местных почвах и в местных климатических условиях. Разумеется, в первой, дореволюционной валу русских переселенцев, осевших в США, было, и помимо политэмигрантов немало горожан, в том числе инженеров и других профессионалов с высшим образованием и даже научных работников. Так, уже в 70-х годах XIX в. у Томаса А. Эдисона трудился русский инженер-электрик Ладыгин. В 1880-х годах начинал за океаном свою карьеру строителя железной дороги и основателя города Санкт-Петербург во Флориде грядущий бизнесмен и сенатор штата Калифорния П.А. Дементьев (1850-1919). В начале XX в. в США работал русский агроном М.И. Волков и будущий размашисто известный энтомолог А.И. Гетрункевич (1875-1964). А в годы Первой мировой войны в качестве членов и сотрудников закупочных миссий царского и Преходящего правительств в США оказались десятки русских инженеров различных специальностей, экономистов и т.д., многие из которых остались там на постоянное жительство.

После 1917 г. Россию, как популярно, покинули тысячи высокообразованных людей, специалистов фактически всех направлений естественных, технических и гуманитарных знаний. Одних лишь дипломированных инженеров среди них насчитывалось около трех тысяч. При этом для многих, особенно тех, кто уже получил какую-то известность благодаря своим трудам в области техники, с самого начала было характерно стремление обосновываться именно в США.

Так, инженер-электрик Владимир Карапетов (187?-1948), родившийся в Санкт-Петербурге и окончивший там в 1897 г. Институт линий сообщения, стал в США университетским профессором, консультантом Военно-морской академии, был удостоен наград и медалей научных обществ, стал автором немало книг в области электромеханики. Инженер А.М. Понятов (1892-1986) внес вклад в развитие в США электроники и создал крупную фирму АМПЕКС с 10 тысячами работников. Инженер-строитель Г.П. Чеботарев (1899-1986) сделался профессором Принстонского университета, где проработал 27 лет. Горный инженер П.А. Малоземов (1909-1997), ставший вице-президентом, председателем правления, президентом фирмы “Ньюмонт” и обративший ее в компанию международного класса, был удостоен членства в Палате славы горной промышленности США. Переехавший из Парижа в Америку инженер-судостроитель В.И. Юркевич (1885-1964) был конструктором одного из крупнейших лайнеров XX столетия “Нормандия”. Инженеры-судостроители Н.И. и И.Н. Дмитриевы и инженер И.А. Автомонов (1913-1995) работали конструкторами в ряде крупных американских фирм. Инженер Р.А. Неболсин (1900-19?) сделался известным гидравликом, специалистом по очистке воды и бизнесменом. Инженер М.Т. Зароченцев (1879-1963) стал видным специалистом в районы холодильных установок, а инженер А.М. Тихвинский – известным конструктором подводных лодок.

Но, пожалуй, наиболее ярким (хотя бы в силу своей масштабности) образцом в этом отношении может служить перечень имен известных нам русских инженеров, конструкторов, пилотов-испытателей, изобретателей и организаторов производства, внесших собственный вклад в развитие американского авиастроения. “Первопроходцами” среди них, приехавшими в США уже в 1918 г., оказались И.И. Сикорский (1889-1972), А.Н. Северский (Прокофьев-Северский, 1894-1974) и Г.А. Ботезат (1882-1940). Однако лишь после того, как “вертолетчику № 1” Сикорскому удалось сколотить костяк своей грядущей фирмы, состоявшей из авиаконструкторов, инженеров и пилотов-испытателей – М.Е. и С.Е. Глухаревых, Б.В. Сергиевского (1888-1971), И.А. Сикорского, В.Р. Качинского (1891-1986), а также скопить с помощью С.Рахманинова и других русских иммигрантов необходимые финансовые средства, в 1923 г. в Стратфорде (штат Коннектикут) была, наконец, основана фирма “Сикорски авиэйшн корпорейшн”. В ней отыщи работу и получили специальность многие русские инженеры, конструкторы и рабочие. Здесь выдвинулись такие крупные специалисты, как профессор А.М. Никольский (1902-1963), Н.А. Александров, В.Н. Гарцев.

В 1926 г. основал фирму “Де Ботезет импеллер компани” по производству вертолетов Г.А. Ботезат (изменивший в Америке свою фамилию на Де Ботезет). Большинство ее сотрудников бывальщины русскими (в том числе В.А. Иванов, Н.А. Транзе, Н. Соловьев). В 1931 г. на Лонг-Айленде (штат Нью-Йорк) возникла созданная А.Н. Северским фирма “Северски эйркрафт”, в какой работали такие известные авиаконструкторы и испытатели, как А.М. Картвели (1896-1974), ставший после ухода в 1939 г. Северского главой фирмы, М.А. Грегор. Вящая часть ее работников также состояла из русских иммигрантов. В 1943 г. создал фирму “Чейз авиейшн компани энд Струкофф” (а в 50-х годах “Струкофф эйркафт корпорейшн”) М.М. Струков (1883-1974), у какого работали его сыновья А.М. и М.М. Струковы. Наконец, в 1953 г. возникла еще одна русская фирма по производству вертолетов – “Бенсен эйркрафт корпорейшн”, созданная авиаконструктором (и теологом) И.В. Бенсеном (1918-1993), где работали и русские третьей волны. В этих и других фирмах служили также такие авиаконструкторы и пилоты-испытатели, как К.Л. Захарченко, В.А. Клыков, Б.В. Корвин-Круковский (1898-1989), В.Ф. Заходякин, Т.В. Рыльский и иные. О славе русских авиаконструкторов в Америке красноречиво свидетельствует и тот факт, что при создании новых авиационных фирм финансировавшие их лица устанавливали условием, чтобы “половина инженеров там были русскими”.

Воздействие второй и третьей волн русской иммиграции на американское общество прежде итого было интеллектуальным и культурным. Трудно переоценить, в частности, вклад этих людей в научно-технический прогресс приютившей их страны, так значительны и заметны следы, оставленные ими в развитии самых разных отраслей американской науки и техники.

Так, в области химии в США трудились академик В.Н. Ипатьев (1867-1952), о котором нобелевский лауреат Вальштетер сказал, что “никогда за всю историю химии в ней не появлялся немало великий человек, чем Ипатьев”; Г.Б. Кистяковский (1900-1982) – вице-президент Национальной академии наук США и консультант президента Эйзенхауэра по науке, И.И. Остромысленский (1880-1939) и иные. В различных областях физики – “отец телевидения” В.К. Зворыкин (1889-1982), специалист по теоретической и прикладной механике С.П. Тимошенко (1878-1972), физик С. Корф (1906-1989), теоретик в районы квантовой физики Г.А. Гамов (1904-1968).

Не менее значителен вклад русских ученых-иммигрантов в области общественных и гуманитарных наук. Можно наименовать десятки имен этих людей, работавших в американских университетах и колледжах, научно-исследовательских институтах и музеях. Некоторые из них (как, например, М.М. Карпович, М.И. Ростовцев) по многу лет возглавляли кафедры славистики, русской истории и литературы в престижных университетах так именуемой “Лиги плюща”. Создал факультет социологии в Гарвардском университете и долгое время руководил им бывший секретарь председателя Преходящего правительства в России Керенского – П.А. Сорокин (1889-1968). В числе его студентов были будущие президент Джон Ф. Кеннеди, госсекретарь Дин Раек, консультанты президента У.Ростоу, А.Шлезингер. “Эйнштейном лингвистики” и легендарным эрудитом, декламировавшим свои лекции в зависимости от обстоятельств на русском, английском, французском или немецком языке, называли Р.О. Якобсона (1896-1982), также трудившегося в Гарвардском университете. Среди экономистов наиболее известен нобелевский лауреат В.В. Леонтьев (1905-1999).

Характеризуя “русский вклад в американскую цивилизованную и духовную жизнь”, американские слависты Я.Чиж и И.Ружек оценивали его как “двойной – один, так сказать, международного плана и обретенный независимо от притока в США русских иммигрантов. Это музыка Чайковского и Глинки, созданья Толстого, Достоевского, Гоголя и Чехова, научные труды Менделеева, Мечникова, Павлова – и этот вклад нашел свой линия в американскую культурную жизнь без русской иммиграции. То же самое можно сказать о танцорах – Павловой, Нижинском, Фокине, певцах – Шаляпине и Липковской, актерах – Назимовой, Баклановой, Балиеве и массе других, кто приводил в восторг американскую публику и повлиял на американское искусство. С другой стороны, невозможно не заметить прямого воздействия на него русской иммиграции…”.

О наследии русской иммиграции убедительно напоминают многие десятки российских топонимов – названий заселенных пунктов и рек, нанесенных на карту Соединенных Штатов Америки. Только Москвой в 1990 г. в США называлось 16 населенных пунктов.

Массовый исход в XX в. из России, и в частности в Америку, ученых, инженеров и иных специалистов в разных отраслях культуры нанес весьма ощутимый, особенно в 20-х годах, ущерб интеллектуальному, в том числе научно-техническому и цивилизованному потенциалу нашей страны. А с другой стороны, он же свидетельствует, что научно-техническое и иное культурное творчество представителей русской иммиграции в США весьма успешно адаптировалось американскими научными и иными культурными сообществами. И в этой связи встает вопрос – как же нам, россиянам, ныне следует оценивать результаты исторически сложившихся трех валов массового “перелива” в США русских творческих кадров?

Один из недавних советских эмигрантов на подобного рода вопрос ответил в 1995 г. не без горечи так: “Я – американский гражданин. Ныне Америка получает гуманитарную помощь от России, которая не сравнима ни с чем. Я не оговорился: именно Америка получает ее с притоком русской эмиграции, воздействие которой на американскую науку, технику и культуру чрезвычайно велико. В ней десятки тысяч представителей российской интеллигенции – ученых, докторов, инженеров… Америке они пригодятся, а Россия их потеряла. Безвозвратно”.

На мой взгляд, нам остается, во-первых, утешаться (либо гордиться) разумом того, что русская иммиграция обогатила не только Америку, но и мировую культуру в целом, и тем самым, в контексте быстро нарастающей глобализации, объективно содействовала прогрессу человечества; а во-вторых, научиться, наконец, России – не “наступать на старые грабли”.


Русские иммигранты в США......Кого утеряла Россия?