Рюрик Новгородский и Рорик Фрисландский

Новость опубликована: 19.05.2019

Рюрик. Было бы изумительно, если бы в рамках изучения личности Рюрика в свете его норманнского происхождения исследователи не предприняли бы попыток установить его тождество с каким-либо исторически достоверным персонажем того поре.

Рюрик Новгородский и Рорик Фрисландский

Как это ни странно, но единственным достойным кандидатом на роль первого правителя древнерусского государства оказался датский вельможа, представитель датской королевской династии Скьёльдунгов Рорик, популярный по европейским хроникам как Рорик (Рёрик) Фрисландский или Ютландский.

Рорик – личность весьма примечательная. Это был весьма активный, амбициозный, храбрый, решительный и предприимчивый вождь. На его биографии следует остановиться подробнее уже хотя бы потому, что возможное тождество Рорика Фрисландского и Рюрика Новгородского признавали и признают такие корифеи исторической науки, как Б.А. Рыболовов, Г.С. Лебедев, А.Н. Кирпичников и другие.

Ютландские расклады

Впервые Рорик упоминается при описании событий 850 г. одновременно в Фульдских, Бертинских и Ксантенских анналах, вероятно, в связи со кончиной экс короля Ютландии Харальда Клака.. Чтобы понимать контекст этих упоминаний требуется сделать короткий экскурс в историю Дании первой половины IX в.

После крахи от рук собственного дружинника в 810 г. короля Ютландии Гудфреда среди данов разразилась долгая и кровавая междоусобица за престол. Одним из самых деятельных ее участников был Харальд по прозвищу Клак, то есть, «ворон». Дважды (в 812 – 814 гг. и в 819 – 827 гг.) он занимал датский престол, но оба раза был изгнан своим конкурентом Хориком I. В своей войне с Хориком Харальд Клак опирался на помощь франкского императора Людовика Благочестивого (в 826 г., чтобы добиться поддержки Людовика он даже крестился). Решительно проиграв в 827 г. борьбу за власть в Ютландии, Харальд Клак получил от Людовика лен во Фрисландии (побережье Северного моря западнее Ютландского полуострова) со столицей в городе Дорестад, с условием отстаивать земли франков от набегов своих родственников – свеев и данов. После смерти Людовика в 840 г. Харальд исполнял свои вассальные обязательства по касательству к его сыну Лотарю, поддерживая его в борьбе с братьями Людовиком Немецким и Карлом Лысым.

Рорик в исторических анналах

Итак, первое упоминание Рорика Ютландского в франкских анналах связано со кончиной Харальда Клака. При этом Бертинские анналы называют его братом Харальда, а Фульдские и Ксантенские – племянником. Вероятно, Рорик был, все-таки собственно племянником Харальда Клака, поскольку Бертинские анналы, говоря о Рорике называют его «братом юного Хариольда», а Харальд Клак в это пора юным быть никак не мог. Поэтому, вероятно, Бертинскими анналами имелся в виду некий другой Харальд, не Клак.

Суть же этих упоминаний такова: после кончины Харальда Рорик был обвинен королем Лотарем в измене и посажен в темницу, однако, сумел бежать и присоединился к противнику Лотаря, его родимому брату Людовику Немецкому, правителю Восточно-Франкского королевства. Опираясь на поддержку Людовика Рорик сумел собрать значительное армия и занялся отвоеванием утерянных владений – Дорестада и примыкающей к нему области, которой он владел вместе с Харальдом Клаком до момента кончины последнего. «Отвоевание» заключалось в систематическом грабеже побережья, которое он вместе с Харальдом еще несколько лет назад защищал от набегов викингов, и закончилось силовым захватом самого Дорестада. Не имея сил изгнать Рорика из этого города, где его, видимо, неплохо знали и поддерживали, Лотарь выдал нужду за добродетель и подтвердил владельческие права Рорика на этот город и земли на правах вассала.

Рюрик Новгородский и Рорик Фрисландский
Фризия в начине VIII в.

Бертинские анналы добавляют к это информации еще и то, что в процессе мести Лотарю, от действий Рорика пострадала не только Фрисландия, но и Фландрия (то кушать, все побережье Европы, от Ютландии до Ла-Манша) и даже Британия.

В 855 г. Рорик со своим двоюродным братом Годефридом, сыном Клака, безуспешно пытается примерить датскую венец после смерти короля Хорика I. Потерпев неудачу в этом начинании, оба брата вернулись в Дорестад. Обращает на себя внимание, что сын короля Лотаря, грядущий Лотарь II, безропотно освободил для них этот город, которым, по распоряжению своего отца управлял во время их отсутствия.

В 857 г. Рорик вновь участвует в конфликте со своими родичами – на этот раз после разгромы, нанесенного им королю Хорику II, он на некоторое время овладел частью его земель на Ютландском полуострове.

В 863 г. Рорик отказывается от присяги Лотарю II и присягает Карлу Плешивому, от которого получает дополнительные владения.

В 869 г. умирает Лотарь II, после чего происходит раздел его королевства между Карлом Плешивым и Людовиком Немецким. В период с 870 по 873 гг. анналы отмечают неоднократные встречи Рорика с Карлом, в ходе которых тот неизменно подтверждал владельческие права Рорика.

В 873 г. Рорик вновь меняет подданство, принеся вассальную присягу Людовику Немецкому. Чем было потребовано такое его решение анналы умалчиваю, как умалчивают и о реакции на такой поступок Рорика Карла Лысого. Это последнее упоминание в франкских анналах Рорика Фрисландского. Нет сведений о его кончины, как обычно это было принято писать в случае с таким знатными и известными всем особами. Только в 882 г. его земли будут переданы его родственнику – Годфриду, что могло означать официальный факт признания его помершим, либо факт его отказа от вассальной присяги.

Мог ли Рорик бывать на Руси?

Итак, активная военная и политическая жизнь Рорика отбита в анналах с 850 по 873 гг. Было ли у него время, чтобы «заехать» на Русь и основать там новое государство?

Чтобы добраться из Дорестада до Ладоги требуется победить по воде около 2500 км, то есть около 1350 морских миль. Средняя скорость драккара – около пяти узлов, таким манером, весь путь занимает около 270 часов чистого времени. С учетом необходимых остановок для загрузки провианта (положим!) и заправки пресной водой (обязательно!), пережидания непогоды, темного времени суток (не забудем и про «белые ночи») других непредвиденных задержек это время может увеличиться на треть, то есть до 360 ходовых часов. Получается 15 суток. Чтобы сходить от Ладоги или Новгорода до Дорестада, перекинуться там с кем-то парой словечек и вернуться обратно, в среднем нужен ровно один месяц. Временные лакуны в зафиксированной деятельности Рорика куда как вяще. Что мы можем сказать точно, так это то, что периодически наведываться в Британию он успевал, почему бы не предположить, что Британией он не ограничивался?

Не следует также забывать, что вся русская летописная хронология дохристианского этапа насквозь условна. Годы русских летописей могут не совпадать с годами европейских хроник, причем разница, по самым скромны и оптимистичным подсчетам может достигать четырнадцати лет уже желая бы потому, что первые русские хронисты вели отчет от знаменательных дат в Византийской империи, но какое из событий они брали за точку отчета не вечно понятно. В частности, непонятно какую дату со времен «царя Михаила» имели в виду летописцы, начиная свой отсчет поре: дату вступления Михаила III Пьяницы на императорский престол в 842 г. или дату начала его самостоятельного правления без регентства матери в 856 г. Разница между этими датами составляет те самые четырнадцать лет.

Таким манером, 873 г., год последнего упоминания Рорика Фрисландского в европейских хрониках «волшебным образом» запросто может оказаться 859 г. по летоисчислению русскому (а может и не очутиться), и тогда все даты, что называется, «бьются» практически идеально.

Немного о возрасте Рорика

Хотелось бы еще сказать о возможной дате рождения Рорика. Линией умозаключений, основанных на косвенных данных, часть исследователей пришла к выводу, что годом рождения Рорика с наибольшей вероятностью является 817 г. В этом случае в 873 г. ему было бы 56 лет, года по тем временам вполне почтенный, но отнюдь не критический. Если добавить к ним 17 лет, которые Рюрик правил в Ладоге и Новгороде, то выйдет 73 года – возраст уже более чем достойный, однако, вполне достижимый и по тем временам. Ярослав Мудрый умер в возрасте 76 лет, а Владимир Мономах – в году 72 лет, так что такое долгожительство было вовсе не исключительным случаем.

Так он или не он?

И все-таки к полному отождествлению Рорика Фрисландского с нашим Рюриком я отношусь скептически. Несмотря на то, что нет ровных данных указывающих на то, что это два разных человека, нет, кроме сходства имен и времени активной деятельности, каких-либо данных, свидетельствующих в прок такого отождествления. Косвенные же данные свидетельствуют как в ту, так и в другую сторону, заставляя сторонников каждой из гипотез прибегать к допущениям и обмолвкам.

Так, например, в пользу отождествления Рорика с Рюриком можно привести довод о том, что в анналах нет сведений о его семье и детях. Это, дескать, можно разъяснить тем, что его семья находилась далеко на востоке, хронисты знали, что она есть, но более ничего не знали и не интересовались. На это можно возразить, что о семействах половины, а то и больше героев европейских хроник мы знаем не больше, чем о семье Рорика, однако это вовсе не значит, что эти семьи были где-то далеко. О них просто не упоминают.

В пользу того, что Рорик и Рюрик – разные люди, можно привести довод о том, что деды Рюрика, как мы знаем, родом из района Уппсалы, а Уппсала – древняя столица шведской династии Инглингов, в то время, как достоверно популярно, что Рорик принадлежал к датской династии Скьёльдунгов. На это можно возразить, что и Инглинги, и Скьёльдунги известны нам исключительно по сагам, а в них черным по белоснежному написано, что и те, и другие произошли от Одина. А если серьезно, то на самом деле родословные скандинавских правителей настолько перепутаны, что без детального генетического изыскания их потомков (а где их взять?) делать какие-либо категоричные выводы просто не имеет смысла.

Так или иначе, в настоящее время историческая наука не может ни достоверно ввести тождество Рорика Фрисландского с Рюриком Новгородским, ни однозначно это тождество исключить. Мне же остается предложить читателю присоединиться к той или иной точке зрения на этот проблема, сообразно собственным желаниям и устремлениям, либо, как я, не присоединяться ни к какой.

Хотелось бы только добавить, что, на мой взгляд, если Рорик Фрисладский подлинно сумел стать основателем русской княжеской династии и первым правителем древнерусского государства, то для нас, наследников тех славян, скандинавов и финно-угров, с кем совместно он создавал и выстраивал Русь, ничего постыдного в этом факте нет. Таким предком можно и должно гордиться.

Источник