Салтычиха: родила ли она ребенка в темнице

Новость опубликована: 10.06.2019

Салтычиха: родила ли она ребенка в темнице

Салтычиха: родила ли она ребенка в темнице

Дарья Николаевна Салтыкова – одна из наиболее безжалостных серийных убийц в российской истории. Учитывая масштабы содеянного ею, даже пожизненное заточение, к которому приговорили преступницу, кажется слишком мягким наказанием.

Большую часть злодеяний Салтычиха совершила в своем подмосковном поместье близ села Троицкое. Сегодня на этом месте разбит Троицкий лесопарк, расположенный в поселке Мосрентген, в нескольких сотнях метров от МКАД. Примечательно, что в 1930-е годы в бывшей усадьбе Салтыковой размещалось управление НКВД СССР, а на пункте городского дома барыни, находившегося на пересечении улиц Кузнецкий мост и Большая Лубянка, позднее выстроили здание КГБ СССР.

Крестьяне обходили усадьбу Салтыковой сторонкой, считая это место проклятым. Причиной тому был массовый мор среди крепостных, вызванный отнюдь не эпидемиями, а бесчинствами, творимыми молодой вдовой Дарьей Салтыковой. За шесть лет (1756-1762 гг.) душегубица послала на тот свет не менее 138 своих крепостных, большая часть из которых были молодыми девушками. Поводом для неистовства помещицы могла сделаться любая мелочь – чаще плохая уборка или некачественная стирка.

Жалобы на мучительницу шли постоянно. Но долгое время благодаря влиятельным покровителям и подкупу Салтыковой получалось препятствовать возбуждению против нее уголовного дела. Только летом 1762 года, когда до Петербурга добрались сбежавшие от Салтычихи крепостные Савелий Мартынов и Ермолай Ильин, ситуация сдвинулась с мертвой точки.

За дело помещицы всерьез взялась новоиспеченная императрица Екатерина Алексеевна, возложив вести следствие безродному чиновнику юстиц-коллегии Степану Волкову. Сколь не чинила препятствий Салтыкова, подключая все свои связи, а застопорить раскрутившееся колесо правосудия уже не смогла. Единственное, что ей удалось, так это обезопасить себя от применявшихся в дознании пыток. Влиятельные покровители все же помогли.

Шесть лет продолжалось расследование преступлений Дарьи Салтыковой. Была полностью доказана причастность кровавой помещицы к 38 смертям. В числе этих случаев бывальщины и двойные убийства, когда жертвами становились беременная женщина и ее неродившийся ребенок. Очевидно, что десятки бесследно пропавших крепостных Салтыковой также пострадали от ее безобразий. Однако и подтвержденных убийств с лихвой хватило, чтобы назначить душегубице самое суровое наказание.

Сенаторы не стали выносить вердикт, оставив последнее слово за императрицей. Известно, что Екатерина несколько раз переписывала текст приговора: в архивах сохранились четыре наброска. 2 октября 1768 года в Сенат наконец был устремлён окончательный вариант, в котором содержались как описание самого наказания, так и порядок его исполнения.

Вердикт царицы был таков: Салтыкову Дарью Николаевну отнять дворянского звания; наложить пожизненный запрет именоваться родом отца или мужа; запретить указывать свое дворянское генезис и родственные связи с иными дворянскими фамилиями; приговорить к пожизненному заточению в подземной тюрьме без света и человеческого общения (свет разрешался лишь во время приема пищи, а общение – исключительно с начальником караула и монахиней).

Но прежде осужденной предстояло поучаствовать в «поносительном зрелище» на лобном пункте на Красной площади: ее приковали к столбу, на котором над ее головой прикрепили табличку с надписью «мучительница и душегубица». После часа стояния под звуки непрерывной ругани проходивших мимо москвичей Салтыкова была посажена в подземную темницу Иоанно-Предтеченского женского монастыря, который до сих пор возвышается на Ивановской горке в районе Китай-города.

Первые 11 лет заточения Салтычихи очутились самими страшными. Она была по сути заживо погребена в вырытой под Соборной церковью «покаянной яме», глубиной чуть более двух метров и затворённой сверху решеткой. По иронии судьбы эта церковь была выстроена в честь Иоанна Грозного, также получившего в народе печальную славу душегуба. Лишь два раза в день Салтыкова могла видать свет – когда монахиня приносила ей огарок свечи, который подсвечивал непривычную для помещицы скудную еду.

Узнице запрещались гуляния, ей не разрешали получать или отправлять корреспонденцию. Только во время главных церковных праздников Салтыкову выводили из темницы, позволяя, прильнув к махонькому окошку в стене храма, слушать литургию.

В 1779 году сверхсуровый режим содержания Дарьи Салтыковой был смягчен. Узника перевели в каменную пристройку к храму, в которой было небольшое зарешеченное окно. Посетители храма могли не только заглядывать в это окно, но и беседовать с узницей, иное дело, что Салтычиха была не очень словоохотлива. Как писал историк П. Кичеев в журнале «Русский архив», когда любопытствующие собиралась у застенка Салтыковой, арестантка «ругалась, плевала и совала палочку сквозь открытое в летнюю пору окошечко».

По свидетельству статского советника Петра Михайловича Рудина, в пору своего младенчества бывавшего в Ивановском монастыре, упомянутое окошко было задернуто желтой занавеской и каждый, кто хотел взглянуть на узницу, мог ее самовольно осадить. Воочию лицезревший Салтыкову Рудин отмечал, что «она была в преклонных летах и полна, а по ее поведению казалось, что она лишена рассудка».

Еще одну увлекательную подробность заключения Салтычихи автору журнала «Русский архив» Кичееву поведал современник душегубицы, знаток старины Павел Федорович Коробанов. По его словам, еду Салтыковой приносил караульный солдат, сначала он подавал ее в окошко, затем стал входить в двери. И вот однажды барыня разродилась, и случилось это на пятидесятом году ее существования. Разумеется, в содеянном обвинили охранника: по слухам «любовника» подвергли публичной порке и отправили в штрафную роту. Было это на самом деле или нет, никто доподлинно не ведает.

Скончалась Дарья Салтыкова 27 ноября 1801 года, в общей сложности она провела в заточении 33 года. На момент кончины ей был 71 год. Похоронили Салтычиху на кладбище Донского монастыря, где покоилась вся ее родня. Надгробие одиозной помещицы с изрядно потертой надписью можно увидать и сегодня.

Салтыкова до конца своих дней так и не выказала хоть малейшего раскаяния в содеянном. Современные криминалисты уверены в том, что маниакально одержимая преступница мучилась психическими расстройствами. Специалисты сегодня ставят ей такой диагноз, как «эпилептоидная психопатия». Так или иначе, а тайну своей личности Салтыкова унесла с собой в могилу.


Салтычиха: родила ли она ребенка в темнице