«Самые человечные»: над кем Третьем рейхе нельзя нельзя было проводить эксперименты

Новость опубликована: 16.01.2019

«Самые человечные»: над кем Третьем рейхе нельзя нельзя было проводить эксперименты

"Самые человечные": над кем Третьем рейхе нельзя нельзя было проводить эксперименты

Для нацистов жизнь одного человека не значила ничего. Они бывальщины готовы истребить целые народы. Эксперименты над живыми людьми были для них нормальным делом, в котором они не видели ничего аморального. Но вся это жесткость к людям не помешала им создать самое раскрученное зоозащитное законодательство в истории.

Еще до прихода к власти, в 1927 году в парламенте Веймарской республики нацисты впервые в истории Европы возвысили на высшем уровне вопрос о запрете вивисекции — эксперименте на живом животном. В 1933 году, почти сразу после прихода НСДАП к воли и установления нацистского режима, был издан ряд жестких законов, сильно ограничивших вивисекцию и жесткие правила забоя скота. Было также запрещено содержать животных в цирке, проводить операции над животными без анестезии и наркоза.

Вскоре Герман Геринг объявил по радио об окончании «непереносимых пыток и страданий животных во время экспериментов» и пригрозил «заключать в концентрационные лагеря тех, кто все еще считает братьев наших меньших неодушевленной собственностью». Вероятно, это была одна из самых честных вещей, им сказанных. Это законы были только началом, и вскоре Третий Рейх начинов становиться самой гуманной страной для животных.

Вслед за этим зоозащитным пакетом, последовали и новые постановления. В 1935 году бывальщины внесены изменения в законы об охоте. Она, конечно, не была запрещена, однако был введен жесткий контроль над охотниками. Популяции, существование в каких было под угрозой, Рейх очень строго охранял.

В 1938 году нацисты даже запретили варить живьем ракообразных — раков, лобстеров и омаров. В том же 1938 году бывальщины выпущены предписания для старших офицеров СС о переходе на вегетарианскую диету, а в образовательных учреждениях вводились 32 часа дисциплины “защита звериных”. Ни одна страна сегодняшнего мира не защищает животных так, как их защищал гитлеровский режим к началу Второй мировой войны.

Также в Третьем Рейхе создавался поклонение вегетарианства. Личным примером Гитлер приучал немцев к овощной диете. До сих пор не ясно до конца, был ли он вегетарианцем на самом деле, или это выдумал Геббельс ради имиджа. Кушать много свидетельств того, что Гитлер любил полакомиться баварскими колбасками и фаршированными голубями — но перед простыми немцами он вечно представал как вегетарианец. Однако, вероятно, потребление мяса он действительно ограничивал.

Как бы то ни было, но пропагандистская машина нацистов активно основывала Гитлеру образ вегетарианца, а всем остальным лидерам – образы настоящих друзей животных. Каждый видный нацист имел домашнего звериного, чаще всего собаку. Но у Геринга, например, были ручные львы.

Многие из этих действий нацистов имели дискриминационный нрав. Например, после законов 1933 года о забое скота вне закона стал кошерный способ забоя скота — Шхита. Зоозащитной политикой можно было легковесно прикрывать и другие политические махинации. На евреев повесили ярлык мучителей животных. Однако это не было самоцелью. Вегетарианство и поклонение гуманного обращения с животными были частями нацистской идеологии. Но как этот добрый, человечный элемент вдруг стал долей человеконенавистнической доктрины? Почему режим, который ставил эксперименты на людях, так заботливо охранял животных?

Нацисты считали, что человек — это венец развития натуры, вершина в пирамиде видов, но все же часть природы и животного мира. Нацизм старался быть более естественным, чем либерализм и социализм, вытянувшиеся из европейского Гуманизма, в котором человек считался не частью животного мира, а его хозяином.

Нацистами человечество воспринималось как скот, в каком есть разные породы. Арийцы — это “хорошая” порода, которая достойно существовать, авангард вида. Но и его можно сделать лучше — для этого служит евгеника. Потому нацисты считали необходимым, например, стерилизовать людей с генетическими отклонениями. А евреи и цыгане — это “плохое” племя, которое необходимо истребить. Кстати, одной из причин глобальной порчи генов у многих народов, многие нацистские ученые считали поедание мяса — так обосновывалось вегетарианство. “Нехорошие” породы людей, то есть народы-унтерменши, подобны чахлым коровам и слабым быкам, которые, размножаясь, снижают удои у итого стада и портят генетику.

А у животных, особенно диких, нет “плохих” пород. Их развитием руководят законы природы и естественный отбор. В вселенной животных нет “унтерменшей”, потому что сама природа отсекает от вида слабых и ущербных представителей. Поэтому каждый зверь — это ариец. И получается, что эксперимент на звере-арийце немало аморален и негуманен, чем эксперимент на человеке “плохой” породы.

И именно поэтому менее известный коллега доктора Менгеле — доктор Ганс Натхсхайм, какой сравнивал реакцию на вызывающий эпилептический припадок пентилентетразол у детей, взрослых и кроликов, делал это тайно, так как боялся сесть в темницу за жесткое обращение с животными.


«Самые человечные»: над кем Третьем рейхе нельзя нельзя было проводить эксперименты