«Самый человечный и справедливый»: почему советский суд никогда таким не был

Новость опубликована: 11.01.2019

«Самый человечный и справедливый»: почему советский суд никогда таким не был

"Самый человечный и справедливый": почему советский суд никогда таким не был

Советский суд в шутку называли самым гуманным в мире, но шутить над его вердиктами никто не желал: они предполагали не только длительные сроки заключения, но и смертную казнь.

Дело «Весна» (1930-31)

В самом начале 1930-х годов в СССР завязалась первая волна больших репрессий, вошедшая в историю, как дело «Весна». Целью преследования со стороны советского руководства сделались офицеры РККА, служившие ранее в рядах Русской Императорской армии. В числе осужденных также были белые эмигранты, разрешившие добровольно вернуться в СССР.

Инициатором процесса считают члена ОГПУ Израиля Леплевского, который при поддержке Генриха Ягоды взял более 3000 человек.

Многие из них были расстреляны. Среди осужденных оказались такие известные личности, как Владимир Ольдерогге – командующий Восточным фронтом РККА и Александр Свечин – выступающий военный теоретик, автор классического туда «Стратегия». Свечин был отпущен уже в 1932 году и семь лет служил в разведке и Академии Генштаба РККА, пока не угодил под новый виток процессов в 1937 году.

Историки основной причиной дела «Весна» называют напряженную внешнеполитическую ситуацию, при какой советское руководство ожидало активизации белого движения как за рубежом, так и внутри страны.

Процесс Зиновьева – Каменева (1934-36)

Это дело получило популярность как «процесс 16-ти». Столько человек было осуждено и расстреляно за участие в так называемом «троцкистско-зиновьевском заговоре» с целью ликвидации Сталина и еще кой-каких членов правительства.

Ниточки к этому процессу тянутся с 1932 года, когда Троцкий публично предложил сменить генерального секретаря.

Группа из 16 человек обвинялась в том, что в соответствии с директивой Троцкого создала террористический середина для ликвидации руководителей Советского правительства – Сталина, Ворошилова, Орджоникидзе, Жданова, им же вменялась организация убийства Кирова.

Процесс очутился уникален тем, что на нем не было предоставлено ни одной улики, подтверждающей обвинения. В июне 1988 года Верховный суд СССР реабилитировал осужденных за отсутствием состава правонарушения.

Дело Тухачевского (1937)

Маршал Тухачевский был главным фигурантом дела по которому членов антисоветской троцкистской военной организации винили в связях с немецким Генштабом, подготовке террористических актов против членов Политбюро и разработке плана по вооруженному захвату Кремля.

Сведения о предстоящем комплоте во главе с Тухачевским были получены от чешских дипломатов, однако до сих пор подлинность документов не была установлена.

Известно, что маршал написал признательные свидетельства, впрочем, специалисты уверены, что они были даны под пытками или под воздействием психотропных средств.

Тухачевского расстреляли 11 июня 1937 года разом же после закрытого судебного заседания. 31 января 1957 года он был посмертно оправдан и реабилитирован.

Дело Стрельцова (1958)

Ни одно уголовное дело не обросло таким числом слухов и сплетен как «стрельцовское». Сегодня некоторые исследователи даже допускают вмешательство западных агентов с целью скомпрометировать футболиста, отняв его возможности выступать на чемпионате мира. Нет полной уверенности, что именно Стрельцов был причастен к изнасилованию.

Среди объяснения причин случившегося выделяются такие версии, как наказание «зарвавшегося» кумира молодежи, исключение попытки Стрельцова остаться в Швеции, ослабление «Торпедо» и персональная мщение Фурцевой.

Последняя выглядит наиболее правдоподобно, учитывая то, что спортсмен осмелился повысить голос на высокопоставленного чиновника.

Эдуарду Стрельцову присудили 12 лет лишения независимости, через 5 лет он был досрочно освобожден.

Дело Рокотова (1961)

Это было начало эры фарцовщиков. Первыми жертвами правосудия за участие в  незаконных валютных операциях сделались Рокотов, Файбишенко и Яковлев. Это трио обвинялось в организации сложной системы посредников для скупки иностранной валюты и товаров у зарубежных туристов.

Длинное время Рокотов действовал безнаказанно, так как был осведомителем ОБХСС.

Но в 1960 году Рокотов с подельниками все же был арестован после изъятия валюты и золота на сумму возле 1,5 миллионов долларов. Им присудили 8 лет лишения свободы. В дело вмешался Хрущев и потребовал более жесткого наказания – срок был повышен до 15 лет.

На этом дело не закончилось. Политбюро в спешном порядке инициировало указ «Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил валютных операций». Произошел беспрецедентный случай: все три винимых были приговорены к расстрелу по закону, принятому после совершения деяния.

Суд над армянскими террористами (1979)

В январе 1977 года Москву сразили три взрыва – в вагоне метро между станциями «Измайловская и «Первомайская», в магазине на Лубянке, а также возле магазина по улице 25 Октября (ныне Никольская).
В итоге взрывов 7 человек погибло (все во время взрыва в метро) и 37 оказались ранеными.
Долгое время следствие не могло выйти на предполагаемых террористов. Но в октябре 1977 года на Курском вокзале была предупреждена попытка еще одного теракта. Улики вывели оперативников на группу армян, входивших в националистическую организацию, целью которой было создание самостоятельной Армении.

Закрытый процесс проходил с 16 по 20 января 1979 года. Подозреваемые свою вину не отрицали и 24 января бывальщины приговорены к высшей мере наказания. Впрочем, тогда в среде советских диссидентов существовало убеждение в фальсификации процесса и вероятной причастности к взрывам КГБ – по их заявлению, все обвиняемые имели алиби.

«Рыбное дело» (конец 1970-х – начало 1980-х)

В конце 1970-х годов в поле зрения сотрудников КГБ угоди Генеральный директор торгово-производственной фирмы «Океан» Фельдман и директор одного из фирменных магазинов Фишман. Как оказалось, обвиняемые вывозили крупные суммы денежек во время турне по социалистическим странам и, обменивая их на валюту, переправляли на Запад. Так они готовили почву для выезда из СССР.
В ходе последствия была вскрыта крупная криминальная сеть, занимавшаяся контрабандой черной икры.
Ключевым фигурантом дела оказался замминистра рыбного хозяйства СССР Владимир Рытов. Чиновнику было предъявлено обвинение в получении взяток на сумму в несколько сот тысяч рублей, за что он был приговорен к тленной казни.

Из этого процесса выросло так называемой «сочинско-краснодарское» дело, в котором по обвинению в коррупции проходили председатель Сочинского горисполкома Воронков и первоначальный секретарь Краснодарского крайкома Медунов. В ходе этого дела более 5000 чиновников были уволены со своих постов, образцово 1500 человек осуждены и получили немалые сроки.

«Хлопковое дело» (1980-е)

Расследование экономических и коррупционных злоупотреблений в Узбекской ССР имело огромный резонанс и вылилось в 800 уголовных дел, по каким было осуждено свыше 4 тыс. человек по обвинению в приписках, взятках и хищениях.

Полный ход «Хлопковому делу» дал пришедший в 1983 году к воли Андропов, у которого сложились неприязненные отношения с Первым секретарем ЦК Компартии Узбекистана Рашидовым.

Расследования по «Хлопковому делу» продлились до 1989 года, в ходе каких были произведены громкие аресты, в том числе, бывшего министра хлопкоочистительной промышленности Узбекистана В. Усманова и зятя Брежнева, бывшего заместителя
Министра внутренних дел СССР Ю. Чурбанова. Усманова приговорили к высшей мере, а Чурбанову дали 12 лет с конфискацией собственности.

«Елисеевское дело» (1984)

Крупнейшее дело о хищениях в советской торговле было также инициировано Андроповым. О важности этого дела указывает тот факт, что оно расследовалось исключительно сотрудниками КГБ, без привлечения МВД.
Тогда по обвинению во взяточничестве был арестован директор гастронома «Елисеевский» Юрий Соколов.
Он длинно отрицал свою вину, но когда понял, что люди, которые им «пользовались» не предпринимают усилий к его спасению – заговорил.

В итоге было выявлено, что в коррупционные связи очутились вовлечены 757 человек – от директоров магазинов до руководителей торговли Москвы и страны. Следствие пришло к выводу, что государству нанесен всеобщий ущерб в 3 миллиона советских рублей.

Сотрудничество со следствием Соколова не спасло, 14 декабря 1984 года он был приговорен к высшей мере кары.


«Самый человечный и справедливый»: почему советский суд никогда таким не был