Семь повешенных и одинешенек сумасшедший: как судили японских генералов

Новость опубликована: 13.11.2018

Семь повешенных и одинешенек сумасшедший: как судили японских генералов 70 лет назад завершился процесс над японскими военными преступниками

12 ноября 1948 года завершился Интернациональный военный трибунал над руководством Японии времен Второй мировой войны, обвиненном в различных тяжелых преступлениях, в том числе в планировании и ведении брани против СССР. В итоге шестерых генералов и одного премьер-министра казнили, остальным осужденным назначили различные сроки тюремного заточения, а главного идеолога японского милитаризма Сюмэя Окаву признали сумасшедшим.

70 лет назад в Токио завершил работу Международный военный трибунал для Далекого Востока. В ходе длившегося 2,5 года процесса над 28 военными преступниками из числа высшего военного и гражданского руководства Японской империи (среди них четыре бывших премьер-министра, 11 министров, восемь генералов и два посла) было прочерчено 818 открытых судебных заседаний и 131 заседание в судейской комнате. Трибунал принял 4356 документальных доказательств и приобщил к делу 1194 свидетельских свидетельства. Виновность всех подсудимых была неопровержимо доказана. В состоявшем из 1214 страниц приговоре констатировалось, что на протяжении рассмотренного трибуналом этапа 1928-1945 годов внешняя и внутренняя политика Японии была направлена на подготовку и развязывание агрессивных войн, а подсудимые совместно с руководством Германии и Италии влеклись к завоеванию мирового господства и порабощению других народов.

Подробно был рассмотрен и вопрос об агрессивных действиях японских милитаристов против СССР.

Заявка о проведении военного суда над японцами было зафиксировано в Потсдамской декларации, 10-й пункт которой гласил:

«Мы не стремимся к порабощению японцев как расы или уничтожению их как нации, однако надлежит быть осуществлено суровое правосудие в отношении всех военных преступников, включая тех, кто совершал зверства против наших военнопленных».

Ключевую роль в развертывании процесса сыграли США, какие хотели усилить свое влияние после суда над нацистами в Нюрнберге, где американцы по большей части остались на втором плане. В вину японцам ставился альянс с Германией и Италией, подписанный в Берлине 27 сентября 1940 года сроком на 10 лет. Рассматривалось нападение Японии на США в Перл-Харборе, а также на Филиппины и Голландию в юго-западной доли Тихого океана, на представителей Британского Содружества и на французский Индокитай, обширные территории которого, равно как и земли Китая, подверглись длительной оккупации.

Статут, определявший структуру трибунала, юрисдикцию и общие условия, был утвержден главнокомандующим союзных войск на Дальнем Востоке американским генералом Дугласом Макартуром. Статут вобрал в себя важнейшие положения Нюрнбергского трибунала, однако в нем не был соблюден принцип равноправного участия стран в организации и проведения процесса. Если нацистов судили на четырех стилях, то в Токио использовался только английский. Обвинительное заключение составили представители 11 держав, которых японская агрессия коснулась напрямую (9 из них являлись подписантами Акта о капитуляции Японии).

Процесс возглавлял австралийский судья Уильям Уэбб, основным обвинителем был назначен американский прокурор Джозеф Киннан.

СССР в качестве судьи представлял на процессе член Военной коллегии Верховного корабля, генерал-майор юстиции Иван Зарянов, а в качестве прокурора – начальник Договорно-правового отдела МИД Сергей Голунский, которого вскоре переменил прокурор Москвы Александр Васильев.

При этом советская сторона, если так можно выразиться, осталась наименее пострадавшей от японцев. Во пора Второй мировой войны японское командование не решилось на вторжение в СССР, памятуя об опыте боев на озере Хасан (в 1938 году) и реке Халхин-Гол (1939). Ровное столкновение между державами случилось только в августе 1945 года и фактически завершало войну. Три сформированных фронта всеобщей численностью 1,5 млн человек под началом маршала Александра Василевского разгромили миллионную Квантунскую армию. Потери японцев составили 84 тыс. бойцов убитыми и около 600 тыс. взятыми в плен против 12 тыс. погибших у Советского Союза. Красноармейцы захватили Курилы и полуденную часть Сахалина – состоялся своеобразный реванш за унижение Русской императорской армии в 1905 году.

Вопрос государственной принадлежности так именуемых «северных территорий» — трех крупных и череды мелких островов Курил, с японской точки зрения, остается отворённым до сих пор и вот уже 73 года не позволяет странам заключить мирный договор.

Первоначально обвинительное заключение состояло из 55 пунктов, в каких осуждались агрессивные войны Японии, начиная с 1937 года, преступный характер политики японского руководства, принесшей неисчислимые жертвы и лишения народам немало стран, самому японскому народу. Приводились факты массовых убийств – к примеру, Нанкинской резни, в ходе какой было уничтожено более 300 тыс. жителей города и китайских военных. Воспроизводился «марш смерти» на Филиппинах, во время какого погибли десятки тысяч военнопленных и т.д.

Пункты обвинения на Токийском процессе были разделены на три категории – преступления против вселенной, массовые убийства и преступления против обычаев войны и против человечности. Во всех пунктах обвинительного заключения были детализированы как сами бесчисленные акты преступных деяний, так и формы конкретного участия в них отдельных обвиняемых. Было отмечено, что все эти преступления были заранее запланированы, чтобы гарантировать Японии и ее союзникам господство над миром.

«Осуществление агрессии сопровождалось неслыханными жестокостями, полным попранием принципов свободы и почтения человеческой личности, разорением экономики, уничтожением культурных ценностей», — устанавливал трибунал.

Советский обвинитель Васильев мастерил особый акцент на то, что «главные японские военные преступники вершили свои преступления вместе со своими сообщниками из гитлеровской камарильи и что империалистическая Япония должна разделить ответственность гитлеровской Германии за все совершенные ею злодеяния».

«Миллионы погибших на полях сражений и замученных в фашистских застенках; миллионы дам, детей и стариков, истребленных в мирных городах и селах, подвергшихся захвату, многомиллионные убытки, понесенные народами всего вселенной в результате огромных разрушений, вызванных агрессивной войной; гибель колоссальных культурных и исторических ценностей, варварски уничтоженных, — таков счет, предъявляемый человечеством к империалистической Японии в соучастье с гитлеровской Германией», — следовало из его слов.

Трибунал проигнорировал американские бомбардировки Хиросимы и Нагасаки и ряд процессуальных процедур, что позволило кое-каким подвергнуть критике ход процесса, называя его не справедливым беспристрастным судом, а расправой победителей над проигравшими. Самый серьезный раскол между самими судьями случился по предлогу применения к осужденным смертной казни. У такой меры нашлись принципиальные противники, однако победило в итоге мнение большинства.

«Вердикт, выплеснутый трибуналом в результате незаконной процедуры, не может быть правомочным», — заявил французский судья Анри Бернар, не участвовавший в заседаниях.

А включенный в состав судей представитель Британской Индии Радхабинод Пал оспорил не лишь конкретные детали и выводы, но и саму правомочность трибунала и концепцию приговора.

Тем не менее, к смертной казни через повешение бывальщины приговорены семь человек – генералы Коэндзи Доихара, Сэйсиро Итагаки, Хэйтаро Кимура, Иванэ Мацуи, Акира Муто, Хидэки Тодзио, а также бывший глава МИД и премьер-министр Японии Коки Хирота. Вердикт был приведен в исполнение в ночь на 23 декабря 1948 года. Многие их них были признаны виновными, среди прочего, по пункту 35 (планирование и ведение брани против СССР). 16 подсудимых получили пожизненные сроки, еще у двоих вина была доказана частично – им назначили 20 и семь лет заточения соответственно. Отправленные в тюрьму японцы либо умерли до отбытия установленного наказания, или же вышли по УДО в середине 1950-х годов.

29-м на скамье подсудимых должен был очутиться бывший премьер Фумимаро Коноэ. Однако он отказался от добровольной сдачи и в ночь на 16 декабря 1945 года зачислил цианистый калий. Экс-министр иностранных дел Есукэ Мацуока и адмирал флота Осами Нагано (обвинялся, в том числе, по 35-му пункту) померли во время судебного следствия, а главного идеолога японского милитаризма Сюмэя Окаву признали невменяемым из-за развившегося психического заболевания и выключили из числа подсудимых Токийского трибунала, но оставили в тюрьме, переведя в американский военный госпиталь.

Источник