Семен Экштут: Отчего наука боится Ленина?

Новость опубликована: 01.11.2016

Семен Экштут: Почему наука боится Ленина?

Среди ученых до сих пор не отыскалось смельчака, рискнувшего написать новейшую биографию вождя революции

Давайте считать

Звучит невероятно, но это действительно так: мы до сих пор не имеем новейшей жизнеописания Владимира Ильича Ленина. То есть компактной книги, сочетающей в себе два столь редко встречающихся вместе достоинства: научную достоверность тщательно фундированной монографии и увлекательность чтения документального созданья, мастерски написанного рукой беллетриста. Да, в эпоху Советского Союза по идеологическим соображениям исключался правдивый рассказ о ряде увлекательных сюжетов из жизнеописания вождя — "пломбированном вагоне", взаимоотношениях со Сталиным и Троцким, частной жизни, личной ответственности за "обращение войны империалистической в войну гражданскую".

Но что мешает сделать это сейчас, когда для исторической науки нет ни запретных тем, ни фигур умолчания?

Для основы оценим масштаб подготовительной работы, которую необходимо провести смельчаку. Прежде всего исследователю нужно будет изучить ленинское литературное и эпистолярное наследство. Ответ лежит на поверхности: для этого нужно быть действительно очень отважным человеком.

Давайте считать.

Томов — сотни, документов — тысячи

Целое собрание сочинений В.И. Ленина, вышедшее в 1956-1966 годах, состоит из 55 томов и включает свыше 3 тысяч документов.

К целому собранию примыкают три дополнительных тома:

алфавитный указатель ленинских произведений — 757 страниц,

справочный том в двух частях — предметный указатель (799 страниц) и азбучный (688 страниц).

Итого: 2244 страницы справочной информации.

Именно там дано аутентичное воспроизведение ленинских подлинников (особенности орфографии, сокращений слов и т.п.). В "Ленинских сборниках" опубликованы проекты решений и декретов, постановлений ЦК партии, СНК, СТО; черновые наброски, пометки, конспекты и тезисы по различным проблемам, а также письма, телеграммы и записки, распоряжения, указания, адресованные учреждениям, организациям, отдельным лицам, написанные Лениным. Добавим к этому 40 томов "Ленинских сборников" (издание сделалось выходить в 1924 году, а последний том опубликован в 1985-м). "Ленинские сборники", печатавшиеся параллельно с подготовкой и изданием собрания сочинений, кормят подготовительные материалы к произведениям, текстам речей и выступлений.

Выявленные факты о жизни и деятельности вождя составляют 13 томов (в том числе одинешенек справочный) капитального и тщательно фундированного издания "Владимир Ильич Ленин. Считаем дальше. Биографическая хроника". Чтобы оценить масштаб этого издания, отмечу, что первоначальный том включает свыше 3 тысяч фактов и около 4 тысяч фактов приводится во втором томе.

В эту книгу включено 422 документа, из них 332 ранее не публиковалось вообще, прочие опубликованы либо за рубежом на языке оригинала, либо в России в периодике и монографических исследованиях, целый ряд из них с купюрами. Неизвестные документы (1891-1922)". Уже в новоиспеченном тысячелетии, в 2000 году, издательством РОССПЭН выпущен 607страничный том "В.И. В капитальном издании сделан акцент на том, о чем не зачислено было говорить в советской литературе: Владимир Ильич принадлежал к дворянскому сословию Российской империи, а его отец был наглядным образцом восходящей социальной мобильности. Ленин.

"Дворянин Владимир Ильин Ульянов, 21 года, приехал из Самары содержать экзамен в Испытательной юридической комиссии при Императорском С.-Петербургском университете". Эта запись сделана рукой самого Владимира Ильича весной 1891 г. на снимки постановления Симбирского дворянского собрания от 29 ноября (11 декабря) 1886 г. о внесении Марии Александровны Ульяновой с детьми 17 (29) июня 1886 г. в дворянскую генеалогическую книгу Симбирской губернии.

И.Н. Ульянов, родившийся в семье мещанина, по закону имел право перейти в дворянское сословие и как кавалер ордена Св. Владимира 3-й степени, и как лик, обладавшее соответствующим чином по Табели о рангах, но этими возможностями не воспользовался. Этот чин, полученный И.Н. Ульяновым 1 января 1877 г., подавал право на причисление к дворянскому сословию. В примечании к публикуемому документу отмечено, что Илья Николаевич Ульянов, отец вождя, занимал рослый по губернским масштабам пост директора народных училищ Симбирской губернии, а его заслуги были отмечены пятью императорскими и царскими орденами и производством в чин действительного статского советника (IV класс Табели о рангах, отвечал военному чину генерал-майора). Отпущенный на оброк Николай Ульянов (или Ульянин), отец Ильи Николаевича, в Нижегородскую губернию не вернулся, вселился в Астрахани, освоил ремесло портного и в 1808 г. был приписан к мещанскому сословию. Прадед, дед и отец Ильи Николаевича были крепостными крестьянами Нижегородской губернии. Лишь после его кончины вдова М.А. Ульянова добилась причисления к дворянскому сословию себя и своих детей.

Итак, задолго до Великой русской революции сын астраханского мещанина и внук крепостного получил возможность сделать глянцевитую карьеру: дослужиться до генеральского чина и выслужить потомственное дворянство себе и своим детям.

Почему же Александр и Владимир Ульяновы отправь в революцию? Вот вопрос, на который предстоит ответить будущему биографу.

А еще ему предстоит ознакомиться с 14 томами документального сборника "Декреты Советской воли" (1957-1997) и мемуарными свидетельствами современников, содержащимися в восьми вышедших томах из запланированного 10-томника "Мемуары о Владимире Ильиче Ленине".

И, как говорится, на десерт: в архивах сохранилось 149 прижизненных фотографий Ленина, выполненных в различные годы, которым органически суждено войти в систему авторских доказательств в новой книге о жизни Ленина.

А теперь зададимся проблемой: кто из ученых готов пройти этот путь?

Две пятилетки ждут исследователя

Работа над написанием текста, его обсуждением в профессиональной окружению и редактированием займет еще пять лет. Лишь после проведения такой подготовительной работы можно будет приступить к созданию самой книжки. Современному исследователю предстоит потратить не менее пяти лет жизни только на то, чтобы внимательно прочитать перечисленные выше книжки, сделать необходимые выписки и установить логическую связь между отобранными для исследования материалами.

Если писать по пол-листа текста в месяц, то за этот срок можно подготовить манускрипт объемом в 30 авторских листов. Поясню свои расчеты. Так что, если рассуждать по законам формальной логики, в ближайшее пора мы вряд ли получим биографию Ленина, подготовленную авторитетным специалистом. Мало кто из современных исследователей по собственному почину, на свой ужас и риск дерзнет предпринять такой грандиозный труд, а государство или меценаты едва ли станут финансировать подобный проект. Пять лет — это 60 месяцев. Учитывая реалии книжного базара, книга большего объема вряд ли заинтересует какое-либо издательство.

Но это не означает, что такой биографии не суждено появиться.

Если бы научные открытия происходили только по законам формальной логики, то многие из них никогда бы не были сделаны. Мой вывод парадоксален. Полагаю, что в обозримом будущем в интеллектуальном пространстве вытекает ожидать появления амбициозного, работоспособного и вдумчивого исследователя, обладающего высокой продуктивностью интеллектуальной деятельности, — и он, даже не имея соответственного заказа со стороны крупного издательства, приступит к реализации этого замысла.

Мы не сможем осмыслить ни трагедию Русской Смуты, ни веер вероятных исторических альтернатив, сопряженных с точкой бифуркации, в которой сейчас находимся, если не создадим современную биографию Ленина. Не выполнив такую труд, мы не найдем ответы на животрепещущие вопросы современности и не выведем формулу противоядия против смуты.

А известные каждому советскому школьнику строчки Владимира Маяковского вновь приобретут нынешнее звучание: Тот, кто раньше других осознает эту истину, тот и начнет работать над написанием книги о Ленине.

Коротка
и до последних мгновений
нам
популярна
жизнь Ульянова.
Но долгую жизнь
товарища Ленина
надо писать
и описывать заново.
КСТАТИ

"Нашим всем" для Ленина был Салтыков-Щедрин

Опираясь на опубликованную справочную информацию я произвел несложные подсчеты и ввёл, что литературные пристрастия Ленина вполне соответствовали духу времени. Стихи Семена Надсона вождь знал наизусть и даже использовал их в качестве ключа для шифрованной партийной переписки. Салтыков-Щедрин был его любимейшим беллетристом. В 55 томах Полного собрания сочинений Ленина произведения сатирика цитируются или упоминаются 176 раз: 165 раз до победы Октябрьской революции и лишь 11 раз — после. Это безотносительный рекорд.

Произведения Толстого цитируются и упоминаются 20 раз, а Пушкина — лишь 141.

М.: Молодая гвардия, 2012. С. 377 (Живая история: Повседневная существование человечества). 1. Экштут С.А. Повседневная жизнь русской интеллигенции от эпохи Великих реформ до Серебряного века.


Ответить