Сенява 1915. Идеальная ночная штурм

Новость опубликована: 29.09.2019

Битва у Радымно развивалась (см. Кровавое Радымно. Артиллеристы, конники и пластуны на пути “катка” А. Макензена).

Сенява 1915. Идеальная ночная штурм

На фронте 3-й армии главный удар противника 11-го мая пришелся по позициям 5-го Кавказского армейского корпуса. Неприятель отворил сильный артиллерийский огонь по центральному боевому участку 3-й кавказской стрелковой дивизии и, атаковав ее значительными силами, заставил отойти на фронт Бобрувка – Дрезина. Дивизия, отколов несколько атак, понесла серьезные потери. Так, в 9-м и 11-м кавказских стрелковых полках осталось по 1 тыс. человек (по 25% от штата), в 10-м кавказском стрелковом полку – 300 (7,5% от штата), и в 12-м кавказском стрелковом полку – 200 (5% от штата) человек; выехали из строя некоторые из командиров полков и батарей. 3-я кавказская стрелковая дивизия фактически дивизией быть перестала.

Командующий 3-й армией разрешил активными действиями сорвать наступление противника и отвлечь его внимание от стыка двух армий – он приказал левому флангу своей армии (24-й, 29-й и 5-й Кавказский армейские корпуса) в 20 – 21 час перебежать в наступление. Но обход германцами фланга 45-й пехотной дивизии сорвал этот план.

Сенява 1915. Идеальная ночная штурм
Командующий 3-й армией генерал от инфантерии Р. Д. Радко — Дмитриев

Напор австро-германцев на позиции 3-й и 8-й армий

Отход 3-й кавказской стрелковой дивизии имел и еще одно неблагоприятное последствие – германские части обогнули левый фланг 29-го армейского корпуса. Корпус стал отходить за р. Любачевку, выдвинув между своим левым флангом и правым флангом 5-го Кавказского армейского корпуса 3-ю Донскую казачью дивизию. В ночь с 11-го на 12-е мая, отойдя за р. Любачевку, 29-й армейский корпус взял фронт Игнаце – Сурмачовка – Поланка. 5-й Кавказский корпус находился на фронте Заграды — Лазы.

Противник форсировал р. Сан и продолжал стеснять 21-й армейский корпус. У Заблоце – Драгоюв с трудом удерживалась и 12-я пехотная дивизия 12-го армейского корпуса.

Неприятель наступал от Радымно в юго-восточном курсе (82-я резервная дивизия), 81-я резервная, 11-я баварская и 119-я пехотные дивизии пытались атаковать в направлении на Мосциска, а 39-я гонведная и 12-я пехотные дивизии работали с плацдарма на правобережье р. Сан у Загроды – на Дунковицы. Германская гвардия оперировала у Залесской Воли.

Осуществив удар по двум левофланговым (29-й и 5-й Кавказский армейские) корпусам 3-й армии, противник кончил атаки. Главную цель — отбросить 21-й и 12-й армейские корпуса 8-й армии на правый берег р. Сан с целью овладеть подступами к крепости Перемышль – он реализовал.

12-го мая 5-й Кавказский армейский корпус был передан в 8-ю армию.

В этот день 5-й Кавказский, 21-й и 12-й армейские корпуса несколько отошли на восход (на линию Менкиш – Старый – Хаританы – Неновице – Светна).

Наиболее тяжелая ситуация сложилась на фронте 8-й армии. Командарм генерал от конницы А. А. Брусилов позднее вспоминал, что ряды войск были малочисленны, а германская ударная группа легла на плечи его армии — основным образом на правый фланг (21-й и 12-й корпуса). Войск не хватало, и борьба во всех отношениях была непосильная.

Сенява 1915. Идеальная ночная штурм
Командующий 8-й армией генерал от конницы А. А. Брусилов

А. А. Брусилов отдал 8-й армии приказ: в ночь на 14-е мая отойти на фронт Шутков –Вельки – Очи – Краковец — Мосциска, то есть покинуть Перемышль. Но отход армии и оставление Перемышля были отменены — отступили под напором противника только 21-й и 12-й армейские корпуса.

Артиллерийский “заградотряд” немцев

Армии армии продолжали вести ожесточенные бои с противником и 14 – 15 мая. Офицер 33-й артиллерийской бригады 21-го армейского корпуса вспоминал тревожный телефонный гудок, извещавший об штурму немцев – которые шли густо, колоннами. Батареи загрохотали, выпуская сотни снарядов. На поле, впереди артиллеристов, расположилась окопавшаяся пехота. Свои винтовки бойцы возложили на выкинутую из окопов землю — и штыки грозно торчат навстречу наступающему противнику. Последний сплошными колоннами и густыми цепями, как видит глаз, покрывает поле — от самой линии деревень. Здесь и серо-зеленые германцы и голубо-серые австрийцы. Нещадно бьет противника русская артиллерия — по всему надвигающемуся фронту. В рядах вражеской пехоты рвутся сотни снарядов — рвут австро-германцев на части, валят целыми колоннами.

Не вынесла вражеская пехота, повернула обратно и бросилась в панике бежать, оставляя поле сплошь покрытым телами раненых и уложенных. И… очевидец не поверил своим глазам: австро-германская пехота была встречена огнем своих же батарей. Беглым огнем противник бьет свою пехоту, приводя ее «в эмоция», и поворачивает ее — заставляя вновь идти в атаку.

Находясь под перекрестным (своим и чужим) огнем, объединенная австро-германская пехота вновь поворотила на русских.

Обстоятельствам вопреки

В это время погибла одна из сибирских батарей. Будучи увлечена боем, плохо рассчитав момент и без зарядных ящиков, она выпрыгнула вперед — на открытую позицию, преследуя бегущего противника. В итоге, расстреляв небольшой запас снарядов, имевшихся в орудийных передках, угодила под удар ринувшихся в новую атаку австро-германцев.

А 6-я (теперь уже сводная) 14-орудийная батарея вела жестокий огонь без интервала, косила пехоту противника и жестоким огнем опустошала его ряды, наваливая груды серо-голубых и серо-зеленых тел.

Вторая атака пехоты противника также была отколота. Австро-германская пехота рассеялась, причем русской пехоте сдались остатки двух австрийских рот, добежавшие до русских окопов с возвышенными вверх руками. 14 человек из 200, пошедших в атаку – такова страшная статистика для этих рот и факт, позволяющий оценить всеобщие потери пехоты противника.

6-я батарея, «именинник» этого боя, по запросу штаба корпуса сообщила о количестве выпущенных за день снарядов — 1200. В итоге – от комкора пришагало сообщение, что если повторится такой «чрезмерный» расход снарядов, комбат немедленно будет отрешен от командования батареей.

Кригсархив, сообщая о бессердечных боях на фронте австро-венгерской 2-й армии, с удивлением отмечает героическое сопротивление брусиловских войск на фоне нехватки боеприпасов: «Тем немало удивительно жертвенное сопротивление русских войск, противостоящих полкам Бем-Эрмолли и Пухалло (генерал кавалерии Э. фон Бем-Эрмолли и генерал артиллерии (фельдцейхмейстер) П. Пухалло фон Брлог — командующие 2-й и 3-й австрийскими армиями соответственно – А. О.)». В итоге, за несколько военных дней численность активных штыков, например, 32-й пехотной дивизии 4-го армейского корпуса австрийской 2-й армии понизилась с 5200 до 1900.

7-й, 8-й и 17-й армейские корпуса русской 8-й армии откололи натиск 2-й армии противника. Всего же 8-я армия в кризисный период с конца апреля по начала июня 1915 г. (6 недель) захватила 53000 пленных.

Сенявинский контрудар

Во избежание разрыва между 3-й и 8-й армиями Юго-Западного фронта, фактический командарм-3 генерал от инфантерии Л. В. (П.) Леш предлагал, чтобы правый фланг 8-й армии упирался в пунктов. Нова — Гробля. Для усиления левого фланга своей армии Л. В. (П.) Леш к вечеру 13-го мая сосредоточил за ним 4 кавалерийских дивизии.

Для содействия отходу правого фланга 8-й армии (прежде итого обескровленного 21-го армейского корпуса) командующий 3-й армией приказал 3-му Кавказскому, 24-му и 29-му армейским корпусам в 21-22 часа 13-го мая перейти в наступление. Участник боев, офицер 3-го Кавказского армейского корпуса вспоминал: «13-го мая часа в 3 дня, командир полка вручил любому из командиров батальонов собственноручно им написанные приказы с тем, чтобы они были объявлены после приезда в полк начальника дивизии. Часов в 5 вечера в полк приехал начальство дивизии Свиты Его Величества генерал-майор Некрасов (генерал-майор К. Г. Некрасов – командующий 21-й пехотной дивизией 3-го Кавказского армейского корпуса)… он умел сообщать с солдатами и речь его, насыщенная солдатскими выражениями, у них вызывала подъем. В этот день, подъехав к позиции и отдав лошадь ординарцу, он приказал полку (выговор идет о 81-м пехотном Апшеронском Императрицы Екатерины Второй полке 21-й пехотной дивизии – А. О.) собраться около него. Сняв фуражку и оправив свою плотную бороду и усы, начальник дивизии обратился к полку со следующими словами: «Ребята! Апшеронцы лихие! Противник, австрийцы, впереди вас занимают на нашем сберегаю реки большое место для того, чтобы на нем накопить много войска и большими силами нас атаковать. Прогоним его за реку и истребим мосты. Сегодня в час ночи ваш полк атакует участки позиции противника, которые мы обороняли неделю тому назад. После нашего отступления противник находит, что мы никуда не годимся, а потому ночью спит в своих, известных вам землянках, без сапог и штанов, и не охраняется. Самое главное блюсти тишину, Следите друг за другом. Саперы взорвут особыми зарядами проволоку, туда все устремляйтесь и раньше чем австрийцы пробудятся и выскочат из землянок, вы будете в его окопах. Знайте, что противник силен своей артиллерией, а без нее он не стоит и шиша!» …«Господа!» адресовался он, уезжая, к бывшим около него офицерам, «всегда в жизни счастье мне сопутствовало 13-го числа. Уверен, что и в этот раз оно не оставит меня».

Сенява 1915. Идеальная ночная штурм
Генерал-майор К. Г. Некрасов

Штурм 3-го Кавказского армейского корпуса местечка Сенява – эталон ночной атаки в Первую мировую войну.

Фронтовик вспоминал, достоверно в час ночи весь полк как единый организм двинулся в атаку. Дистанция до окопов противника — километр. Но противник обнаружил перед 2-м батальоном по каким-то винам сапер: щелкнул винтовочный выстрел и началось… В мгновение ока линия вражеской обороны опоясалась винтовочно-пулеметным огнем, не наносящим русским вреда — пули свистели росло над головами наступающих (вероятно, вражеские стрелки не учитывали понижающейся к русским местности). Под огнем, кое-где, цепи залегли, но в этот момент начали одинешенек за другим взрываться удлиненные заряды сапер — и дружное «ура» грянуло на участке 1-го батальона. Это «ура» подхватил весь полк, и ашперонцы ринулись на вражьи окопы. Задача была выполнена, и все намеченные участки вражеской обороны взяты.

Особо отличилась рота штабс-капитана Ю. Е. Аквледиани. Ворвавшись первой в центральный форт, она захватила до 500 пленных и привнесла замешательство в ряды противника. Очень хорошо действовали саперы, участвовавшие в штурме. Апшеронцы легко преодолели линию заграждений и, вынеся огонь в упор и ручные гранаты, ворвались в окопы. Австрийцы сдавались. Заняв позиции на выходе из вражеских убежищ, русские бойцы под угрозой забрасывания заключительных гранатами, заставляли солдат противника сдаваться. Полк захватил до 2500 пленных.

Сенява 1915. Идеальная ночная штурм
Разрушенный артиллерийским огнем костел. Зона Сенявы. Негатив № 907-б, Государственный архив Саратовской области. Из коллекции автора.

Окончание следует…

Источник


Сенява 1915. Идеальная ночная штурм