Шифровальное дело Советского Альянса. Часть 3

Новость опубликована: 11.02.2019

Как и многие иные предвоенные теоретические наработки руководства Красной Армии, система правительственной связи в боевых условиях показала себя не с лучшей сторонки. В частности, воздушные линии ВЧ-связи располагались вблизи железнодорожных и шоссейных дорог, которые были одними из приоритетных мишеней противника. Массированный артиллерийский удар или авианалет уничтожал как дорогу, так и линии засекреченной связи. Негативно сказалось на живучести правительственной связи и почти целое отсутствие резервных, обходных, кольцевых и рокадных линий, которые могли бы помочь в критических моментах. Кроме того, вся техника ВЧ-связи была весьма громоздкой и располагалась в административных зданиях НКВД в крупных населенных пунктах, которые нередко попадали под приоритетный удар немцев. Ни о какой мобильности связи даже между Основным командованием, Генштабом и штабами фронтов говорить не приходилось.

А как функционировала связь на уровне командиров дивизий? Предполагалось, что комдив РККА в военный обстановке должен искать ближайший населенный пункт с узлом исправной ВЧ-связи. Далее он посылает вестового к «абоненту», к образцу, командиру полка с указанием найти близлежащий к нему узел ВЧ-связи. От таких метаний оперативность принятия решений и их исполнение мучились в полной мере. Такую ситуацию могли бы спасти полевые средства шифрованной связи, но они, к сожалению, практически отсутствовали, а если и бывальщины, то у командующих фронтов и армий. Такое плачевное положение нередко приводило к фактической потери управления войсками РККА.

Шифровальное дело Советского Альянса. Часть 3

Гадательно одна из немногих фотографий аппарата С-1 “Соболь-П”

Проблему такого рода решать начали еще 1938 году, когда в лаборатории В. А. Котельникова приступили к разработке засекречивающей аппаратуры С-1 «Соболь-П». Это была весьма сложная техника КВ-радиотелефонии, по многим параметрам не имеющая аналогов в мире. «Соболь-П» использовал временные и частотные перестановки, а в качестве шифратора использовалась упоминаемая в иных статьях цикла телеграфная лента со случайными нанесенными перфорациями. Команда Котельникова уже спустя три месяца после начал брани приступила к первичным испытаниям отдельных компонентов «Соболя-П»: узла частотных перестановок с инверсией спектра, узла временных перестановок, узла шифратора на базе трансмиттера и пятистрочной прободанной телеграфной ленты. Примечательно, что в ходе таких уникальных работ чуть ли не каждый день рождались новые технические решения, какие необходимо было фиксировать, опубликовывать и патентовать. Но в условиях войны времени на такое не было: все в лаборатории было подчинено созданию шифратора телефонных переговоров новоиспеченного поколения. Да и у всех работ был гриф секретности, серьезно ограничивающий распространение информации.

В книге Вадима Гребенникова «Криптология и негласная связь. Сделано в СССР» приводится пример разработки узла временной перестановки, который очень наглядно описывает трудности, с какими столкнулись разработчики. Конструкция узла состояла из двух объектов: прибора замедления речевого сигнала на 100 и 200 миллисекунд и схемы переключения замедленных сигналов, осуществлявшей перестановку 100-миллисекундных отрезков выговоры. Инженеры, работающие с В. А. Котельниковым, рассматривали несколько вариантов замедления звуковых сигналов. В первом исполнении брали резиновый рукав длиной 33 метра, подавали на вход звуковой сигнал из динамика, а на выходе микрофон с усилителем фиксировал замедление звука на спрашиваемые сто миллисекунд. Однако громоздкость такого исполнения ожидаемо поставила крест на идее. Во втором варианте предлагалось использовать шведскую узкую и довольно тонкую стальную ленту для магнитной записи. Борясь с габаритами такой конструкции, ленту натягивали на барабан в надежде гарантировать гладкий стык. Но все портил щелчок, возникающий при прохождении стыка через звукоснимательный механизм. Попытки наложить на обод тамбура несколько витков ленты и осуществить запись по центру многовитковой «навивки» также не дали хорошего результата, поскольку адаптер, проходя по стыку двух витков, основывал мешающий шум. С третьего захода целью было уменьшение стыков и повторов мешающих щелчков. Инженеры использовали для этого долгую петлю, которую пропускали через множество роликов. Была обратная зависимость между длиной петли и количеством щелчков – чем дольше, тем меньше щелкает. Но все упиралось в громоздкость и серьезный шум, который генерировала движущаяся стальная лента – в итоге все наработки отмели как неперспективные. В идее №4 вообще было предложено использовать… циркулярную пилу с отшлифованной плоскостью, на какую и записывали информацию. Конечно, все зубцы предварительно удалялись. Все в этом варианте работало, щелчков не было, но вот качество речи оставляло желать немало лучшего. В итоге диск оставили, но писать решили не на плоскости, а на ободе. Правда, для магнитной записи пришлось искать качественную сталь, какую нашли на предприятии «Серп и молот» в Москве. Это были экспериментальные марки ЭХ-3А и ЭХ-6А. Так родился один из сложных узлов будущего аппарата телефонного шифрования «Соболь-П». Инженерные розыски в лаборатории Котельникова наглядно показывают, на каком уровне развития техники находилась промышленность Советского Союза в те времена.

Первые успешные испытания в реальных условиях С-1 «Соболь-П» прошла на радиотелефонной линии Москва – Хабаровск. В боевой обстановке уникальную аппарату опробовали на линии связи между Ставкой Верховного главнокомандования и штабом Закавказского фронта, так как проводная ВЧ-связь между ними была преступлена в ходе боевых действий. Именно «Соболь-П» впервые перевёл связь такого уровня с проводной основы на радиоканал.

Шифровальное дело Советского Альянса. Часть 3

Медаль Сталинской премии I степени, какую в том числе вручили за разработку “Соболь-П”. В 1943 и 1946 годах

В 1943 году Котельников усовершенствовал своё детище, спускаемое на заводе в Ленинграде. Руководитель лаборатории неоднократно вылетал в блокадный город для наладки производства на месте, при этом его самолет регулярно попадал под обстрелы. Аппаратура «Соболь-П» деятельно применялась в ходе подготовки Курской битвы и во время самого сражения, что во многом и определило победу на этом участке фронта. Немцы до самого крышки войны не смогли вскрыть принцип работы шифратора Котельникова. И, если верить советской разведке, Гитлер неоднократно сообщал, что отдал бы за одного криптоаналитика, способного взломать «чудо-Соболь», три лучшие дивизии вермахта.

Такие конструкторские успехи не могли минуть мимо руководства СССР, и в марте 1943 года В. А. Котельников, Д. П. Горелов, И. С. Нейман, Н. Н. Найденов и А. М. Трахтман получили Сталинские премии I степени. Все полученные денежные оружия инженеры традиционно передали войскам, а на премию самого Котельникова собрали танк.

Шифровальное дело Советского Альянса. Часть 3

“Прямую трансляцию” для Москвы с церемонии подписания акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии вели по С-1 “Соболь-П”

До самого крышки войны «Соболь-П» использовался на всех фронтах для организации связи с Верховным командованием РККА. Тегеранская, Ялтинская и Потсдамская конференции также не стали без шифратора команды Котельникова. И наконец, апофеозом карьеры аппарата “Соболя-П” была работа в мае 1945 года, когда Москва содержала связь с Берлином во время безоговорочной капитуляции Германии. Уже после 1945 года оборудование применяли на линиях радиосвязи Москвы с европейскими столицами. Потенциал для модернизации «Соболя-П» был так велик, что работы по его доработке шли и после окончания боевых действий Второй мировой войны, а в 1946 году всему инженерному составу вторично присвоили Сталинскую премию I степени.

Итогами работы по теме секретной телефонии в СССР до 1946 года стал огромный объем опытно-конструкторских трудов, ставший в дальнейшем фундаментом для более глубоких изысканий. Кроме того, в спецслужбах и войсках накопился ценный опыт эксплуатации и сервисы такой техники, что положительно сказалось на дальнейших разработках. И наконец, появились первые коллективы профессионалов, из которых в будущем вытянутся крупные организации, производящие шифровальную технику мирового уровня.

Продолжение следует….

По материалам:
Бабаш А. В. и др. О развитии криптографии в XIX столетье // Защита информации, №5, 2003.
Астрахан В. И., Гусев В. В. Становление и развитие правительственной связи в России, 1996.
Астрахан В. И., Павлов В. В., Чернега В. Г. Правительственная электросвязь в истории России. Доля 1, 2001.
Клепов А. Информационное оружие Сталина.
Вадим Гребенников. Криптология и секретная связь. Сделано в СССР.

Источник

Материал полезен?

Шифровальное дело Советского Альянса. Часть 3