Шлиман и «Клад царя Приама»

Новость опубликована: 03.08.2019

Цивилизация античных цивилизаций. В прошлом материале мы лишь упомянули о «кладе Приама», обнаруженном Генрихом Шлиманом в Трое, а основное содержание статьи было отдано раскопкам в Микенах. Но как не рассказать об этом кладе в подробностях, когда мы уже знаем, чем закончилась вся эпопея с раскопками на холме Гиссарлык и в Микенах. По сути, «клад» — лишь небольшая доля найденных им ценнейших артефактов. Хотя и, безусловно, эффектная. Ведь само слово «клад» звучит очень заманчиво. Помните, как горячо мечтал найти клад Том Сойер у Марка Твена? В жизни все еще более драматично! И вот сегодня об этом кладе мы и расскажем со всеми деталями.

Шлиман и «Клад царя Приама»
Золотые подвески из «клада Приама» (Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Москва)

Однако прежде итого одно дополнение. Дело в том, что в комментариях одного «знатока» к прошлому материалу прозвучало замечание, что, дескать, не Шлиман Трою раскопал, а некто Фрэнк Кальверт. Ну что же – такое имя в истории раскопок Трои присутствует. Но недурно бы сделать несколько уточнений, а то ведь кто-то может посчитать, что сей комментатор и впрямь что-то там знает. А дело было так: что за семь лет до Шлимана американский вице-консул Фрэнк Кальверт подлинно начал копать на холме Гиссарлык, но с другой, противоположной стороны от того места, где позднее начал свои раскопки Шлиман. Он прокопал шурф, какой получил название «Тысячелетнего разреза Кальверта», поскольку полученный им материал охватывал период с 1800 по 800 год до н.э. Но денег на раскопки ему не достало, и на этом его эпопея закончилась. То есть копать он копал, но ничего не нашел! Поэтому в первом материале о нем и не упоминалось. Да и здесь попросту к слову пришлось…

По следам Гомера

Как известно, «клад Приама» (известный также под названиями «золото Трои», «сокровище Приама») воображает собой уникальный клад, который Генрих Шлиман нашел в ходе своих раскопок на холме Гиссарлык в Турции. Ну а свое наименование эта находка получила по имени царя Приама, владыки легендарной Трои Гомера.

Шлиман и «Клад царя Приама»
Диадема и подвески. (Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Москва)

А было так, что, вколотив себе в голову (а иначе и не скажешь!), что «Илиада» Гомера есть не что иное, как исторический источник, а не литературное произведение, Генрих Шлиман, скопив состояние, разрешил найти Трою, для чего отправился в Турцию и начал раскопки на холме Гиссарлык. Место показалось ему похожим на описанное у Гомера, а Гомеру он веровал абсолютно. Раскопки продолжались целых три года и были в целом очень успешными, потому что руины древнего города он на холме раскопал. После трехлетней труды, довольный ее результатами и находкой желанной Трои, Шлиман решил, что пора их сворачивать. После чего 15 июня 1873 года огласил о том, что все работы он закончил, собрал вещи… и уехал домой. И лишь потом уже выяснилось, что ровно за сутки до этого, осматривая раскопки, он приметил, как в отверстии в стене неподалеку от городских ворот что-то блеснуло. Шлиман моментально сообразил, что это, несомненно, нечто ценное, нашел предлог всех пролетариев отослать, а сам, оставшись вместе со своей женой Софией (по его словам, на самом деле он был там один!), полез в это отверстие. И очутилось, что он не ошибся! В небольшом углублении между камнями обнаружилась масса вещей — великолепные изделия из золота, посуда из серебра, электрона и меди, а еще вполне сохранившиеся изделия из слоновой кости и украшения из полудрагоценных камней.

Шлиман и «Клад царя Приама»
Снимок Софии Шлиман с надетыми украшениями из сокровищ Приама

Сам Шлиман решил, что, видимо, в тот самый день, когда греки ворвались в Трою, некто из семьи царя Приама все эти сокровища сложил в первый попавшийся ему под руки сосуд и пытался все это спрятать, а сам бежал, но, видимо, после погиб, либо убитый неприятелями, либо в огне пожара. Главное в том, что он за ними так и не вернулся и эти сокровища тысячелетиями ждали прихода Шлимана тут, в углублении между камнями!

Шлиман и «Клад царя Приама»
Ожерелье из «клада Приама»

Целые килограммы золота

Клад помещался в серебряном сосуде с двумя ручками и заключался более чем из 10 000 предметов. Почему так много? Да просто потому, что сосчитано в нем было все, что там находилось. А там одних только золотых бусин было возле 1000. Сами бусины имели, кстати, самую разную форму: это и скатанные из золота трубочки, и совсем мелкий бисер, и бусины в конфигурации расплющенных дисков. Понятно, что основа их от времени сгнила и распалась, но, когда все бусины отсортировали и разобрали, из них удалось восстановить цельных двадцать роскошных нитей и собрать из них роскошное ожерелье. Одних только золотых стержней в нижней его части оказалось 47.

Шлиман и «Клад царя Приама»
А вот так диадема ныне смотрится на манекене (Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Москва)

Здесь нашлись серьги с пластинками на крышках, свернутые из множества золотых проволочек, и массивные височные кольца. А еще в кладе были и очень изящные по форме серьги, вылитые на корзиночки, к которым крепились фигурки богини. Налобная лента из тонкой золотой фольги, браслеты, две диадемы – все это явно относилось к дамским украшениям. А вот золотая ладьеобразная чаша, весившая около 600 граммов, скорее всего использовалась в качестве предмета поклонения, вот только какого именно, неизвестно. Когда с кладом ознакомились специалисты, они сделали вывод, что изготовления таких изделий спрашивает наличия увеличительных приспособлений. И позднее здесь же нашли несколько десятков линз, сделанных из горного хрусталя. Так что не такими уж и «беспросветными» были древние мастера-ювелиры!

Шлиман и «Клад царя Приама»
Булавка из «клада Приама» (Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Москва)

А еще там бывальщины кости и лазурит!

Кроме золотых вещей там же впоследствии нашли кости быков, коз, овец, коров, свиней и лошадей, и даже оленей и косая, а еще зерна пшеницы, гороха и бобов. Удивительно, но среди великого множества всевозможных орудий и топоров не нашли ни одного сделанного из металла. Все бывальщины каменными! А вот что касается глиняных сосудов, то часть из них была вылеплена вручную, но другая часть уже изготовлена при помощи гончарного сферы. Некоторые сосуды были трехногими, какие-то были сделаны в форме животных. Рядом с местом, где был обнаружен клад, в 1890 году отыщи также ритуальные топоры-молоты. И были они настолько совершенными по форме, что некоторые ученые заявили, что сомневаются в том, что это изделие середины III тысячелетия до нашей эры. Сохранность артефактов была весьма высокой, хотя один топор из афганского лазурита оказался поврежденным, так как, видимо, в древности использовался. Но для чего? Уж конечно, топор из лазурита не мог использоваться для рубки деревьев! Значит это был какой-то ритуал? Но какой? Увы, разузнать это скорее всего уже никогда не удастся!

Как уже установлено, клад не имеет отношения к царю Трои Приаму. Свято веря Гомеру, Шлиман посчитал отысканные им золотые изделия за сокровища троянского царя Приама. Но, как это было установлено уже позднее, никакого отношения к нему они не имели и владеть не могли. Дело в том, что датируются они 2400—2300 гг. до н. э., то есть оказались в земле за тысячу лет до событий Троянской войны!

Шлиман и «Клад царя Приама»
Золотые сосуды (Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Москва)

Хранить или отдать?

Шлиман весьма опасался, что найденные сокровища местные турецкие власти просто конфискуют и потом от них концов будет не сыскать. Поэтому он контрабандным способом отвез их в Афины. Правительство Турции, разузнав об этом, потребовало возместить ущерб и выплатить ему 10 000 франков. Шлиман, в свою очередь, предложил заплатить 50 000 франков, лишь бы лишь ему разрешили продолжить раскопки. Он также обратился с предложением правительству Греции построить в Афинах за свой счет музей, где будет выставлен этот клад при условии, что при существования Шлимана он останется в его собственности, а также ему будет дано разрешение на раскопки. Греция опасалась ссорится с Турцией, поэтому от предложения его отказалась. Тогда Шлиман предложил приобрести клад музеям Лондона, Парижа и Неаполя. Но и они отказались по многим соображениям, в том числе и финансовым. В итоге о желании выставить клад у себя заявила Пруссия, входившая в состав Германской империи. Вот так и вышло, что «клад Приама» оказался в Берлине.

Правовое поле «клада Приама»

Под самый конец Второй мировой войны в 1945 году германский профессор Вильгельм Унферцагт передал «клад Приама» совместно со множеством других произведений античного искусства советским военным властям. Затем он был отправлен в СССР качестве трофея и на длинные годы канул в Лету. Никто о нем ничего не знал, официальная информация отсутствовала, так что начали даже считать, что он утерян вообще. Но в 1993 годы уже после крушения СССР было официально заявлено, что «трофеи» из Берлина хранятся в Москве. И лишь 16 апреля 1996 года, то кушать спустя более полувека после того, как клад попал в СССР, его выставили на всеобщее обозрение в Пушкинском музее в Москве. Разом же встал вопрос о правовом статусе этого клада. Дело в том, что в свое время правительство СССР неоднократно требовало реституции, то кушать возврата вывезенных с ее территории культурных ценностей. Требовать – требовало, но само не возвращало. Однако… «тот, кто живет в стеклянном доме, не должен кидаться камнями в иных!» То есть с других требовать возврата, а самому при этом не отдавать. Тем более, что коллекции все той же Дрезденской галереи Германии были советской сторонкой возвращены. Пусть и Восточной Германии, члену советского блока, но возвращены, и после объединения двух Германий стали достоянием итого германского народа. А вот как же тогда быть с «кладом Приама»? Понятно, что сейчас же найдутся люди, которые будут выступать за то, что это наше, что это «оплачено кровью», что они у нас вяще разрушили и украли. Но не надо уподобляться «им», а нужно рассуждать здраво. Впрочем, здраво пока не получается. Пока действует порядок санкций разговор бесполезен, заявляют соответствующие наши представители. Но вот это как раз и неправильно. Если ты говоришь о верховенстве закона, то как раз по закону и необходимо поступать. А если брать за пример колониальных разбойников прошлого, то об этом так и нужно заявить. Мол, вы вывозили национальные ценности из краёв Востока, держите их у себя, ну и мы по праву сильного поступим точно так же. Вон у нас сколько ядерных ракет!

Шлиман и «Клад царя Приама»
Ладьевидный кубок из «клада Приама» (Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Москва)

Клад – имитация!

А теперь специально для тех, кто обожает писать в комментариях, что «они» все подделали, все украли, переписали, обманули… а ученые историки этих «они» покрывают ради «грандов». Порадуйтесь! Вы не одиноки! В свое пора немецкий писатель Уве Топпер написал книгу «Фальсификации истории», в которой как раз и заявил, что «клад Приама» был сделан по заказу Шлимана неким афинским ювелиром. По его суждению, подозрительно, что стиль изделий довольно-таки прост, а ладьевидный сосуд для напитков похож на соусницу XIX века. По другой версии Шлиман все сосуды приобрел на базаре. Беда лишь в том, что обе эти версии подавляющее большинство ученого мира, причем ведущих, известных, отвергает. Хотя можно предположить, что все они есть в заговоре! Ну и, конечно, данные специальной лаборатории РАН, занимающейся металлографическими анализами, подтверждает древность этих изделий. И Германия поделки бы у нас не спрашивала, а мы бы за них столь цепко не держались.

Шлиман и «Клад царя Приама»
Цветочный золотой микенский орнамент – характерный орнамент украшений из Микен и Трои. Поскольку масса золотых изделий с таким орнаментом было найдено уже после смерти Шлимана, версия, что свои более ранние находки приобрел на рынке или заказал изготовить, увы, отпадает. Иначе бы он и их нашел (Археологический музей Афины, Греция)

Р.С. Тема троянских раскопок потребовала явный интерес читающей публики «ВО», поэтому хочется порекомендовать для самостоятельного прочтения несколько интересных книг. Прежде итого эту: Вуд М. Троя: в поисках Троянской войны / Пер. с англ. В. Шарапова. М., 2007; Бартонек А. Златообильные Микены. М., 1991. Что же касается сокровищ Трои, то они самым скрупулезным образом каталогизированы и описаны в следующем издании: «Сокровища Трои из раскопок Генриха Шлимана». Каталог / Сост. Л. Акимова, В. Толстиков, Т. Трейстер. М., 1996.

Ключ


Шлиман и «Клад царя Приама»