Штосструппен Второго рейха. Доля 5

Новость опубликована: 26.02.2019

Военное крещение штурмовых рот состоялось в ходе Верденской битвы. В боях под Верденом наступающая пехота традиционно столкнулась с двумя основными препятствиями: проволочными заграждениями и пулеметными гнездами.

При повторении германцами штурма Вердена теперь в первом эшелоне наступающих шли штурмовики и саперы. Когда германская артиллерия задушила французскую артиллерию с помощью химических боеприпасов, штурмовые подразделения стали проделывать проходы в проволочных заграждениях. Бетонные доты сделались жертвой огнеметчиков Реддемана, а штурмовики забрасывали французские траншеи гранатами.

На ряде участков германцы, выдвинув вперед горные орудия, ровный наводкой подавляли пулеметные гнезда. За штурмовиками шли пехотные цепи. Французские траншеи были захвачены, и немцы подтянули пулеметы, отколов контратаки противника. Успех сопутствовал германскому наступлению лишь 1-ю неделю.

Противник подтянул к Вердену свежие дивизии и большенное количество артиллерии. Потери наступающих резко возросли. Штурмовые части действовали в первом эшелоне наступающих германских полков – и бывальщины выбиты первыми. Стремясь нанести более глубокий удар, штурмовики двигались с максимальной скоростью, зачастую без оглядки на фланги и тыл – в расчете пехоту, вытекающую во 2-м эшелоне. Немецкая артиллерия применяла огневой вал – перенося огонь по мере продвижения своей пехоты. Но, как правило, вал часто «забегал вперед».

Продвигаясь вглубь вражьей обороны, штурмовые группы были вынуждены обходить некоторые опорные пункты противника, положив начало тактике просачивания.

Штосструппен Второго рейха. Доля 5

Штурмовики Морской дивизии пускаются на передовую, Изер, июль 1917 г.

Успехи германцев под Верденом на первой стадии операции объяснялись, во многом, действиями штурмовых подразделений и долей.

Реддемановские огнеметчики отличились под Верденом еще в феврале 1915 г. – в бою у леса Меланкур. А в 1916 г. они обороняли форт Дуомон – причем столь же доблестно, как и ранее штурмовали. Батальон Рора был флагманом февральского удара 1916 г. на Верден.

4 егерских батальона лишь переформировывались в егерские штурмовые, как на Восточном фронте произошли серьезные стратегические события: состоялся Брусиловский прорыв, и на стороне Антанты вступила в брань Румыния. И 3 из 4 батальонов отправились на восток (лишь 3-й бранденбургский егерский смог завершить подготовку, став 04. 08. 1916 г. 3-м егерским штурмовым батальоном). Стоит отметить, что многие из штурмовых батальонов имели свою автотехнику (довольно редкое явление для германской армии тех лет) – что значительно ускоряло их переброску.

На Французском фронте лето 1916 г. также было горячим – в боях у Флери 23. 06. 1916 г. отличились штурмбат Рора и гвардейские пионеры, выручившие Баварскую пешую гвардию. Следующим испытанием сделалась Сомма. Бои на Сомме – кошмар для германской пехоты: британская артиллерия вела непрерывный огонь, ряд подразделений оказался погребен живьем, многие из воронок стали братскими могилами. Пехота следовала старой традиции – удерживать все, что только можно. Но насыщенность авангардный линии солдатами лишь увеличивала потери – английские артиллеристы не испытывали недостатка в боеприпасах (средний расход в разгар сражения – 500 тонн на дивизию на 2-км фронте). Покинуть же перепаханный участок земли не разрешалось – командиры, выводившие людей из-под пламени, отрешались от должностей. Следовало держаться до конца – и к августу 1916 г. (за 2 месяца соммских боев) германские войска потеряли столько же людей, сколько за полгода боев (февраль-июль) под Верденом. Как и французы под Верденом, на Сомме немцы бывальщины вынуждены сражаться среди воронок, организовывать импровизированные огневые точки – тогда как главная масса пехоты была отведена на несколько километров назад, готовясь к контратакам. Обыкновенно в контрударах использовались силы уровня батальон – полк. Но иногда практиковались и настоящие штурмы – например, Дельвильский лес, после того как 4 суток его перепахивала германская артиллерия, был взят штурмом. И тут наиболее результативно действовали штурмовые подразделения.

Воспоминания П. Сергеева [Сергеев П. Штурмовые команды русской армии (1914-1918) // Армии и битвы. 2003. №1. С. 44.] отлично иллюстрируют действия германской штурмовой роты – в данном случае зимой 1916 г. в лесистых Карпатах. Под удар штурмовиков потрафила рота 148-го пехотного Каспийского полка. Полк оборонял широкий боевой участок и почти не имел резервов. Оборудованность окопов немощная, проволочное заграждение однополосное в 2-3 кола. Позиции противника находились в 400 – 800 м от русского переднего края. Лежал бездонный снег. И во второй половине дня германцы начали минометно-артиллерийский обстрел участка одного из батальонов – с целью пристрелки, изоляции намеченного для штурмы участка и для создания воронок-укрытий для атакующих. А перед заходом солнца в 400 м от русских окопов появились германские солдаты, тогда как артиллерия перетащила огонь на фланги и тыл атакуемой роты. Затем германцы буквально свалились в русские окопы. Атакуя внутри траншеи в сторонки флангов, применяя ручные гранаты, немцы захватили значительную часть окопа и отошли, захватив пулемет. Ответ не замедлил себя ожидать. Через несколько дней русский комбат выставил приманку на удобном для германской атаки участке – макет пулемета. Команда агентов ждала в засаде. И при попытке германской штурмовой роты совершить вылазку командир роты (лейтенант) был захвачен в плен.

На Французском фронте будет увлекательно вспомнить о действиях штурмовиков у леса Сешан 12 – 14. 08. 1917 г. В бою приняли участие 20 бойцов 1-го штурмбата, 8 бойцов штурмроты 227-й дивизии и 60 пехотинцев при 6-ти офицерах и 12-ти унтер-офицерах 227-й дивизии. Штурм тщательно готовилась: французские окопы фотографировали с воздуха, проводились занятия на специально подготовленной местности, отрабатывалось взаимодействие с артиллеристами. Атакующих поделили на 8 групп – из них 6 (по 8-10 человек) центральные и 2 (по 20 человек) – фланговые. Группе придавались 2 легких пулемета и пистолет-пулемет. Любой боец, кроме штатного вооружения, имел автоматический пистолет Маузера и 24 гранаты. Огневую поддержку осуществляли гранатометы, до 50 минометов и несколько артиллерийских батарей. 12-го августа резались хода в своей проволоке, 13-го отряд на грузовиках перебрасывался к передовой, 14-го резалась французская проволока и под прикрытием артиллерийского и минометного пламени, отряд, используя воронки, продвигался к французской позиции. Но штурмовики оказались обнаружены осветительными ракетами, а сильный пулеметный пламя французов не позволил пехоте оказать им поддержку.

Штурмовой операции у леса Эпарж 30. 06. – 02. 07. 1917 г. также предшествовала основательная подготовка: проводилась рекогносцировка, теоретические и практические занятия, взводные командиры получили схемы французских укреплений. После артподготовки (5-минутный огневой налет по выявленным мишеням) перед пехотой пошли штурмовые группы численностью по 6 – 8 человек. Ночная атака была успешна – и французы выбиты с 1-й черты. Но контратаками они затем восстанавливают положение.

Уровень подготовки штурмовых частей был столь высок, что большинство операций, в которых они участвовали, бывальщины успешны.

В ходе Рижской операции в августе 1917 г. очевидец, характеризуя преимущества штурмовой тактики перед линейной, помечал, что русские войска стремились сохранить сплошной фронт, не утратив локтевое соприкосновение с соседями – как и положено в позиционной войне. В то же пора немцы, действуя небольшими отрядами, не думали о флангах – все силы используя для удара, что обеспечивало их преимущество в каждом пункте наступления [Войтинский В. Падение Риги. Петроград, 1917. С. 13 – 14.].

Обнаружили себя штурмовики и в боях за Якобштадский плацдарм 8 сентября 1917 г. в ходе все той же Рижской операции. При наличии адекватных русских позиций и образцовом равенстве сил (хоть русские войска сильно к этому времени разложились – в рамках «углубления революции») успех германцев на ключевом участке (это затем повлекло отход русских долей) был достигнут бойцами штурмовых подразделений: прорвав позиции 736-го полка, германцы стали быстро просачиваться вглубь русской обороны, работая группами, состоявшими из обученных штурмовой тактике бойцов – вооруженные пистолетами-пулеметами и ручными пулеметами, они быстро шли вперед. Встречая сопротивление – отходили, и затем старались обойти русских с фланга или тыла. В 1-ю очередь усилия их были направлены на артиллерийские батареи – и все батареи 184-й дивизии очутились захвачены, а расчеты и лошади последних перебиты [Станкевич В. Якобштадский бой 8 сентября в историческом освещении. Типография армий Северного фронта, 1917. С. 12]. Задерживаясь или даже отходя там, где оказывалось сопротивление, германцы просачивались вперед, проникая в промежутки между русскими отрядами [Там же. С. 14.].

Выиграв важную операцию, германцы преступили связность Северного фронта. А захват плацдармов лишил русских возможности проводить масштабные наступательные операции на Ковно-Виленском курсе.

10-й штурмбат майора Слуйтера [Чишвиц фон. Захват балтийских островов Германией в 1917 г. М., 1937. С. 173.] участвовал в операции Альбион – захватывая острова Моонзундского архипелага. Так, 12. 10. 1917 г. 10-я штурмовая рота, высадившись в бухте Тагалахт, двинулась к Нинаст и Хундсорт, завладев 120-мм и 152-мм батареями – расчеты последних были захвачены в плен. 18-я штурмовая рота сражалась за предмостное укрепление моонской дамбы. В этом бою штурмовики столкнулись с русскими ударниками – бойцами Ревельского ударного («кончины») батальона. 18-я штурмовая рота в бою 14-го октября добиться успеха не смогла: под пулеметным огнем она подошла лишь на 600 м к перелеску и залегла. Рота в ночь на 18-е октября (в авангарде – взвод штурмовой роты и пулеметный взвод) основы переправу, но залегла перед дамбой под пулеметным огнем – и лишь после отхода русских штурмовики начали энергичное погоня, заняв предмостную позицию между Линует и Наузе (трофеями стали 2 орудия, обгоревший броневик и пулемет) [Там же. С. 124.].

Наступление на Итальянском фронте под Капоретто в октябре – ноябре 1917-го завязалось после тщательной подготовки к горной войне. Прибыв в расположение 14-й армии еще в сентябре, бойцы прошли акклиматизацию к условиям горного ТВД, совершали марши в условиях высокогорья, осваивали новоиспеченные пулеметы MG08/15. Не в последнюю очередь благодаря действиям штурмовиков, удалось прорвать Итальянский фронт, поставив Италию на грань разгромы. Французам и англичанам пришлось срочно снимать драгоценные дивизии с Французского фронта, перебрасывая их за Альпы. В этой операции отличился 9-ротный Вюртембергский горный батальон во главе с обер-лейтенантом Э. Роммелем (грядущий фельдмаршал Третьего Рейха) – особенно в боях за перевалы. Батальон разрушил коммуникации итальянцев, разгромил полк берсальеров, захватив в ходе операции 150 офицеров, 9000 рядовых и 81 орудие. Э. Роммель сделался капитаном и кавалером ордена Пур ле Мерит [см. также Роммель Э. Пехота наступает. События и опыт. М., 2018. С. 309-413.].

Штосструппен Второго рейха. Доля 5

Бойцы штурмовых долей Альпийского корпуса в боях при Капоретто, октябрь 1917 г.

Но война подходила к концу – и не в пользу Германии. Союзники отказались от убийственных пехотных штурмов, действуя по принципу «артиллерия разрушает, а пехота лишь занимает». Активно использовались методы минной войны – например, под Мессинами 2266 британских орудий обрушили на оборону противника 144 тыс. тонн металла, а саперы задействовали минные галерки.

Штосструппен Второго рейха. Доля 5

германские штурмовики под Ипром, 1917 г.

Сражение под Камбрэ 1917 г. началось неудачно для немцев – прежде всего вследствие массированной танковой штурмы союзников. Ряд пехотных подразделений бежал с поля боя. И танки, несмотря на свои недостатки, под г. Камбрэ продемонстрировали свои возможности. Неожиданный удар (шум двигателей заглушали аэропланы, на выбривающем кружившие над германскими траншеями, артподготовка не проводилась) массы из 378 танков привел к прорыву германского фронта. К счастью для германцев, танки тогда не выделялись особой надежностью – и многие вышли из строя вследствие технических причин.

И когда через 10 дней началось германское контрнаступление, у союзников уже не осталось достаточного числа машин для отражения контрудара. Германские войска достигли исходных рубежей союзников, а кое-где овладели и их позициями. Танков у немцев не было – вместо них работала элитная пехота. На острие контрудара двигались штурмовые подразделения, обильно оснащенные автоматическим оружием, гранатометами, минометами и ручными гранатами. Темп движения штурмовиков возбуждал удивление – уже к середине дня 30 ноября они продвинулись почти на 10 км. В этот день впервые за войну германские самолеты применялись для прямой поддержки на поле боя своей пехоты. Штурмовики, активно применяя ручные пулеметы, гранаты и огнеметы, при поддержке авиации работали активно – обходя укрепленные пункты с флангов и тыла. Была применена тактика просачивания. Применялись и артналеты, практиковались дымовые завесы. В рамках одного подразделения согласованно работали несколько типов вооружения.

Так, 30-го ноября 2-й батальон 109-го полка просочился вглубь британской обороны, но его остановил пулеметный пламя в 500 метрах от Гонелье. 5-я рота 110-го полка, бывшая в резерве, была брошена с целью подавить пулеметы, помешивавшие продвижению. Позиции британской пехоты германцы подавили пулеметным огнем, и установили в одной из воронок миномет, открывший пламя по пулеметным точкам. Артподдержка накрыла англичан, и 5-я рота короткими перебежками под прикрытием минометного огня приблизилась к позициям противника – и, прокладывая себе линия ручными гранатами, двинулась вдоль окопа. Вражеский пулемет захвачен – и продвижение пехоты возобновилось. Огонь по танкам вели как из пулеметов, так из гранатометов и минометов. Зачастую бойцы кидались на танки с ручными гранатами, подрывая гусеницы, либо сконцентрированным огнем разом нескольких пулеметов обращали бронированную машину в бегство. Огонь на ближних дистанциях велся бронебойными пулями. Особо прогремел во время контратаки под Камбрэ 3-й егерский штурмбат, переброшенный из-под Капоретто уже в ходе сражения. Перемещая вручную минометы, штурмовики разгромили британские опорные пункты и без поддержки артиллерии.

Штосструппен Второго рейха. Доля 5

Германцы под Камбрэ у захваченного британского танка Мк 4, ноябрь-декабрь 1917 г.

В ходе Большенного наступления 1918 г. штурмовики получили приказание наступать, не обращая внимание на потери. Активно использовались обходы и просачивание. Но стремительное наступление приводило к положительным потерям – ведь штурмовики достаточно быстро лишались артподдержки, а пехотное тяжелое оружие отставало.

Март – июнь 1918 г. – военный пик для штурмовых батальонов. Им удалось достичь ряда тактических успехов – имевших все же ограниченное значение. Для достижения большей скорости движения в бою вооружение штурмбатов (даже тяжкое) перемещалось вручную. Э. Людендорф особо отметил 3-й егерский штурмовой батальон – отличавшийся «особенной тактической выучкой» [Людендорф Э. Мои мемуары о войне 1914-1918 годов. М., 2005. С. 625.].

Активно применялись в этих боях противотанковые ружья. В принципе бронепробиваемость ПТР М 1918 была тогда вполне приемлемой: на 100-метровой дальности – 26 мм; 200-метровой дальности – 23,5 мм; на 400-метровой дальности – 21,5 мм. Этого хватало для всех образов танков, тем более что оружие характеризовалось относительно малым весом (с сошками – 17,3 кг). Отдача, правда, была сильной, а ресурс дула – незначительным.

Тактическое превосходство германской армии не смогло компенсировать стратегической и политической близорукости германских Верховного командования и правительства. Но в разгроме не было вины штурмовых подразделений. Один офицеров отмечал, что «непоколебимый прусский боевой дух» оставался в пехоте и спустя 44 месяца брани – и потребовались усилия нескольких армий, «чтобы остановить этот неукротимый поток».

Практика применения штурмовых частей германской армии Первой всемирный войны интересна как методами боевого использования, так и спецификой боевой службы штурмовиков. Штурмовые батальоны являлись боевыми долями, в которых нашли место и активно действовали представители различных военных специальностей: пулеметчики и артиллеристы, минометчики и огнеметчики. Обкатывалось как новоиспеченное оружие, так и методы его применения. Батальоны стали проводником новой пехотной тактики – что было важно для следующей мировой брани. Если штурмовые подразделения в рамках соединения или части стали преимущественно инструментом обеспечения функционирования соединения или части, то штурмовые батальоны работали в новом качестве – став в руках армейских командований средством оперативного прорыва (сопоставимым с артиллерией и танками). В руках германского командования штурмовые батальоны сделались новым словом в истории военного искусства.

Штосструппен Второго рейха. Доля 5

Штурмовая рота в атаке

Источник

Материал полезен?

Штосструппен Второго рейха. Доля 5