«Штрафники Рокоссовского»: чем они прогремели на Великой отечественной

Новость опубликована: 11.06.2019

«Штрафники Рокоссовского»: чем они прогремели на Великой отечественной

"Штрафники Рокоссовского": чем они прогремели на Великой отечественной

Штрафные батальоны появились на фронтах Великой Отечественной вслед за приказом Наркома обороны N227 от 27 июля 1942 года, популярном как «Ни шагу назад». Провинившимся перед партией и родиной бойцам предоставлялась возможность кровью искупить свою вину.

Из 34 миллионов человек воевавших в линиях Красной Армии, свыше 427 тысяч прошли через штрафные роты и батальоны (в среднем 1,24% от общей численности военных каждого из фронтов). Зачастую их бросали на наиболее сложные участки фронта и задействовали в активных фазах наступательных операций. Собственно поэтому штрафные части были распространены в армиях Рокоссовского, который принимал участие практически во всех ключевых операция Великой Отечественной.

В январе 1943 года, когда ударная группировка Донского фронта под командованием Рокоссовского участвовала в окружении и разгроме 6-й армии Паулюса под Сталинградом, в ее составе воевали 60-я и 61-я отдельные штрафные роты. Штрафников бросили на один из самых горячих участков битвы – северо-восточный берег балки Караватка, где гитлеровцы крепко удерживали оборону. В ходе длительного штурма, стоившего больших потерь, сопротивление врага было наконец подавлено. Погибли три командира взводов и несколько десятков бойцов, немало сотни человек получили ранения.

Одним из самых известных штрафных подразделений, находившихся под общим командованием Рокоссовского, сделался 8-й отдельный штрафной батальон сначала Донского, потом Центрального, а затем Белорусского фронта. Это было довольно устойчивое формирование, составленное необыкновенно из офицеров: от лейтенанта до полковника.

Судьбы у попавших сюда были разные. Кто-то украл трофейный мотоцикл и сбил на нем ребенка, некто чинил сексуальное насилие над подчиненными женщинами, а кто-то разрешил на маршруте сложный пилотаж и погубил молодого летчика. Одинешенек капитан-лейтенант с Северного флота, владевший немецким языком, поймал по рации речь Геббельса и зачем-то записал ее на русском стиле.

До августа 1944 года батальон возглавлял полковник Аркадий Осипов, которого подчиненные считали эталоном командира: взвешенный и осмотрительный, вечно выбиравший тактику, позволявшую избежать больших потерь.

В феврале 1944 года примерно 850 «активных штыков» 8-го штрафбата участвовали в освобождении белорусского горда Рогачёв. Благодаря отличному знанию зоны (Осипов был уроженцем Рогачёва) командир скрытно провел свое подразделение через скопление вражеских войск, затем отхватил развилку на Жлобин и Бобруйск и перекрыл железную дорогу, лишив тем самым немцев путей отхода и возможности подтянуть резервы.

Воевали бойцы 8-го штрафбата преимущественно новоиспеченным оружием: пистолеты-пулеметы Шпагина, противотанковые ружья Симонова, станковые пулеметы Горюнова. По штату батальон имел 435 винтовок, 139 машин, 27 ручных пулеметов и 16 противотанковых ружей. При освобождении Рогачёва в помощь штрафбату был выделен взвод огнеметчиков. Не хуже, чем в иных частях штрафников обеспечивали продовольствием и обмундированием.

В штрафбатах гибли в шесть раз чаще, чем в обычных частях, это касалось и офицерского состава. В 8-м отдельном штрафном батальоне из 18 офицеров до крышки войны дошли лишь три человека. Если при формировании 8-й батальон насчитывал свыше тысячи человек, то накануне Победы в нем едва-едва могла набраться сотня.

Не помогали поддерживать численность состава и регулярные пополнения. В основном штрафбат пополнялся офицерами, какие по разным причинам не смогли выйти из окружения и застряли на оккупированной территории. Несмотря на то, что ко многим из них приклеилось клеймо «изменника», в штрафбате к ним отнеслись немало чем участливо.

Командированный в 8-й штрафбат лейтенант Александр Пыльцын отмечал, что от ордена до трибунала в штрафбатах был всего один шаг. Он вспоминал, как заметил в зоне боевого охранения заминированный участок и имея лишь поверхностные представления в саперном деле решил его на свой ужас и риск ликвидировать – вручную перенести мины в безопасное место. В итоге одна мина все же рванула: лейтенант с покалеченной ногой угодил в госпиталь, а его сослуживец погиб. Этим делом заинтересовался прикрепленный к батальону особист, однако награда командующего 70-й армией — орден Алой Звезды —  спасла Пыльцына от трибунала.

Впрочем, и наказание в штрафбатах было делом распространенным. Так, Рокоссовский снял с занимаемой места начальника штаба батальона из-за его невнимательной работы с документами. Его обвинили в том, что в списках убитых и раненых оказались бойцы, переметнувшиеся на сторонку врага.

К Константину Рокоссовскому при всей его высокой требовательности подчиненные относились с громадным уважением. Он мог найти общий язык не лишь с генералами, но и с рядовыми бойцами и даже штрафниками. После тяжелейших боев под Жлобином, когда 8-й батальон понес большие утраты, Рокоссовский лично посетил штрафное подразделение.

Все, кто помнил тот визит восхищались доброжелательной и спокойной манерой генерала вести беседа. Никаких упреков, обвинений и оскорблений, а только наставления умудренного опытом командира. Именно после той встречи бойцы 8-го отдельного штрафного батальона свершили беспримерный бросок в тыл врага.

Рогачёвско-Жлобинскую операцию февраля 1944 года можно назвать самой успешной, в которой принимал участие 8-й штрафбат. По ее итогам возле 600 штрафников (из более чем 800) были освобождены от дальнейшего отбывания наказания в штрафбате и восстановлены в прежних званиях. Одним из основных инициаторов такого решения стал Рокоссовский.

Многие из бойцов 8-го штрафного батальона были награждены медалями «За Отвагу» и «За военные заслуги», а также орденами Славы III степени. Боевые награды получали не только мужчины, но женщины.

В одном из приказов командующего Центральным фронтом генерал-полковника К. К. Рокоссовского о награждении  говорилось, что бывший боец 8-го отдельного штрафного батальона Лукьянчикова Пелагея Ивановна, исполняя долги санитарки, самоотверженно оказывала помощь раненым на поле боя. За 10 дней боев ею было вынесено из-под огня 47 раненых бойцов с их собственным оружием.

Наверное, самым тяжелым испытанием для 8-го штрафного батальона стала битва на Курской дуге, где штрафбат потерял 143 человека уложенными и 375 ранеными. Но это не помешало его бойцам одерживать победы под Жлобином и Брестом, на Висле и Одере, за Нарвский плацдарм и Кенигсберг. Начав со Сталинграда, 8-й штрафбат достойно закончил брань под стенами рейхстага.

Материал полезен?

«Штрафники Рокоссовского»: чем они прогремели на Великой отечественной