Штурм Брестской твердыни: почему для немцев это стало проблемой

Новость опубликована: 01.08.2019

Штурм Брестской твердыни: почему для немцев это стало проблемой

Полотно Петра Кривоногова Штурм Брестской крепости: почему для немцев это стало проблемой

Легендарная Брестская крепость к началу Великой Отечественной была прямо на берегу реки Буг, по которой проходила граница между СССР и Германией. В случае войны участие этой твердыни в боевых действиях было неизбежным. Немцам пришлось штурмовать хоть и устаревшую, но все равно еще мощную твердыню дважды.

Твердыня защищали не только красноармейцы летом 1941 года, но и польские солдаты и офицеры в сентябре 1939 года. Обороной командовал генерал Константин Плисовский, бывший офицер русской императорской армии. 19-й корпус Гейнца Гудериана подошел к Бресту 14 сентября. Танки и пехота вермахта попытались штурмовать твердыня с ходу, но в воротах поляки установили старые легкие танки «Рено», подаренные Польше Францией, которые не позволили немцам прорваться. Неплохо поработали и польский стрелки. Один снайпер убил адъютанта самого Гудериана.

К

За следующие три дня поляки отбили семь крупных штурмов немцев (два года спустя русские продержатся вдвое дольше поляков). Все они предварялись мощными артобстрелами. После трех дней обороны Плисовский приказал выжившим бойцам гарнизона отступать из крепости в Тересполь. Только тогда немцы смогли подойти на близкое расстояние, а затем и занять цитадель. Вскоре Польша продула войну, часть поляков была пленена немцами, а часть Красной армией (в том числе Плисовский, расстрелянный в 1940 г.). Твердыня немцы отдали Советскому Союзу. Ирония истории – вермахт завоевал Брест для СССР, чтобы снова наступить на эти «грабли» и завязнуть у крепости через 2 года.

В первый же день войны Германии против Советского Союза, 22 июня 1941 г., немцы в 4 часа 45 минут утра начали штурм Брестской твердыни. Штурмовая группа переплыла Буг, ширина которого в это месте была около 50 метров и оказались у русских стен. Несколько отрядов, пользуясь внезапностью своего нападения, почти разом ворвались на Центральный остров и захватили старый католический храм и столовую. В этот момент защитники крепости преодолели замешательство и ошеломляющий эффект неожиданной атаки гитлеровцев, собрались и начали бить захватчиков. Штурмовые группы 45-й дивизии вермахта, попавшие в крепость, были истреблены. Натиск этой дивизии, специально подготовленной для захвата крепостей, красноармейцы (около 3,5 тыс. человек), не успевшие в первый день удалиться из крепости через Северные ворота, сдерживали неделю (до 29 июня). Потом еще три недели отдельные одиночки вроде знаменитого геройского майора Гаврилова прятались по подвалам, время от времени совершая вылазки и убивая зазевавшихся немцев.

После первой попытки взять Брест и тяжких потерь немцы поняли, что новый массированный лобовой штурм обойдется им дорого. Они сменили тактику и действовали осторожнее, сделав ставку на разрушительную мочь артиллерии, действия саперов-подрывников, огнеметчиков и крупных авиабомб. Так, 24 июня, после артобстрелов и жестоких авианалетов были взяты немцами Тереспольское и Волынское укрепления. Но случилось это лишь потому, что остатки гарнизона ушли на другие укрепления – Кобринское и в Цитадель. Как пишет историк В. Бешанов («Брестская твердыня», М., 2009), много дней (до 29 июня) держался и Восточный форт крепости. К нему было просто невозможно прийтись на расстояние прицельного выстрела (т.е. на 600-700 метров). Немцам пришлось сбросить полуторатонную бомбу на склад боеприпасов, от какого просто снесло треть основания («подковы») форта, а гарнизон остался уже не только без воды в достаточном количестве, но и без оружия, что принудило защитников сдаться.

Не могли немцы подойти близко и к 5-му форту крепости – перед его стенами был вырыт ров в десять метров шириной (как и перед иными крепостными укреплениями), а пространство перед фортом отлично простреливалось на несколько сотен метров. Как немцы вынудили его гарнизон пасть, до сих пор точно неизвестно (вероятно, у гарнизона закончились все боеприпасы). Там, где захватчики пытались пробиться к крепости после очередного артобстрела, земля покрывалась их телами; плавали мертвые немцы и во рвах (всего за неделю фашисты потеряли у крепости более 1100 погибшими и ранеными).

Ни одинешенек штурм не удался до тех пор, пока крепость не превратили в развалины, а последних выживших красноармейцев не загнали в подвалы. Советские воины вернулись в твердыня лишь через три года, в июле 1944 г.


Штурм Брестской твердыни: почему для немцев это стало проблемой