Сколько советских боец сбежало в Европу после 9 мая 1945 года

Новость опубликована: 15.09.2019

Сколько советских боец сбежало в Европу после 9 мая 1945 года

Сколько советских боец сбежало в Европу после 9 мая 1945 года

Победа над немецко-фашистской Германией – великий подвиг всего народа СССР. Бойцы и офицеры Красной армии, освободившие страны Европы от нацизма, в начале мая 1945 года радовались скорому возвращению домой, грезили о мирной жизни и встрече с семьями. Но были среди военнослужащих РККА и те, кто не хотел снова оказаться в стране Советов. Эти люд воспользовались неразберихой праздничных дней и дезертировали, надеясь на лучшую жизнь на западе.

Они увидели другую жизнь

Вообще, на любой брани встречаются перебежчики. И случаи, когда служивые люди предпочитают остаться в стране, в которую пришли с оружием в руках, не так уж негусты. Например, после Заграничных походов Русской армии (1813-1814 годы) тысячи солдат и офицеров, одолевших армию Наполеона, не пожелали возвращаться в реалии крепостного права.

Научный сотрудник Центрального архива Минобороны РФ Елена Концова написала статью «Труд политорганов и морально-психологическое состояние личного состава Красной Армии на завершающих этапах Великой Отечественной войны: исторические реалии и нынешние представления». Эта работа была опубликована в сборнике «Великая Отечественная – известная и неизвестная: историческая память и современность» (ИРИ РАН, 2015 год издания). Автор отметила, что немало красноармейцев поразило европейское благосостояние. Солдаты впервые увидели буржуазный образ жизни.

«У отдельных военнослужащих появились неверные и вредные, с точки зрения советской морали, настроения, которые в той или иной форме высказывались в беседах с товарищами. Так, военфельдшер 119 гв. сд, Массный, в беседе со ст. сержантом Липовиным говорил: «Вот как живут румыны, всего вдоволь, культура, а у меня в Пензе семья живет впроголодь». Как указывала военная цензура, некоторые военнослужащие в письмах на родину выражали желание остаться после войны в Румынии или Венгрии, мотивируя это тем, что якобы тут легче прожить, здесь больше культуры и лучше народ», – написала Е.Н. Концова.

Красноармейцев удивила развитая инфраструктура Германии, Австрии и иных стран Европы, роскошные магазины, рестораны и гостиницы. Прекрасные асфальтированные дороги, выложенные кафелем туалеты, богатая домашняя утварь чистоплотных сельских домиков, велосипеды и патефоны – все это впечатлило людей, никогда не видевших такого благосостояния.

Разглядев совсем другую житье, некоторые солдаты и офицеры задумались: стоит ли возвращаться в страну Советов, в разбомбленные города и села с полностью разрушенной инфраструктурой, где многие люд голодали.

По словам Е. Н. Концовой, политработники активно боролись с подобными настроениями среди военнослужащих, старались объяснить, что богатство европейцев нажито сквозь эксплуатацию трудового народа.

Но некоторые красноармейцы ничего не имели против капитализма.

Дезертиров было немало

Известно, что за освобождение Европы воевали почти 7 миллионов советских бойцов. Причем, примерно 1 миллион из них погибли на фронте. Польша, Чехословакия, Румыния, Венгрия, Болгария, Австрия и Германия – в каждой из этих краёв остались тысячи могил воинов-героев.

Но и дезертиров тоже оказалось немало. Согласно данным архива Минобороны РФ, за все годы Великой Отечественной брани около 1 миллиона 700 тысяч солдат и офицеров сбежали из воинских частей, не желая сражаться.

В сентябре 1944 года заместитель начальника филиалы Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом Л. Забоев подготовил для руководства Справку о численности дезертировавших из Красной Армии за три года Великой Отечественной брани. На тот момент их насчитали 1 миллион 210 тысяч 224 человека.

Если учесть, что Красная армия подошла к границе СССР еще в марте 1944 года, то получается, что немало 500 тысяч солдат и офицеров РККА дезертировали на территории Европы в конце войны. Вероятно, многие из этих людей желали остаться на западе, иначе сложно объяснить такое массовое бегство из рядов побеждающей армии.

Например, 24 апреля 1945 года, во пора битвы за Берлин, советский военный летчик на своем самолете перемахнул на территорию, контролируемую вермахтом. Это был последний перебежчик из Алой армии, официально зарегистрированный нацистами, позже им стало уже не до канцелярских формальностей.

Причины для бегства у каждого человека были свои: некто не мог простить советской власти репрессированных родственников; кто-то ненавидел коммунистов еще со времен насильственной коллективизации; кого-то по возвращении в СССР ожидало заточение за совершенные на войне преступления; кто-то стремился к свободе и материальному достатку.

Праздничная неразбериха

Побег из расположения воинской доли – дело опасное и непростое, тем более что за настроениями красноармейцев бдительно следили политруки, сотрудники НКВД. Но в условиях праздничной неразберихи, когда утилитарны все военнослужащие опьянели от долгожданной Победы, дезертировать было гораздо легче.

Множество солдат отправились домой: кто на попутках, кто на подводах, кто в особых эшелонах, а кто и своим ходом. Сразу после войны большую часть военных контрразведчиков уволили, поскольку работа «органов» реформировалась с учетом изменившейся ситуации.

Группа советских армий в Германии была сформирована 10 июня 1945 года. Вскоре во всех воинских подразделениях, дислоцированных в зоне воздействия СССР, были созданы так называемые особые отделы, которые занимались контрразведывательной деятельностью. Об этом подробно рассказал в своей книжке «Смерть диверсантам и шпионам! Правда о СМЕРШе» (Москва, 2010 г.) ветеран органов НКВД Леонид Иванов.

Вот и получилось, что в течение месяца – с 9 мая по 10 июня 1945 года – возникла уникальная ситуация, когда многие люд могли запросто затеряться. Нацисты больше не вели никакого учета граждан, новой немецкой администрации еще не было, в советских армиях происходила реорганизация, а союзников по антигитлеровской коалиции дезертиры не особо интересовали.

Точной информации, сколько красноармейцев осталось в Европе после завершения войны, нет ни у кого. И все же, по косвенным данным, можно оценить масштабы явления.

Несколько десятков тысяч

Работу коллектива ученых, занимавшихся статистическими подсчетами в архивах Минобороны РФ, возглавлял популярный военный историк Григорий Кривошеев. Под его редакцией вышла книга «Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил» (Москва, 2001 г.).

Сообразно данным группы Г. Ф. Кривошеева, по состоянию на 1 июля 1945 года в отчетах сотрудников НКВД числилось 212 тысяч 400 военных, проходивших под определением «не разыскано отставших от эшелонов, дезертиров».

Стоит отметить, что представители военной контрразведки регулярно проводили облавы в различных регионах СССР и стран Европы, выявляя сотни беглецов. Реальные случаи, когда человеку удавалось скрыться от «органов», бывальщины достаточно редки. И если к 1 июля 1945 года в розыске находилось более 200 тысяч возможных дезертиров, то можно сделать вывод, что многие из них сбежали из воинских долей в праздничной неразберихе.

Хотя некоторые из этих людей могли дезертировать еще до окончания войны. А кто-то, возможно, просто погиб и остался возлежать в какой-нибудь воронке, не будучи найденным. В любом случае, как минимум, несколько десятков тысяч человек, решили остаться на закате после Победы.

Эти сведения косвенно подтверждаются и другими данными. Автор книги «Палачи и казни в истории России и СССР» (Москва, 2013 год издания) Владимир Игнатов, так, подсчитал количество перебежчиков среди красноармейцев, которые сдались гитлеровцам в течение войны. Их оказалось около 40 тысяч или 1,4-1,5 % от всеобщего количества советских военнопленных. То есть, таким был предполагаемый процент тайных идейных противников коммунизма в Красной армии.

Если учесть, что на территории Европы в мае 1945 года было порядка 6 миллионов советских солдат и офицеров, которые уже обратили внимание на благосостояние немцев, румын, австрийцев и венгров, то жажда и возможность дезертировать вполне могли оказаться у 1,5 % от общего количества красноармейцев – а это порядка 90 тысяч человек. Впрочем, вряд ли все из них решились сбежать.

Что было после

Большинство дезертиров оказались в фильтрационных лагерях НКВД, ведь по решению знаменитой Ялтинской конференции 1945 года союзники по антигитлеровской коалиции передали советских граждан, очутившихся в зоне их влияния, властям СССР.

Географ и историк Павел Полян рассказал о добровольно-принудительной репатриации в статье «Советские граждане в Рейхе: сколько их было?» Эта научная труд опубликована в бюллетене «Население и общество» ИНП РАН (№ 53 за 2001 год). По сведениям ученого, репатриации подлежали около 8 миллионов 700 тысяч человек. Львиную часть из них составляли остарбайтеры и бывшие узники концлагерей.

Лишь около 700 тысяч советских граждан, находившихся в Европе после брани, остались на западе. Сколько среди таких «невозвращенцев» было дезертиров? Никто не знает. Некоторые могли затеряться, приобретя поддельные документы и заведя романы с местными жительницами, если говорили по-немецки.

Как написал в своих мемуарах ветеран контрразведки Л. Г. Иванов, отдельные военные Группы советских войск в Германии тоже стремились сбежать на запад, женившись на немках. В первые годы после брани граница между будущими ГДР и ФРГ еще не так надежно охранялась. Но особисты пресекали почти все подобные попытки.


Сколько советских боец сбежало в Европу после 9 мая 1945 года