Смог бы СССР победить Гитлера в случае падения Сталинграда

Новость опубликована: 05.09.2018

Смог бы СССР победить Гитлера в случае падения Сталинграда

Смог бы СССР победить Гитлера в случае падения Сталинграда

Слово Сталинград для нас – символ беспрецедентного мужества и самоотверженности советских солдат, которые ценой огромных жертв смогли остановить врага. Но чтобы было, если бы гитлеровцы победили этот важнейший рубеж обороны?

Отступать некуда

Сталинградская битва – один из ключевых эпизодов Великой Отечественной и Другой мировой войны – проходила на огромной территории, включавшей современные Воронежскую, Ростовскую, Волгоградскую области, а также Республику Калмыкию. Битва продолжалась 200 дней и ночей с июля 1942 по февраль 1943 года, и несмотря на перевес противника в живой силе и технике закончилась разгромной победой советских войск.

Гитлеровское командование возлагало большие чаяния на овладение Сталинградским плацдармом, которое бы позволило вермахту блокировать транспортное сообщение между центральными районами СССР и Кавказом и создать обстоятельства для дальнейшего продвижения с целью захвата кавказских месторождений нефти. Такой успех мог помочь Германии достигнуть ощутимого стратегического преимущества.

Отбросив вражью группировку от Сталинграда, Красная Армия подготовила коренной перелом в войне и в целом изменила военно-политическую обстановку в мире. В Германии чрезмерно болезненно отреагировали на поражение, объявив в стране трехдневный траур. Немецкий генерал Курт фон Типельскирх писал: «Престиж Германии в глазах ее союзников мощно пошатнулся. Поскольку одновременно и в Северной Африке было нанесено непоправимое поражение, надежда на общую победу рухнула. Моральный дух русских росло поднялся».

Измененный сценарий

О важности Сталинградской битвы говорили не только в СССР, но и за рубежом. «Можно смело сказать, что сражение у Сталинграда не имеет образца во всей истории советско-германской войны», – сообщалось в передаче лондонского радио 5 сентября 1942 года. А берлинское радио 15 сентября передавало: «События, выходящие в Северной Африке, имеют большое значение, но, тем не менее, положение советских войск у Сталинграда остается главным стержнем всей всемирный войны».

Как развивался бы сценарий войны с Германией, если бы Красная Армия под Сталинградом потерпела поражение? На этот вопрос отозваться сложно. Однако при всем разнообразии предположений наши соотечественники в большинстве своем не допускают мысли, что это привело бы к поражению в брани. По мнению многих, гипотетическое поражение затянуло бы развитие противостояния, которое приобрело бы иную форму, учитывающую завоевание неприятелем столь важного в экономическом и военном отношении плацдарма.

Не исключено, что Германия смогла бы на какое-то время перехватить инициативу и переломить ход брани. Следующей важнейшей целью гитлеровских войск скорее всего стали бы Москва и Ленинград, однако нападение могло состояться лишь после перегруппировки вермахта и пополнения армии живой силой, техникой и вооружением. На это ушли бы многие месяцы.

Новая карта

Историк Ольга Платонова выделяет ключевые моменты, какие могли бы произойти после падения Сталинграда. В этом случае, по ее словам, немцы получили бы доступ к основным нефтяным месторождениям СССР, контроль над Волгой, выход к стратегически значительным объектам за Уралом, в том числе в Казахстане и Средней Азии, где производили основную часть продовольствия на весь Союз и в степи Заволжья, где было большинство госпиталей.

Если учитывать, что в случае победы немцы не понесли бы такие ощутимые потери, то около 1,5 миллионов боец вермахта, в том числе итальянцы, румыны, хорваты, венгры, воевавшие под Сталинградом, моли быть направлены на другие участки советско-германского фронта. Вероятный сценарий подобный перегруппировки – оттеснение остатков советских войск за так называемую линию «А-А» (Архангельск – Астрахань) – предполагаемый немцами еще до начала брани оборонительный вал, который со временем должен был превратиться в мощную защитную линию – «заградительный барьер против Азиатской России».

Отбросив советские армии на северо-восток немцы, скорее всего, без труда бы установили контроль над Закавказьем, где они намеревались создать специальный военно-колониальный район, связанный с нефтедобычей. А дальней их целью могла стать Средняя Азия, которая служила бы сельскохозяйственным придатком для разросшегося рейха.

Любопытно, что в одном немецком фантастическом романе, прикасающемся темы советско-германской войны, новая граница между рейхом и СССР проходила по Уральскому хребту. По сюжету романа вяще всего немецким войскам досаждали изнурительная партизанская война и диверсионные вылазки, регулярно совершаемые красноармейцами в германский тыл.

Эти литературные фантазии тем не немного отражают реальные представления германского командования о возможном сценарии войны: многие высшие чины вермахта даже при подходящем итоге наступательных операций не верили в возможность подчинения всей территории Советского Союза.

Помощь не придет

Победа под Сталинградом без сомнения возвысила престиж нашей страны в глазах как союзников, так и врагов. Так, немецкий генерал Густав Дёрр считал, что если под Полтавой в 1709 году Россия добилась права именоваться великой европейской державой, то Сталинград явился началом ее превращения в одну из двух величайших мировых держав (под второй он вероятно имел ввиду Германию).

Собственно после Сталинградской битвы усилилась работа общественных организаций США, Англии, Канады, выступавших за оказание более действенной поддержки Советскому Союзу. К примеру, американские профсоюзы собрали 250 тысяч долларов на постройку больницы в разрушенном Сталинграде.

В заявлении председателя объединенного альянса швейников США сообщалось, что «каждый красноармеец, обороняющий свою советскую землю, убивая нациста, тем самым спасает жизни и американских боец. Будем помнить об этом при подсчёте нашего долга советскому союзнику». Дональд Слейтон, американский астронавт, прошедший Вторую всемирную войну, вспоминал: «Когда гитлеровцы капитулировали, ликованию нашему не было предела. Все понимали, что это поворот в войне, это начало крышки фашизма».

Это осознавало и англо-американское военное руководство, которое активизировало планы по открытию Второго фронта. Но без советской победы военная поддержка союзников так и могла бы остаться отдаленной и маловероятной перспективой. Мы прекрасно знаем, что Уинстон Черчилль, обещая Сталину высадку англо-американских армий, продолжал называть СССР «зловещим большевистским государством». Британскому и американскому руководству было выгодно длительное противостояние Германии и Советского Альянса, истощавшее силы двух идеологических противников Лондона и Вашингтона.

В результате возможного поражения Красной Армии союзники вероятнее итого отказались бы от обещанной помощи, закрыли бы глаза на передел СССР и вероятно пошли бы на сговор с Гитлером. Однако никто бы не дал гарантии, что Гитлер, скопив свежие силы, не двинулся бы на захват Британских островов, доведя до логического завершения операцию «Морской лев».

Рейх ждет усиления

В случае позитивного для себя исхода Сталинградской битвы Германия вполне могла рассчитывать на помощь двух сильных союзников – Турции и Японии, какие после начала германо-советского конфликта заняли откровенно выжидательную позицию.

Известно, что Стамбул накануне вторжения Германии в СССР отошел от проанглийской ориентации, заключив с Берлином соглашение о дружбе и ненападении. Летом 1942 года турецкое руководство провело мобилизацию, сосредоточив в провинциях, граничащих с территорией Советского Альянса приблизительно миллионную группировку войск. По мнению историков, Турция была готова вступить в войну на стороне Германии разом после падения Сталинграда, но контрнаступление Красной Армии заставило ее эти планы свернуть.

В это же время к захвату советского Дальнего Восхода готовилась находившаяся в Манчжурии мощная Квантунская армия. Возле границ с СССР к осени 1942 года было сосредоточено немало 1 млн. солдат, две трети танковых соединений и около половины авиации, имевшихся тогда у милитаристской Японии.

Читайте также:  Как во пора Великой Отечественной опознавали погибших

На слушаниях Токийского трибунала генерал Мацумура Томокацу рассказывал, что в 1942 году планировалось предпринять наступление основных японских сил на Приморский край, одновременно, гитлеровцы должны были овладеть «жемчужиной британской короны» – Индией, чтобы повстречаться «в сердце Азии» с войсками Японии.

Впрочем, острожные японцы в отличие от самоуверенных немцев не были уверены в победе вермахта при Сталинграде, а потому и не торопились объявлять войну сильному соседу с Запада. В августе 1945 года уже одолевший Германию Советский Союз сам атаковал Квантунскую группировку, заполучив на правах победителя Курилы и Полуденный Сахалин, потерянные еще в русско-японской войне.