Сокровища Золотого тигра

Новость опубликована: 09.04.2017


Сокровища Желтого тигра
Золотая пресса с тигром

Сокровища Желтого тигра
Золотая монета

Сокровища Желтого тигра
Один из участников археологических работ

демонстрирует находку


Сокровища Желтого тигра
Золотая печать в разобранном виде

Сокровища Желтого тигра
Дуло дерева, приспособленный для хранения ценностей

Китайские археологи нашли сокровища Чжан Сяньчжуна, предводителя повстанческой армии XVII столетия, известного под прозвищем Желтый тигр.

Находка была сделана при исследовании кораблекрушения на реке Миньцзян, у города Мейшань в провинции Сычуань на юго-западе Китая. На борту корабля, затонувшего 1646 году, очутилось более десяти тысяч золотых, серебряных и бронзовых монет, слитки, драгоценные камни, изделия из золота, оружие.

 

Находки в отличном состоянии, и на слитках можно прочитать выгравированный титул, присвоенный Чжан Сяньчжуном.  В последние годы династии Мин Китаю доводилось отбиваться сразу от нескольких противников.

На севере на столицу наступали войска маньчжуров, а также повстанцы под руководством Ли Цзычэна. На юге, в провинции Хугуан (нынешние Хубэй и Хунань) действовала другая крестьянская армия, которой командовал Чжан Сяньчжун.

У предводителей повстанцев были основания грезить о полном захвате власти в стране. Ведь и основатель династии Мин в XIV веке был бедным крестьянином, а потом — полководцем в армии поднявшихся.

Полководец южной повстанческой армии Чжан Сяньчжун с детства носил прозвище Желтый тигр из-за желтоватого нюанса кожи и выступающей, как говорят в Китае, “тигриной”, нижней челюсти. Он родился в бедной семье в уезде Динбянь провинции Шэньси.

Устроившись на военную службу, он через некоторое время был приговорен к смертной казни за дисциплинарные нарушения, но офицер, впечатленный мощным сложением Чжан Сяньчжуна решил его помиловать. В 1630 году Чжан Сяньчжун дезертировал из армии и присоединился к одной из групп поднявшихся крестьян в уезде Мичжи провинции Шэньси.

Он быстро стал предводителем повстанцев и присвоил себе первый титул Баду-ван («Восьмой князь»). Его отряд исчезал в горных районах Шэньси, совершая периодические нападения на города и поместья.

Настичь их было трудно. Исчезая в одном пункте, они появлялись в другом. В 1631 и 1638 годах правительственные войска наносили Чжан Сяньчжуну поражения, но он отступал, пополнял свое армия мятежными крестьянами и вновь наносил удар. В 1635 году его силы объединились с армией Ли Цзычэна и разорили провинции Хэнань и Аньхой, спалив святилище предков династии Мин в Чжуду. После этого объединенная повстанческая армия разделилась. Ли Цзычэн отправился на север Китая, Чжан Сяньчжун на юг.

К 1637 мочи Чжан Сяньчжуна насчитывали 300 тысяч человек. Он воевал, то успешно, дойдя почти до Нанкина, то терпя поражение и отходя. Однажды ему пришлось даже заключить мир с верховным главнокомандующим династии Мин Сюн Венчаном. Договор предусматривал, что войска Чжан Сяньчжуна взойду в состав армии Мин, а сам он сохранит над ними командование. Но продлилось это недолго, и вскоре он вновь воевал с императорскими войсками.

В 1641 году Чжан Сяньчжун взял города Учан и Чанша, а в 1644 году успешно завоевал провинцию Сычуань. Он огласил о создании на подконтрольной территории нового государства Дасиго («Великое государство Запада») и сделал своей столицей город Чэнду, переименовав его в Сицзин («Столица Заката»). Чжан Сяньчжун начал создавать собственную гражданскую администрацию.

Согласно рассказу португальского иезуита Габриэля Магеллана, какой вместе с другим иезуитом Лодовико Бульо был вынужден служить у Чжан Сяньчжуна астрологом, «он начал свое правление с подобный щедростью, справедливостью и великолепием, что привлек все сердца многих чиновников, известных как в военных, так и в гражданских делах, которые оставили собственный страх, покинули укрытия и поступили к нему на службу».

Династия Мин не могла выслать сильные войска против Чжан Сяньчжуна, так как они требовались в округах Пекина. В том же 1644 году в Пекин вошел с 400-тысячной армией Ли Цзычэн, объявивший себя первым императором новоиспеченной династии Шунь. Последний император династии Мин Чунчжэнь убил нескольких своих дочерей и наложниц, чтобы те не попали в длани повстанцев, и повесился на горе Цзиншань к северу от императорского дворца.

Тогда китайский полководец У Саньгуй заключил союз с маньчжурским князем Доргонем и позволил армиям маньчжуров беспрепятственно пройти к Пекину. У крепости Шаньхайгуань, возле одного проходов в Великой Китайской стене, объединенные мочи У Саньгуя и Доргоня разбили армию повстанцев.

Затем они двинулись на Пекин. Ли Цзычэн бежал, маньчжурско-китайская армия заняла город, затем отправилась в погоню за Ли Цзычэном. Он был расшиблен еще в одной битве и в 1645 году погиб. В Пекине установилась маньчжурская династия Цин. И лишь после всех этих событий у воль дошли руки до Чжан Сяньчжуна и его государства Дасиго.

В 1647 году войска династии Цинь отправились покорять Дасиго. Чжан Сяньчжун тем порой пытался жестокими репрессивными мерами держать в подчинении жителей своего государства. Он объявил, что многие его подданные вступили в сделка с неприятелем, и начал массовые казни.

Большая часть чиновников его правительства также были казнены или покончили с собой. По дошедшим до нас подтверждениям, войска Чжан Сяньчжуна после массовых убийств оставляли пирамиды отрезанных голов, рук, носов и ушей.

Согласно одному рассказу, раз он объявил о возрождении обычая государственного экзамена для получения должностей, но сделал это только для того, чтобы истребить всех кандидатов, съехавшихся в его столицу в числе нескольких тысяч.

Казни, а также последовавшие вскоре голод и эпидемия привели к тому, что провинция Сычуань обезлюдела. Официальный историк династии Мин – Мин Ши – именует число 600 миллионов убитых, но это явное преувеличение, так как все население Китая того времени не превышало 150 миллионов.

Сообразно оценке современного историка, в Сычуани за время правления Чжан Сяньчжуна погибла примерно треть из трехмиллионного населения. Многие обитатели в страхе бежали из «Великого Западного государства». В итоге, если последняя перепись династии Мин в 1578 году насчитала в Сычуани 3 102 073 человека, то к 1661 году в провинции насчитали лишь 16 096 взрослых мужей.

Чэнду превратился в опустевший город, на улицах которого можно было встретить пришедших из окрестных лесов тигров. Истина, некоторые историки считают, что число жертв Чжан Сяньчжуна сильно преувеличено пропагандой династии Цин.

Узнав о приближении армии неприятелей, Чжан Сяньчжун вышел им навстречу, рассчитывая присоединить к своему государству еще и провинцию Шэньси. При первой встрече с противником он был уложен стрелой маньчжурского лучника. Вскоре армия Великого Западного государства была разбита, а остатки ее бежали на юг, где продолжили воевать с маньчжурами, поднявшись на сторону наследников династии Мин, пока еще контролировавших южные провинции.

Легенда о затонувшем корабле с сокровищами Чжан Сяньчжуна была популярна в провинции Сычуань. Проверить ее решил один из местных жителей. Он погрузился на дно реки с аквалангом, и ему действительно повезло разыскать отпечатки корабля. На глубине чуть более трех метров он увидел золотого тигра.

Когда ныряльщик извлек его, оказалось, что тигр воображает собой фигурную ручку золотой печати с выгравированной надписью «Великий полководец Юнчана» – одним из титулов Чжан Сяньчжуна. После этого он извлек несколько золотых и серебряных слитков, монет и иных изделий. Он продал находки подпольному коллекционеру за 13 600 000 юаней (около 2 млн. долларов).

Когда ценные находки стали в изобилии являться на черном рынке, на это обратила внимание китайская полиция. Она задержала осенью 2016 года десять групп черных археологов и 70 перекупщиков старых артефактов. Тогда стало известно, что находки происходят со дна реки, и за дело взялись профессиональные археологи.

Работы были начаты в январе этого года, когда степень воды в реке спал. Воду откачивали, но прежде, чем добраться до сокровищ, археологом пришлось раскопать грунт на пять метров ниже степени русла. Там за два месяца они нашли более 10 тысяч предметов. Надписи указывают, что некоторые из них были военной добычей Чжан Сяньчжуна, а иные были изготовлены в Сычуани во время его правления.

Археологи нашли даже упоминавшееся в циньских хрониках хранилище для ценностей, какое было в ходу при Чжан Сяньчжуне: расщепленный пополам ствол дерева, выдоблбленный изнутри и заполненный слитками, а затем соединенный железными обручами.

Историки сообщают, что перед наступлением армии династии Цин Чжан Сяньчжун решил вывезти из Сычуани свою казну, погрузив ее на корабли. Таких кораблей, сообразно хроникам, было ровно тысяча. Находка в реке Миньцзян подтверждает, что такая эвакуация действительно проводилась. Затонувший корабль поспел пройти по реке только около 80 километров от города Чэнду.

«Найденные предметы чрезвычайно ценны для науки, истории и искусства. Они имеют большенное значение для исследования политической, экономической, военной и социальной жизни династии Мин », – говорит археолог из Пекинского университета Ли Боцянь. Раскопки на реке продлятся до апреля. Археологи рассчитывают отыскать еще немало сокровищ Чжан Сяньчжуна.


Ответить