Сорок лет Исламской революции в Иране

Новость опубликована: 11.02.2019

11 февраля 1979 года, сорок лет назад, в Иране победила Исламская революция. Был дан старт кардинальным и невиданным прежде в всемирный истории социально-политическим преобразованиям – Иран впереди ждала «консервативная модернизация», в которой технологические инновации парадоксальным образом сочетались с утверждением веры в качестве основополагающей и определяющей идеологии развития страны.

Исламскую революцию в Иране можно назвать одной из самых продолжительных революций в новейшей истории. Она растянулась немало чем на год. 8 января 1978 года в Куме – священном городе всех шиитов, была жестоко разогнана силами безопасности шахского порядка многолюдная антиправительственная демонстрация. При разгоне демонстрации по официальным данным погибли 2 молодых человека, тогда как оппозиция говорила о семидесяти потерянных.

Сорок лет Исламской революции в Иране

В любом случае, расстрел демонстрации вызвал настоящую бурю негодования в иранском обществе. Против шаха сплотились самые различные политические силы – от исламских радикалов до марксистов. Выступления против шахского режима стали регулярно повторяться во всех крупнейших городах края. Марксисты быстро сдали свои позиции – несмотря на поддержку со стороны Советского Союза, в консервативном иранском обществе они не смогли конкурировать с религиозно-политическими движениями, чья идеология опиралась на сочетании традиционных шиитских ценностей и лозунгов более справедливого социального устройства страны.

Конечно, массовые антиправительственные выступления завязались в конце 1970-х годов в Иране неспроста. Шахский режим к этому времени, что называется, «прогнил». Народ раздражали как коррумпированность шахских чиновников, неимоверное социальное расслоение на поле ухудшающегося экономического положения, так и «прозападный» курс шаха. Реза Пехлеви и его окружение давно перестали «жить одной существованием» с основной массой иранского населения – консервативного, религиозного, негативно настроенного по отношению к западной культуре. Это недовольство умело использовали в своих мишенях радикальные представители шиитского духовенства, среди которых наибольшим влиянием и авторитетом пользовался аятолла Рухолла Мусави Хомейни.

Сорок лет Исламской революции в Иране

Потомственный шиитский священнослужитель, сейид (потомок пророка), Хомейни с молодых лет поднялся в оппозицию к шахскому режиму, который не устраивал его своей «светскостью» и «прозападностью». В 1962 году, за 17 лет до революции, Хомейни возглавил стачку иранского духовенства, а в 1964 году был выслан в соседнюю Турцию за то, что критиковал закон об особом положении американских граждан в Иране.

Увлекательно, что шах Реза Пехлеви, всегда считавшийся надежным партнером и союзником США на Ближнем Востоке, в критический для своей власти момент не смог воспользоваться американской поддержкой. Фактически Вашингтон посодействовал (на свою голову) иранской революции, так как президент Джимми Картер не рискнул оказать Пехлеви военную поддержка. К концу 1970-х годов в США и странах Западной Европы общественность была резко настроена против шаха, так как последний осуществлял жесткие репрессии против оппозиции – любой, от шиитских радикалов до либералов и марксистов.

Сорок лет Исламской революции в Иране

Советский Альянс также был настроен против шаха, хотя изначально отношения с шахским режимом складывались довольно неплохо. Например, шахбану (царица) Фарах Диба в 1972 году даже посетила Советский Альянс с визитом, ей был оказан торжественный прием в Азербайджане. Сам шах Мохаммед Реза Пехлеви (на фото) посещал Советский Союз трижды – в 1956, 1965 и 1972 годах. И это при том, что на Ближнем Восходе он проводил политику, шедшую вразрез с интересами СССР. Например, шах поддерживал монархистов в Йемене, установил дипломатические отношения с Израилем, что потребовало резкое недовольство всего мусульманского мира. Но на этом фоне Пехлеви старался сохранять дружественные отношения с СССР и иными странами социалистического лагеря, которые проявлялись, в первую очередь, в расширении темпов экономического сотрудничества. Тем не менее, Москва негласно поддерживала иранских коммунистов, желая и не оказывала им существенной помощи во время жестоких репрессий со стороны шахского режима.

После массовых волнений, начавшихся весной 1978 года, экономика Ирана очутилась парализована забастовками и стачками. Рабочие просто отказывались работать, заводы простаивали, а шахское правительство стремительно теряло контроль над ситуацией. В октябре 1978 года застопорили свою работу практически все предприятия нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности, бывшие основным источником доходов государственного бюджета. 2 декабря 1978 года в Тегеране прошла двухмиллионная демонстрация, участники которой потребовали отречения шаха от престола. В качестве уступки протестным силам шах 4 января 1979 года назначил премьер-министром Ирана либерально настроенного политика Шапура Бахтияра.

Сорок лет Исламской революции в Иране

Представитель бахтиярской знати (бахтияры – один из ираноязычных народов запада страны), Шапур Бахтияр (на фото) был человеком неординарным, с необычной для шахского чиновника жизнеописанием. В конце 1930-х годов он получил докторские степени по философии и праву в Сорбонне, но бросил карьеру ради того, чтобы отправиться на штатскую войну в Испании – воевать против Франсиско Франко на стороне республиканцев. Затем Бахтияр записался во Французский Иностранный легион, участвовал в Движении Сопротивления и вернулся в Иран лишь в 1946 году. Собственно Шапур Бахтияр, получив назначение на пост главы правительства, смог убедить шаха покинуть страну. 16 января 1979 года Мохаммед Реза Пехлеви и Фарах Диба неслись из Ирана. Это событие вызвало настоящий восторг миллионов противников шаха.

Премьер-министр Бахтияр, воспользовавшись бегством Резы Пехлеви, распустил печально популярную шахскую контрразведку САВАК, распорядился амнистировать политических заключенных, отдал приказ армейскому командованию не вмешиваться в политическую житье страны и не выступать против народных масс. Именно Шапур Бахтияр пригласил аятоллу Хомейни, находившегося в изгнании, вернуться в Иран и зачислить участие в работе над новой конституцией страны. Понимая, что миллионы простых иранцев поддерживают Хомейни и разделяют его идеи, Бахтияр находил справедливым то, что аятолле будет позволено участвовать в принятии важнейшего политического документа страны.

1 февраля 1979 года аятолла Рухолла Хомейни вернулся в Иран. Его встречали гурьбы восторженных сторонников. Но расчеты Бахтияра на сотрудничество с религиозным лидером не оправдались. Собрав митинг на кладбище Бехеште-Захра, аятолла Хомейни наименовал правительство Бахтияра незаконным и пообещал «выбить зубы» иранскому режиму. Таким образом, Шапур Бахтияр, вызвав Хомейни из эмиграции, сам выкопал себе могилу. 4 февраля 1979 года аятолла Хомейни самолично назначил новоиспеченного премьер-министра страны. Выбор религиозного лидера пал на Мехди Базаргана – бывшего руководителя иранской нефтяной промышленности.

Сорок лет Исламской революции в Иране

Силы безопасности Ирана не предпринимали никаких положительных действий против Хомейни и его последователей. Лишь 9 февраля 1979 года в аэропорту Мехрабад произошла перестрелка между приверженцами Хомейни и гвардейцами, сохранявшими лояльность Бахтияру, формально остававшемуся премьер-министром Ирана. Последователям Хомейни удалось взять под контроль полицейские участки и военные строи, после чего началась раздача оружия населению. Иран оказался на пороге гражданской войны, которая не началась лишь благодаря позиции командования вооруженных сил края.

11 февраля Высший военный совет иранской армии объявил о своем нейтралитете. Для Бахтияра это фактически означало конец его воли, а для Хомейни и его сторонников – полную победу над политическими оппонентами. Бахтияру не оставалось ничего иного, как покинуть свой пост и вскоре укатить из Ирана. В эмиграции Бахтияр прожил 12 лет, пока в 1991 году не был убит иранскими агентами.

Таким образом, 11 февраля 1979 года фактически завершилась Исламская революция в Иране. К воли в стране пришли духовные лидеры и, в первую очередь, аятолла Рухолла Хомейни. Практически сразу после прихода к воли Хомейни поспешил обезопасить молодую Исламскую революцию, расправившись с наиболее неблагонадежными, с его точки зрения, генералами и старшими офицерами. Уже 15 февраля 1979 года бывальщины казнены четыре генерала иранской армии. Среди них был и генерал Нематолла Нассири, на протяжении тринадцати лет (с 1965 по 1978) возглавлявший шахскую контрразведку САВАК. Затем в течение двух месяцев бывальщины убиты еще 27 генералов, а за восемь послереволюционных месяцев – 250 генералов и старших офицеров. Всего же за несколько месяцев шиитские радикалы разделались примерно с 20 тысячами бывших военнослужащих шахской армии, полиции и контрразведки. Истребляя старый иранский офицерский корпус, благовоспитанный на светских идеях, Хомейни и его сторонники стремились «с нуля» создать новую армию революционного Ирана, которая была бы неизменна идеям Исламской революции.

1 апреля 1979 года была провозглашена Исламская Республика Иран. Страна начала подлинно новую жизнь, в которой не оставалось места ни западным ценностям, ни идеям марксизма. Исламский Иран выбрал «третий линия», в равной степени отвергавший и капитализм, и марксистский социализм. Впрочем, какой-то кардинально новой экономической модели Исламская революция не создала – в Иране утвердился привычный «государственный капитализм», сочетавший государственную, кооперативную и частную конфигурации собственности под контролем государства.

Сорок лет Исламской революции в Иране

Зато в области идеологии Исламская Республика Иран совершила действительно революционный поворот. Вера пронизала все сферы жизнедеятельности общества, правительство страны и вооруженные силы оказались под полным контролем духовных лидеров – аятолл во главе с Высшим главой Ирана – рахбаром. Именно рахбар как духовный лидер Ирана получил право и реальную возможность определять идеологию и политику края, он же стал и верховным главнокомандующим вооруженных сил Исламской Республики Иран.

Для защиты существующего порядка и претворения в жизнь идеалов Исламской революции был создан знаменитый Корпус Стражей Исламской революции (КСИР) – фактически вторая армия со своими сухопутными армиями, военно-воздушными и военно-морскими силами, разведкой и контрразведкой. Именно КСИР была поручена и важнейшая для ИРИ задача – экспорт идей и практики Исламской революции в иные страны со значительным шиитским населением.

Другой важнейшей характерной чертой политики послереволюционного Ирана стала жесткая оппозиция по касательству к США и Израилю. Аятолла Хомейни именовал Штаты не иначе как «Большим Сатаной» («Маленьким Сатаной» в его идеологии был, соответственно, Советский Альянс). Что касается Израиля, то это государство, по мнению иранских лидеров, вообще не имеет права на существование. В Тегеране не раз угрожали «сбросить в море» Израиль и, надо произнести, Тель-Авив воспринимает иранскую угрозу как одну из самых реальных. Сейчас именно Иран, а отнюдь не Саудовская Аравия или Египет, взаимоотношения с которыми давно нормализованы, рассматривается Израилем как главный противник.

Исламская революция в Иране стала удивительным примером того, как верующие ценности в современном мире получили политическое звучание и, более того, стали основой для формирования государственной идеологии одной из крупнейших азиатских краёв, прежде бывшей вполне себе светским государством. Кстати, внутри самих сторонников Исламской революции на рубеже 1970-х – 1980-х гг. также наблюдались внутренние противоречия. На раннем этапе будет серьезные позиции имели сторонники «шиитского социализма», но правоконсервативным последователям аятоллы Хомейни удалось одержать верх и оттереть «левых» шиитов от реальной политической жизни.

Сорок лет Исламской революции в Иране

Сорок лет, прошедшие с момента Исламской революции, показали и жизнеспособность созданной ей политической системы. Даже сейчас, несмотря на процессы экономической и цивилизованной глобализации, на прямое политическое и экономическое давление со стороны США, Иран сохраняет свою идеологию, свой политический строй. Причем существующая воля пользуется поддержкой значительной части населения страны, прежде всего – простого народа, которому никогда и не были особенно ближни светские ценности вестернизированной элиты шахского Ирана.

Источник

Материал полезен?

Сорок лет Исламской революции в Иране