Советские палачи-рекордсмены: сколько тленных приговоров они привели в исполнение

Новость опубликована: 19.05.2019

Советские палачи-рекордсмены: сколько тленных приговоров они привели в исполнение

Советские палачи-рекордсмены: сколько тленных приговоров они привели в исполнение

Пик сталинских репрессий пришелся на 1937 год (расстреляны 353 047 человек) и 1938 год (уничтожен 328 681 человек). Из архивных этих видно, что потом количество расстрелов сокращается: в 1939 году – 2552 человека, в 1940-м – 1694, в 1950-м – 1609 человек. 60% кончин приходилось на Москву, где после допроса и непродолжительной отсидки на Лубянке «тройка» выносила приговор.

Первоначально в ВЧК не предусматривалась такая место, как штатный палач: если приговор вынесен, то исполнить его обязан каждый чекист. На практике целые десятилетия расстрелами осужденных занимались одни и те же люд. Их неофициально называли спецгруппой. Они способны были ежедневно участвовать в казнях. Не каждый чекист мог это выдержать.

Эти люди имели «устойчивую» психику и бывальщины преданы делу. Часто даже их семьи не знали, чем они занимаются на самом деле. Один из членов расстрельной команды чекист Александр Емельянов вспоминал, что все они тянули водку до потери сознания и очень уставали от «работы». Для того чтобы избавиться от запаха крови им приходилось буквально обливаться одеколоном, но собаки на улицах все равновелико чуяли кровавый дух и шарахались от палачей.

Емельянов два десятилетия занимался расстрелами и был уволен со службы в 1949 году по причине развития у него шизофрении. Впоследствии кат получил инвалидность и пенсию.

Генерал Блохин – «рекордсмен» расстрелов

Василий Михайлович Блохин лично расстрелял, по одним этим, 15 тысяч человек, однако есть мнение, что на его совести до 50 тысяч человеческих жизней. Он убил Тухачевского, Якира, Уборевича, Косиора и иных видных деятелей того времени. В отличие от своих коллег по смертельному ремеслу дожил до старости и не сошел с ума. В процессе расстрелов вечно соблюдал технику безопасности, не употреблял спиртное и одевал на себя кожаный фартук и перчатки, чтобы не запачкать одежду кровью.

В начине 1939 года Л.П. Берия хотел арестовать Блохина за связь с осужденным ранее секретарем НКВД Булановым и наркомом Ягодой. Санкцию на арест Лаврентий Павлович упрашивал у И. Сталина, но тот отказал ему. Вождь народов сказал, что таких людей сажать не надо, они выполняют черную работу и делают это неплохо.

На расстрелы Блохин настраивался: читал книги о лошадях, которых очень любил, и выпивал несколько чашек крепкого чая. В Катыни истребил 700 человек. Приводил в исполнение приговоры, вынесенные его коллегам по НКВД. В 1945 году получил звание генерал-майора и пенсию в размере 3 150 рублей, что в 5 раз превышало посредственную зарплату. После ареста Берии был разжалован и лишен пенсии. В 1955 году умер от инфаркта, по другой версии, застрелился.

Петр Магго – фанат своего дела

Латыш Петр Иванович Магго за многие годы участия в расстрелах уложил более 10 тысяч человек. Он начал службу в карательном отряде, после чего стал начальником внутренней темницы ВЧК, а позднее – комендантом Лубянки. По воспоминаниям сослуживцев, Магго нравилось убивать, и часто он входил в раж. Например, однажды заставил подняться к стенке сослуживца – чекиста Попова, которого из-за возбуждения не узнал.

Палач считал расстрел особым искусством и обожал делиться опытом. Он учил новичков, как выводить осужденных на казни и как делать выстрел, чтобы крови были меньше: дуло пистолета следует навести на основание шеи и слегка поднять его вверх, таким образом пуля вылетит из глаза и крови будет немножко. В 1940 году после 20 лет «службы» палача отправили на пенсию. Через год Магго окончательно спился и умер от цирроза печени.

Сардион Надарая – собственный охранник Берии

Надарая Сардион Николаевич работал начальником внутренней тюрьмы НКВД Грузинской ССР, а позднее стал начальником собственной охраны Лаврентия Берии. На его счету до 10 тысяч расстрелянных.

Василий и Иван Шигалевы – семейный подряд палачей

Братья Василий и Иван Шигалевы выделялись ответственностью и исполнительностью. Когда начальству поступил донос на Василия, который якобы сотрудничает с врагами народа, командиры не дали ход делу. Они соображали, что обвинения состряпаны, а терять такого ценного сотрудника они не хотели. За свою почти 20 летнюю службу братья получили масса наград, в том числе и боевых, хотя на фронте никогда не были. После увольнения оба палача быстро умерли: Василий – в 1942-м, а Иван – в 1945 году.

Эрнст Мач: из пастыря в майоры НКВД

В молодости латыш Эрнст Ансович Мач пас скот, но революция помогла ему стать тюремным надзирателем, а позднее – сотрудником НКВД. На протяжении 26 лет Мач участвовал в расстрелах узников. Сколько человек он убил за эти годы, точно неизвестно, но понятно, что счет идет на тысячи.

Завершив карьеру палача, Эрнст Ансович занимался обучением молодых чекистов – передавал им свои познания заплечных дел мастера. Со службы Мача уволили по причине психического расстройства, спровоцированного прежней «нервной» работой.


Советские палачи-рекордсмены: сколько тленных приговоров они привели в исполнение