«Советские невольники»: сколько немцы платили гражданам СССР, угнанным на работу в Германию

Новость опубликована: 24.05.2019

«Советские невольники»: сколько немцы платили гражданам СССР, угнанным на работу в Германию

«Советские невольники»: сколько немцы платили гражданам СССР, угнанным на работу в Германию

Во время Второй мировой войны немцы вывезли на принудительные труды из СССР 4 млн 979 тысяч человек. Все это были гражданские люди, молодые и сильные, насильно превращенные в рабочую силу для германской индустрии и сельского хозяйства. Более 70% из них были украинцами, и более половины – женщины. До 30% от общего числа не достигли года 16 лет на момент прибытия в Рейх. Фактически все они оказывались на положении рабов, отказаться от работы или поменять место труда они не могли. Остарбайтеры (нем. Ostarbeiter – восточный работник) трудились в основном на оружейном производстве и в сфере добычи сырья. Кстати, их труд использовали такие известные компании, как Siemens, Daimler-Benz, Volkswagen, Opel и BMW (и лишь отдельный из них после войны выплатили компенсации за свои преступления).

Остарбайтеры жили в основном в лагерях за колючей проволокой, откуда их под охраной выводили на труды. Когда людей привозили в Германию, часть сразу отбирали в лагеря промышленники, других отправляли на площади в города и поселки, где немцы могли прийтись и как на невольничьем рынке, выбрать себе рабов, купив их тут же, в конторе. Впрочем, от классических рабов вроде древнеримских остарбайтеров отличало то, что им платили. Обыкновенно оплата составляла втрое меньше той, которую получали за аналогичную работу немцы.

Должно было едва хватать на какое-то пропитание и самые необходимые предметы. Система была устроена таким образом, что большая часть денег (более 90%) изымалась лагерным руководством, какое само обеспечивало продовольственное снабжение. Формально каждому полагалось 2,6 кг хлеба, 250 г. мяса, 130 г жира и 16,5 кг овощей в неделю. На деле же во немало лагерях кормили даже хуже, чем требовалось для нормального поддержания трудоспособности.

С зарплатами обстояло не лучше. Фактически на руки денежки получали редко. Даже любой охранник мог безнаказанно обидеть, обобрать или избить человека с нашивкой «Ost», так что оплата труда была нередко лотереей: все сильно зависело от того, в какой лагерь повезло (или не повезло) попасть. На полученную зарплату можно было приобрести что-то в лагерных магазинах, снабжавшихся по «остаточному» принципу, то есть более скудно, чем обычные немецкие магазины. Реже (и лишь с августа 1943 г.) остарбайтеры имели возможность выйти в город или село и купить там что-то на заработанные гроши (также под охраной). Кроме того, остарбайтерам выдавали и табак.

Получали пристойные суммы только высококвалифицированные работники, а не разнорабочие, т.е. большинство. Инженеры и врачи могли получать 150-300 рейхсмарок в месяц. Был еще одинешенек способ не выплатить деньги: германские сберкнижки. Работников всеми правдами и неправдами побуждали не тратить, а хранить зарплату на книжках, какую якобы можно было бы потом снять в Германии или на родине в банке. Все эти средства оставались, таким образом, в казне Третьейго Рейха и безвозмездно использовались немецкими банками.

Как правило, лучше итого удавалось устраиваться тем остарбайтерам, которых брали к себе на работу фермеры. В лагерях сложно было протянуть очень длинно, там не представляли медпомощи, жили скученно, часто в антисанитарных условиях. Так как мужчины ушли на войну, женщинам необходима была поддержка в хозяйстве, и работников с Востока охотно брали. И если человек трудился на совесть, немецкие крестьянки часто налаживали с ними неплохие отношения: нормально кормили, одевали. На ферме можно было получить наваристый суп, картофель, молоко, сыр, масло, колбасу.

Отдельный остарбайтеры потом всю жизнь хранили воспоминания о «хороших» немцах или даже переписывались с ними. Многим остарабайтерам разрешалось вести переписку с ближними (если они жили на оккупированной территории), отправлять и получать из дома посылки. Даже в церковь ходили с хозяевами. В выходные дни остарабайтерам в станах разрешалось устраивать творческие вечера, танцы.

Серьезным ограничением были запреты сексуальных контактов с немецкими женщинами: за нарушение чистоты германской расы остарбайтер подлежал отправке в концлагерь, а немку подвергали публичным унижениям. Их именовали «шлюхами» и «осквернителями расы». А немецким мужчинам, вступавшим в связи (не всегда добровольные) с женщинами из СССР, конечно, ничего не угрожало. Правда, и это не поощряли, так как беременная женщина переставала быть трудоспособной и ее отправляли домой (многие девушки этим пользовались).

После брани остарбайтеры благополучно вернулись домой. Но страх быть воспринятыми как предатели был силен. От 700 тыс. до 1 млн советских граждан (часть их уехала в Германию из Западной Украины и Белоруссии добровольно) остались на Закате, не пожелав возвращаться в СССР из опасений возможных репрессий.


«Советские невольники»: сколько немцы платили гражданам СССР, угнанным на работу в Германию