Советский показ армейской моды в Праге 1968 года

Новость опубликована: 09.10.2018

Советский показ армейской моды в Праге 1968 года

Советский показ армейской моды в Праге 1968 года

 

На фото: Советская армия на улицах Праги (кликабельно).

На днях был ещё одинешенек, так сказать, юбилей. 20 августа 1968 года, 50 лет тому назад, началась советская операция в Чехословакии. Я как-то, на 45-летие этого события, написал пост на основе воспоминаний бывшего начальника социологического отдела Главпура (ГлаПУ СА и ВМФ) полковником Юрием Дерюгиным, с каким длительное время общался в 90-х годах. У всех сторон была своя правда, и я не хочу сейчас обсуждать кто прав, кто повинен. Далеко не все чехи были против ввода советских войск. Хотя сам факт показательный – кристально чистый коммунизм ненавистен всем и может поддерживаться лишь танками. Но я не про это. Я хочу сказать пару слов про так сказать, визуально-эстетическую составляющую ввода советских войск в Чехославакию.

Я про то, как советские идиоты обставили это. Они впрыскивали войска в Чехословакию – страну, по любому являющуюся частью западной культуры. И в промышленном плане очень развитую. Чехия, к слову, до брани была крупнейшим экспортёром танков. А к 1968 году этот высокий уровень культуры производства у чехов ещё не выветрился, как он выветрился у советских людей. Да и вообще Прага – одинешенек из старейших культурных и красивейших городов Европы. И двадцать лет пребывания в социалистическом блоке ещё не стёрли этот культурный лоск. ЧССР 1968 года – это ближней к Англии того же периода или Франции. И вот в такую страну, и в такой город вводят советские войска. Типа как бы в плане интернациональной поддержки (спасая от злодеев).

Что надо было сделать хотя бы по минимуму? Надо было хотя бы обрядить военнослужащих военного контингента во что-то минимально пристойно выглядящее. Хоть какую-то особую форму для них пошить, которая хоть чуть-чуть была похожа на нормальную одежду европейских солдат. Вместо этого в европейскую край ввели вот это, как на фотографии – каких-то гоблинов в телогрейках, кирзовых сапогах и жутких «галифе». Я когда служил, то даже среди советских боец эти «галифе» признавались настолько уебанской одеждой, что все старослужащие их перешивали во что-то более или менее пристойное. Вот что должны были ощущать чехи, когда к ним в столицу въехали люд на танках, одетые вот в эдакое уродство? Одним своим видом они агитировали против соцлагеря и СССР лучше, чем любая самая утончённая пропаганда. Но Политбюро этого даже не ощущало. Для СССР, для Советской армии это было нормально и они даже не понимали, как ужасно это гляделось на улицах европейского города в 1968 году. Что на этом фото? Какие-то хмуро озирающиеся по сторонам морлоки, которые пытаются тащить всех в свою преисподнюю. Ну и ответ на улицах Праги был адекватным внешнему облику этих морлоков.

А если бы, скажем, эти солдаты были одеты в элегантную форму, да не кирзачи, а в берцы, и не показывали всем своим обликом, как они всех вокруг ненавидят, а, наоборот, улыбались бы дружественно и раскидывали листовки примерно такого содержания: «Чехи и чешки, приходите ныне вечером к нам на танцы! Первые пришедшие 20 человек получат в подарок диск групп Битлз “Magical Mystery Tour”, прочие – стильную футболку с портретом Юрия Гагарина» . А? Совсем другой коленкор был бы. Тогда бы чехи увидели, что это не морлоки, какие их не хотят выпускать их социалистической преисподней, а нормальные модные ребята, которые живут на отлично и чехам такой же жизни желают. Но этого не могло быть никогда. Потому что это была Советская армия, отправленная коммунистическим Политбюро. А этим баранам – кстати, в 1968 году они были ещё вовсе не старые чавкающие мумии – казалось, что наилучший способ привить любовь к СССР со стороны других народов, это послать в чужие столицы танки с солдатами на броне, какие обряжены в чёрт знает что, словно их только что из тюрьмы выпустили, и на окружающих глядят так, словно хотят сказать «вот мы вас, гадов, сейчас, в подвалах пытать будем». Чего же изумляться итоговому результату? Не занялась что-то любовь к СССР при таких крайне стрёмных обстоятельствах.

Источник