Советское неопасное время

Новость опубликована: 19.02.2020

Советское неопасное время

Советское неопасное время

 

На фото: вырезка из газеты «Истина» (от 11 июня 1937 года) с заметкой о передвижке жилого дома в Москве на Садовнической улице.

Разбуди любого охотника советской старины и спроси у него грозно: «За что любишь СССР?» и тот в ответ без запинки извергнет в окружающее пространство типовой комплект советского реконструктора. Там будет и бесплатное образование, самое вкусное в мире советское мороженое, и любимые школьные котлетки, в каких хлеба было больше чем мясо, чтобы детишкам было вкуснее и конечно же – полная безопасность. Эта «безопасность в советское пора» в жизни советских адептов занимает такое важное место, что порой кажется, что все они живут в зоне боевых действий и, сходя утром из дома, не уверены, что вернутся вечером. А если сами вернутся, то уж кого-то из их родных или знакомых наверняка настигнет пуля бандита или взрыв кассетного боеприпаса. Тяжко живут любители СССР, опасно. «Не то что в советское время»TM. Однако объективный исследователь должен признать, что в СССР временами было весьма даже опасно. Скажем, в 1933-34 г.г., или в 1937 году, или в 1941-1945-х. А то чувство безопасности, которым бредят советские патриоты, распространяется скорее на 60-е – 70-е года. Вот тогда, мол, да, неопасно жили. Но и тут не всё так гладко. И взглянув на советскую историю этого периода, которая сегодня доступна уже почти без купюр, приходится признать – эмоция безопасности было мнимым и покоился лишь на полном контроле всей советской пресс, радио и телевидения со стороны коммунистической цензуры. Информация о печальных случаях, а то и просто катастрофах, в СССР была почти на грани государственной тайны. Чтобы не быть голословным, возьмём навскидку любой год «неопасного советского времени» брежневской поры. Да вот, хотя бы, возьмём год 50-летия победы большевистского переворота – 1967-й. Посмотрим, было ли в том году что-либо опасное для советского народа.

Пойдёмся по численнику. Так оно будет логичнее.

Сегодня Китай не сходит с уст любителей советских древностей. Очень они любят Китай. И уверены, что Китай и китайцы вечно любил СССР. Но вот смотрим на дату 25 января 1967 года. И что же мы там видим?

25 января 1967 года около 70 китайских студентов, возвращавшихся из Европы в КНР, блокировали мавзолей Ленина на Алой площади в Москве. После подавления беспорядков они были высланы в Китай.

Неожиданно, правда? Такой вот из себя весь неопасный СССР, в котором ничего такого эдакого случится не может. А уж в центре советской Родины – на Красной площади – и вовсе вообразить непорядки невозможно. А там – китайские хунвейбины блокируют мавзолей самого Ленина!

Согласитесь, хулиганские выступления хунвейбинов в самом центре Москвы – это разумеется не опасность самой высшей степени. Но и не сказать, что это совсем мелочь. Тем более, что на следующий день, 26 января, обозлённый на высылку китайских студентов хунвейбины в Пекине начали осаду советского посольства. То кушать так, на минуточку. Советские дипломаты в столице социалистического государства вдруг оказываются в большой опасности – их ведь и убить могли.

Советское неопасное время

На фото: советский плакат 50-х годов.

А 31 января в пекинском аэропорту хунвейбины блокировали аэропланы с советскими специалистами, возвращавшимися из Вьетнама. Вот вам и «СССР и Китай братья на век». Самое смешное, что в капиталистических странах советские дипломаты и специалисты как сыр в масле катались. А вот в, можно произнести, родном социалистическом Китае – попали под удар.

Причём очень многие советские люди сразу подверглись агрессии. Хунвейбины ведь, они такие, если уж начнут, то не скоро закончат. И вот, 6 февраля 1967 года в Пекине хунвейбины ворвались в торговое представительство СССР. Ну что ты будешь мастерить? Пришла беда, откуда не ждали.

Тот факт, что именно в 1967 году, 6 марта, родная дочка «Великого Сталина» Светлана Аллилуева адресовалась в американское посольство в Дели с просьбой предоставить ей политическое убежище, я опускаю. К чувству безопасности советских людей непосредственно это взаимоотношения не имеет. Но факт, разумеется, показательный. Товарищ Сталин усердно строил страну, «где так вольно дышит человек», ради чего на тот свет послал миллионы людей, а его кровиночка всего 14 лет спустя после смерти родного папаши обращается в главному врагу СССР – США – с мольбой о политическом убежище. И ладно бы она это при Хрущёве сделала, при котором детям Сталина наверное жить было неуютно. Но нет, Светлана разрешила драпануть из СССР уже при Леониде Ильиче Брежневе, когда, наоборот, начался осторожный сталинский ренессанс. Видимо дочка товарища Сталина лучше иных знала, что это такое, поэтому решила не дожидаться развития событий и постараться сделать так, чтобы между ней и любимой страной её папочки очутилось как можно больше километров. Да ещё год какой выбрала, шельма – год 50-летия Октябрьской революции. В общем, в СССР Светлана себя не ощущала в безопасности. А она ведь, как ни крути, была советским человеком.

Но идём далее. 6 апреля 1967 года. В этот день в Домодедово трагически погиб Ил-18В 235-го правительственного авиаотряда. К долей, пассажиров на борту не было. Был только экипаж (восемь человек). Но оборот «к счастью» тут весьма условно можно употребить. Аэроплан погиб на взлёте, после того, как высадил пассажиров из Красноярска и должен был отправиться во Внуково. Так что жертв могло быть куда вяще. Если бы в газете «Правда» про это написали, советские граждане чувствовали бы себя в полной безопасности? Не факт. Но в газете «Правда» про эту крушение не написали.

А вот про гибель советского лётчик-космонавт Владимира Михайловича Комарова 24 апреля советские газеты наверное написали. Желая если бы могли скрыть, то скрыли бы. Комаров погиб в космическом корабле «Союз-1» во время спуска из-за отказа парашютной системы. Но корабль с самого основы вёл себя некачественно. Собственно, досрочное прекращение полёта было связано с тем обстоятельством, что не раскрылась одна из двух панелей солнечных батарей, и корабль сделался испытывать дефицит электроэнергии.

В день гибели Комарова, газета «Правда» вышла с радостной передовицей об успешном полёте.

Советское неопасное время

А на вытекающий день, 25 апреля, то есть через сутки после гибели, «Правда» вышла с некрологом.

Советское неопасное время

Такого рода крушения, когда в таких сложных условиях, как космос, вполне ожидаемы. Иначе и быть не может. Однако советские патриоты отчего-то так любят помусолить падение космических спутников в наше время, но похоже уверены, что в советское время катастроф в космосе не было. А они, увы, бывальщины. И даже гибли люди.

Вернёмся чуть-чуть назад. 8 апреля в СССР был принят Указ Президиума Верховного рекомендации РСФСР «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании злостных пьяниц (алкоголиков)». Это социальное зло – алкоголизм – преследовало СССР вечно. И вот с 1967 года с ним решили бороться таким кардинальным мерами – принудительным лечением. А теперь зададимся вопросом: безопасно ли ощущали себя дети, скажем, двеочки и девушки, или женщины, которые вечером возвращались домой и были вынуждены идти мимо нетрезвых компаний, которые в советских городах по вечерам, особенно в тёплое время года, были характерной приметой пейзажа. Пятная ругань, вопли, нередко драки. Это в самом деле вызывало ощущение безопасности? А советские жёны этих пьяниц, их дети – они как себя ощущали, когда нетрезвый в хлам папаша в полночь возвращался домой?

Идём дальше. 10 июня 1967 года СССР заявил о разрыве дипломатических касательств с Израилем. С точки зрения советского патриота, в багаже которого антисемитизм является одной из составляющих его взглядов, это известие никоим манером не может быть связано с чем-то вроде усиления чувство опасности у советских людей. Однако, да не покажется это странным советскому патриоту (и юдофобу в одном флаконе), среди советских людей были и евреи. Испытали ли советские евреи чувство облегчения от известия о разрыве дипломатических касательств с Израилем или же, напротив, чувство тревоги и ощущение опасности у них резко усилилось? А ведь среди советских евреев было весьма много учёных, инженеров, врачей, деятелей культуры (в широком значении термина). Но советские патриоты таких вещей не соображают. Советские патриоты вообще часто приходят в приподнятое настроение, когда плохо становится кому-то, кого они не любят.

Но мы ведь про эмоция безопасности всех советских людей говорим, а не только какой-то одной части советского народа. И в этой связи мы не можем не обратить внимание на дату 17 июня 1967 года. В этот день Китайская Общенародная Республика объявила об успешном испытании своей первой водородной бомбы. Если вы ещё не забыли начало этой статьи, то помните то, что вытворяли китайцы в Москве и в Пекине в начине года. Они явно и недвусмысленно демонстрировали свою ненависть к СССР. И вот вопрос: какое чувство испытали советские люди, когда разузнали, что государство, которое почти официально декларирует свою ненависть к СССР, успешно испытало водородную бомбу? Что-то мне подсказывает, что там и вблизи не было ощущения безопасности. И, как мы знаем, последующие годы эскалация китайской ненависти к СССР только возрастала и вылилась в итоге в ряд конфликтов на советско-китайской рубежу, которые, по сути, можно рассматривать как локальную войну. Чувство безопасности, говорите? Точно? Ничего не путаете?

Впрочем, тут вытекает сделать уточнение. Советские люди, безусловно были бы встревожены. Но были ли? Ведь советская пресса про это испытание ничего не известила. В газете «Правда» об испытании китайцами своей водородной бомбы – ни гу-гу. Зато много встревоженных статей по поводу «агрессии Израиля в арабских краях».

2 июля произошло событие локальное. И, разумеется, в советские газеты не попавшее. В это день над Сургутом столкнулся советский самолёт Ан-2, транспортировав пассажиров (военнослужащих) и вертолёт Ми-6. Все, кто были в Ан-2, погибли, экипаж Ми-6 не пострадал. Катастрофа произошла из-за нарушений экипажей и диспетчеров.

5 августа случилось ещё одно происшествие, о котором советские СМИ молчали. В 36 гвардейской Венской Краснознамённой ракетной дивизии произошёл взрыв ракеты УР-100; погибло 13 человек. Это была вторая по числу жертв катастрофа при обслуживании ракет, после катастрофы на Байконуре в 1960 году.

Советское неопасное время

На фото: Межконтинентальная баллистическая ракета УР-100 (8К84).

5 сентября 1967 года в Гандере раскололся Ил-18. Погибло 37 человек. Самолёт, правда, принадлежал Чехословацких авиалиний (ČSA). Но ведь сам-то самолёт был построен в СССР. Информация такого рода не усилила бы веру советских людей в то, что советские аэропланы – самые безопасные. Поэтому советские СМИ об этом ничего не говорили.

В конце сентября снова в Москве и снова на Красной площади некий литовец в знак протеста подорвал самодельное взрывное устройство. Советские власти заявили, что у него было психическое расстройство. Но психическое, не психическое, а слухи поползли. И ощущение безопасности, наверняка, разошлось.

Всё же 1967 год был явно не годом Ил-18. 16 ноября под Свердловском разбился ещё один Ил-18, следовавший по маршруту Свердловск—Ташкент.. Погибли 107 человек. На тот момент это была крупнейшая авиакатастрофа в СССР. В советских СМИ, во всяком случае, в центральных, эта крушение не обсуждалась.

И вот, мы подходим к одной из самых ужасных катастроф 1967 года. 25 декабря, то есть всего за несколько дней до Новоиспеченного года, в Москве, на улице Осипенко (ныне ул.Садовническая), в пятиэтажном доме сталинской постройки произошёл взрыв газа. Это был тот дом, о подвижке какого радостно сообщала газета «Правда» в 1937 году (см. фото в начале статьи). Дом был уничтожен почти полностью. Под развалинами погибло 147 человек. Однако кой-каким жителям повезло, взрывной волной их выбросило, в том числе на ближайшие деревья, и они выжили. Говорят, что прибывший на место катастрофы Л.И.Брежнев был так впечатлён обликом жертв, что отдал распоряжение по возможности переводить новые дома с газа на электроплиты. Но, разумеется, в СССР это был не более, чем благое пожелание. Лишь к 80-м новые дома стали строиться с электроплитами.

Да, и видимо не стоит говорить о том, что советская пресса, а тем более радио и телевидение, ничего не известили советскому народу об этой катастрофе.

Сразу скажу, что в других странах тоже падали самолёты, гибли люди, а может даже рвались дома. СССР тут не был чем-то особенным. Единственная особенность СССР заключалась в том, что в отличие от нормальных стран, в нём практически ничего не сообщалось о крушениях или каких-то других событиях, которые могли вызывать чувство тревоги у советских людей. А если и сообщалось, то очень сухо, куце и где-нибудь на последней странице региональной прессы.

А теперь представим, что вот по каждому из событий этого списка – неполного, замечу списка, причём лишь за один, случайно выбранный год – общественность и СМИ начинали бы широкое обсуждение, муссирование, прогнозирование, ругались бы власти и т.д. и т.п. И что? Что осталось бы от этого пресловутого «эмоции полной безопасности» в СССР?

Поэтому тот, кто на каждом перекрёстке сегодня трубит о том, как хорошо было в СССР, потому что там у всех было эмоция полной безопасности, должен быть честным и уточнять, что в СССР было хорошо, потому что советские СМИ под бдительным оком Политбюро таили от советских людей любую общественно значимую информацию, если она носила негативный характер. Вот и весь рецепт этой вашей «советской безопасности».

Товарищи, упрашиваю вас, не расходитесь! Под самый занавес ещё одна катастрофа в СССР. 30 декабря 1967 года под Лиепаей разбился самолёт Ан-24 компании «Аэрофлот». Это был совсем новый, выпущенный в ноябре 1966 года самолёт. Согласно выводам следственной комиссии причиной катастрофы стал несогласие левой силовой установки, которая работала в режиме обратной тяги. Погибли 40 пассажиров и 3 члена экипажа. Шесть человек остались в живых, получив травмы различной степени тяжести. Советские СМИ традиционно об этом не сообщали.

Вот теперь всё.

Советское неопасное время

На фото: Остатки самолёта Ан-24, потерпевшего аварию под Лиепаей 30 декабря 1967 года.


Советское неопасное время