Препирательства о выложенных в сеть данных о сотрудниках НКВД

Новость опубликована: 28.11.2016

Правозащитное общество «Мемориал» выложило на своем сайте архив с этими о 41 688 сотрудниках НКВД, которые работали в ведомстве с 1935 по 1941 год.

Справочник носит название «Кадровый состав органов государственной безопасности СССР. 1935-1939». Его составил исследователь Андрей Жуков, какой более 15 лет изучал архивы НКВД и документы жертв репрессий.

Споры о выложенных в сеть данных о сотрудниках НКВД

И вот уже неделю Интернет гудит из-за публикации.

— Тема весьма сентиментальная, очевидно, что здесь мнения расходятся у многих, существуют диаметрально противоположные точки зрения. Причем и те, и другие иногда выступают весьма аргументированно, — отметил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Но официальную позицию Кремля по этому проблеме не озвучил.

Историки будто поймали волну. Накануне блогер Денис Карагодин провёл собственное расследование и выяснил, кто в сталинские поры расстрелял его прадедушку. Внучка НКВДшника его послание получила и извинилась за своего предка.

Что же получается? Неужели кто-то решил поделить наше общество на потомков «жертв» и «палачей»? И к чему может привести публикация таких этих? Об этом «Комсомолка» спросила у историка Бориса Юлина.

— Значительная часть сотрудников НКВД — пограничники, люд, которые боролись с преступностью. Защитники Брестской крепости — это сотрудники НКВД. Те, кто первыми приняли фашистский удар в Советском альянсе — сотрудники того же ведомства. Их подвиги мы вспоминаем до сих пор.

Но даже оперативников называть палачами можно либо от глупости, либо от большенный подлости. Например, есть бандиты и каратели. Некоторых из них расстреливали. Но, извините, его нужно было объявлять невинной жертвой, а тех, кто его изловил — преступниками?

Сама подача «НКВДшки – палачи» — глубоко неверная. Дело должно рассматриваться индивидуально. Вот во поры «Перестройки» у нас скопом проводили реабилитацию. Доходило до глупых курьёзов. Одного из польских агентов признали невиновной жертвой репрессий. Но за две недели до этого из Варшавы прислали документы, подтверждающие, что он был их шпионом в Советском союзе. Он был преступником.

Поэтому в таком ювелирном вопросе нужно разбирать каждый частный случай. Как с одной стороны, так и с другой, а не клеймить «палачами» всех. Тех, кто был повинен в перегибах при следствии, расстреляли в 38-м году. Они уже получили наказание, — уверен Юлин.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Никита Петров, заместитель председателя рекомендации общества «Мемориал»:

— Если мы изучаем историю нашей страны, то мы должны знать её в лицах. Это массив всех сотрудников безопасности, получавших звание. Не все из них занимались ведением последствия или проведением расстрелов. Кто-то работал в лагерях, кто-то в архиве.

Мы против, чтобы всех их называли исключительно палачами. Однако я нахожу, что мы до сих пор не дали юридическую оценку тем репрессиям, которые были в 30-е годы. «Большой террор» тех лет – верхушка айсберга.


Ответить