«Сталинский ликвидатор»: что сделалось с Павлом Судоплатовым после смерти «отца народов»

Новость опубликована: 03.06.2019

«Сталинский ликвидатор»: что сделалось с Павлом Судоплатовым после смерти «отца народов»

«Сталинский ликвидатор»: что сделалось с Павлом Судоплатовым после смерти «отца народов»

Мнения о Павле Судоплатове, учитывая специфику его деятельности, часто завесили от конъюнктуры. Его могли наименовать и «сталинским палачом», и «главным оперативником страны», его возносили за блестяще проведенные контртеррористические операции, но одновременно обвиняли в расправах над безвинными гражданами.

Утилитарны все ключевые события, связанные с работой советских спецорганов с 1932 по 1953 годы, так или иначе имеют отношение к Павлу Судоплатову. Он стоял во главе всех операций, устремлённых на разгром националистического движения на Украине, организовывал в годы войны диверсионно-разведывательную работу в германском тылу, играл активную роль в пресечении деятельности троцкистских организаций, принимал участие в атомном шпионаже.
В 1953 году Судоплатов был взят. Обвинения в заговоре против высшего руководства страны и реставрации капитализма были явно надуманными, но объяснимыми: новому порядку человек «запятнавший» себя сотрудничеством со Сталиным и Берией был не нужен.

А дальше было следствие, которое выявило не менее тяжкие правонарушения Судоплатова. По мнению Прокуратуры, глава внешней разведки замешан в организации и осуществлении ряда громких убийств, в их числе, епископа Мукачевской грекокатолической епархии Теодора (Ромжи), украинского революционера Александра Шумского, польского инженера Наума Самета, режиссера Соломона Михоэлса и американского коммуниста Исайи Огинса.
Гораздо запоздалее стало известно, что на ликвидации Ромжи среди прочих руководителей партии настаивал и Хрущев. Без сомнения, это было одним из предлогов убрать Судоплатова, который имея на Никиту Сергеевича достаточно компромата, мог в один миг погубить его политическую карьеру. Но расстреливать основного диверсанта СССР вслед за Берией не стали. Слишком значима была его роль в период Великой Отечественной, слишком велики заслуги перед краем. Резонанс, вызванный расстрелом Павла Анатольевича, мог болезненно ударить по имиджу Хрущева.

В сентябре 1958 года Военная коллегия Верховного корабля СССР приговорила Павла Судоплатова к 15 годам лишения свободы за участие в подготовке госпереворота, пособничество Берии, реализация опытов над людьми, похищения и многочисленные убийства. Пять лет наказания, по решению суда, Судоплатов к тому времени уже отбыл, будучи на лечении в Ленинградской специальной психиатрической больнице.

Оставшиеся 10 лет Судоплатов провел во Владимирском централе, часть из которых он отсидел совместно со своим заместителем Наумом Эйтингоном. Бывший оперативник отправил около 40 прошений о помиловании, однако ответа ни на одно из них так и не получил. «Мои сокамерники хохотали над юридической аргументацией моих ходатайств, – вспоминал Павел Анатольевич. – Ведь законы и борьба за власть несовместимы».

Шанс на реабилитацию Судоплатова показался в 1964 году после смещения Хрущева. Советские оперативники направили новому генеральному секретарю Брежневу просьбу о пересмотре дела легендарного агента, однако получили неожиданный ответ: «Не суйтесь не в свои дела!». Политическая обстановка в СССР тогда еще не располагала к реабилитации соратника Берии.
Отсидев возложенный срок Павел Судоплатов вышел на свободу в 1968 году глубоко больным человеком, перенеся к тому времени три инфаркта и ослепнув на одинешенек глаз. Страна уже была другой, но имя Судоплатова по-прежнему было под запретом: о нем предпочитали не писать и не вспоминать. Правда ему позволили издаваться, но лишь под псевдонимом.

Бывший разведчик продолжил добиваться реабилитации и, казалось бы, в начале 1980-х такой шанс выпал. Набравший политический вес глава КГБ Юрий Андропов был не против пересмотра дел тех, кто в прошедшем связывал свою деятельность с органами госбезопасности. Судоплатов был в числе первых, однако его реабилитация привела бы к неминуемому конфликту с Генпрокурором СССР Романом Руденко, какой принимал участие в деле Судоплатова в 53-м. Против реабилитации Судоплатова возражал и главный идеолог страны Суслов, считая, что это повредит имиджу ЦК.

Тем не немного, можно считать, что негласная реабилитация Судоплатова состоялась уже при Брежневе. Ему позволили лечиться в правительственных медучреждениях и отдыхать в санаториях для членов Политбюро. Но полноценной реабилитации Судоплатов дождался лишь с крахом Советского Альянса в начале 1992 года. А через два года после смерти Павла Анатольевича в 1998 году президентом Борисом Ельциным был подмахнут указ «о восстановлении генерал-лейтенанта Судоплатова в правах на государственные награды».

Сегодня многих волнует вопрос справедливости реабилитации Павла Судоплатова. Они находят, если восстановили его «доброе имя», то почему бы не пересмотреть дело Берии и других видных фигур сталинской эпохи, обвиненных в антигосударственной и антинародной политике. Вся сложность в том, что зачастую невозможно выявить баланс между проком, принесенной тем или иным деятелем государству и степенью вовлеченности его в работу репрессивного госаппарата, уничтожавшего собственный народ. Видимо в случае Судоплатова его заслуги перед Отечеством перевешивают все обвинения в умышленном смертоубийстве гражданских лиц, не имевших отношения ни к внешним, ни к внутренним врагам.

По мнению российского историка, члена научно-информационного центра «Мемориал» Никиты Петрова, в 1992 году случилась неразбериха, связанная с развалом СССР, сотрудники Главной военной прокуратуры воспользовались сменой власти и успешно провели процедуру по реабилитации Судоплатова и Эйтингона.
Петров именует это решение ошибкой, так как преступления Судоплатова, с его слов, были доказаны «в ходе судебного следствия, подтверждены свидетельскими показаниями и письменными документами». В частности, в вину Судоплатову вменялись эксперименты над людьми для выявления эффективности поступки отравляющих веществ и ядов, ведь под контролем 4-го управления НКВД, которое он возглавлял, находились бактериологическая и токсикологическая лаборатории.
Сам Судоплатов в своих мемуарах подтверждает роль, какую сыграл в его реабилитации военный прокурор. Со слов бывшего разведчика, ему было сказано следующее: «Если бы я не реабилитировал вас, архивные материалы показали бы, что я еще одинешенек соучастник сокрытия правды о тайных пружинах борьбы за власть в Кремле в 30–50-х годах».

По мнению Судоплатова, после распада СССР изменилась политическая обстановка в краю, и военная юстиция больше не обязана была ориентироваться на «указания сверху». Немаловажную роль, по словам бывшего разведчика, в пересмотре его дела сыграли как забвение имени Хрущева, так и приход новоиспеченной генерации политиков, сформировавшихся уже после поколения государственных деятелей, замешанных в государственном терроре.


«Сталинский ликвидатор»: что сделалось с Павлом Судоплатовым после смерти «отца народов»