«Бил в затылок любому»: как убивали каратели большевиков

Новость опубликована: 17.04.2019

«Бил в затылок любому»: как убивали каратели большевиков 100 лет назад большевики создали части особого назначения

«Бил в затылок любому»: как убивали каратели большевиков

Вручение стягу части особого назначения, защищавшей Петроград от Юденича, 1919 год

100 лет назад партия большевиков учредила части особого направления, которые должны были противостоять «контрреволюции», а на деле стали карательными отрядами, отбирая у крестьян продовольствие и жестоко подавляя стихийные выступления. В одном из таких отрядов служил 18-летний Аркадий Голиков — грядущий знаменитый писатель Гайдар. В рядах коммунаров хватало и других его коллег по цеху.

17 апреля 1919 года ЦК РКП (б) принял постановление о создании долей особого назначения — ЧОН, на которые возлагались функции по «оказанию помощи органам советской власти в борьбе с контрреволюцией». Инициатива подразумевала появление у большевиков собственной вооруженной мочи. Предполагалось, что бойцы ЧОН — коммунары — будут выполнять любые задания партии, в том числе на таких направлениях, где военные Красной армии могли испытывать сомнения – например, по поводу моральной подоплеки дела.

Части особого направления широко использовались во время Гражданской войны и далее в 1920-х годах для силовой поддержки продотрядов в период продразверстки, подавления крестьянских бунтов и выступлений в регулярных войсках.

Антисоветская агитация, подпольные организации противников большевистской власти — все это также подпадало под юрисдикцию ЧОН.

Нередко они закатывались на одно «поле деятельности» с ВЧК. В таких случаях возникали конфликты. В партийной верхушке, как известно, многие побаивались зловещего ведомства Феликса Дзержинского, какой, к тому же, в марте 1919 года забрал под свой контроль еще и НКВД.

Чоновцы несли караульную службу «у особо значительных объектов», отлавливали дезертиров, выявляли и изолировали так называемых пораженцев. В прямое противостояние организованным силам антибольшевистского толка, так, армиям Белого движения, они, как правило, не вступали. В отдельных операциях принимали участие отряды ЧОН, собранные в прифронтовой зоне.

Зато в ликвидации знаменитых бунтов кронштадтских матросов и тамбовских крестьян коммунары сыграли весьма заметную, хотя и не определяющую роль.

«Несмотря на легенды, опоясывающие части особого назначения, на самом деле это были части территориально-милиционного типа, созданные как военно-партийные формирования, — слова старшего научного сотрудника Нижегородского музея истории правоохранительных органов и вооруженных сил Андрея Радькова. — В начальный этап становления ЧОН помогло то, что часть бывших бойцов отрядов Красной гвардии попали по партийным спискам в отряды особого направления. Члена отряда особого назначения называли коммунаром, в простонародье — чоновцем».

Подразделения формировались при заводских партячейках, районных, городских и губернских комитетах партии из физиологически крепких мужчин в возрасте от 17 до 55 лет. Бойцы должны были состоять в РКСМ или РКП (б). Командирами отдельных отрядов становились коммунисты, имевшие кое-какой опыт в военном деле. Предпочтение отдавалось старым кадрам, вступившим в партию до октября 1917 года.

«Это даст верную опору в критический период», — говорилось в постановлении ЦК.

На первых порах при командирах находились инструкторы из числа так именуемых военспецов — вступивших в партию бывших офицеров Русской императорской армии. Основной единицей ЧОН считалась рота. Устанавливалась программа обучения, при прохождении какой каждый боец осваивал огнестрельное оружие, пулемет и гранаты, изучал тактику полевой и уличной войны. Простые чоновцы занимались четыре часа по воскресеньям, исключение составляли пулеметчики, собиравшиеся четыре раза в неделю. Коммунары не вечно могли посещать учебу. Поэтому одновременно на занятиях находились не более 250 человек. Для женщин проводились уроки по санитарной подготовке.

Первые ЧОН набирались в Москве и Петрограде, однако затем почин распространилось по другим губерниям РСФСР. Согласно постановлению, руководство организацией отрядов на местах возлагалось на военные отделы при губкоме. В реальности никакого контроля не существовало: ЧОН были предоставлены сами себе. Кроме того, в некоторых регионах имелись значительные проблемы со снабжением отрядов экипировкой, транспортом, средствами связи и прочим довольствием.

Вооружение бойцам часто поставлялось старое либо непригодное. Порой ситуация толкала коммунаров промышлять все необходимое — от обуви до пистолетов — самостоятельно.

«Упорно и настойчиво добивалась партия и каждый ее член умения владеть винтовкой, обучаясь неделями, месяцами на площадях, в казармах, в тире, на стрельбище, в поле для того, чтобы победить неприятеля, не сдававшего позиции. Тяжело доставалась партийцам эта учеба, стрельба, тревоги, операции и т.п. По вечерам после работы на заводе, в учреждении, в дни передышки, маршировали, бывало, они по городу. Авангард пролетариата своим примером вдохновлял и поднимал массы на борьбу до конца», — строчил начальник ЧОН Нижегородской губернии А. Захаров в своих «Очерках по истории Октябрьской революции», вышедших в 1927 году.

Тем не менее, к сентябрю 1919-го военно-партийные отряды долей особого назначения появились в 33 губерниях. Личный состав ЧОН насчитывал в этот период уже свыше 39 тыс. бойцов. Истина, численность отрядов не была постоянной и серьезно менялась ввиду массовых мобилизаций коммунистов. В ноябре ЦК РКП (б) принял решение о вступленье ЧОН в систему Всевобуча, сохранив отрядам самостоятельность в вопросах формирования и готовности к использованию по распоряжению местных партийных организаций. Еще сквозь 1,5 года ЧОН будут включены в состав милиционных частей Красной армии, а в 1925-м их расформируют «в связи с улучшением внутреннего и интернационального положения СССР и укреплением РККА».

Новости СМИ2

Пожалуй, самым известным коммунаром в Советской России являлся Аркадий Голиков, запоздалее получивший всенародное признание как детский писатель под фамилией Гайдар. С февраля по ноябрь 1922 года 18-летний бывший красноармеец, уже поспевший получить ранение на фронте Гражданской войны, подавлял антисоветское повстанческое движение в Хакасии во главе отряда ЧОН.

С подачи одного из своих лидеров поднявшиеся шли одновременно под сепаратистскими и монархическими лозунгами — «За освобождение инородцев» и «За Веру, Царя и Отечество».

Численность боевого подразделения хакасов, какое советские органы и печать именовали не иначе как «банда», варьировалась от 100 до 500 человек. Итог получился для них бесславным: после месяцев оперативной труды коммунары разгромили движение по частям, все руководители погибли или были убиты.

Публицист Наталия Ольхова, исследовательница биографии Гайдара, повествовала о том, что подавление восстания хакасов проходило с особой жестокостью: «В конце 1990-х, собирая материалы для своей книги, я нашла документы, подтверждающие зверства отряда Аркадия Голикова. Я вписывала рассказы бабушек, которые помнят Гражданскую войну, о том, как Гайдар стрелял в затылок любому, кого заподозрил в причастности к антисоветской деятельности, как спихивал с обрыва женщин и детей.

По его указу местных жителей расстреливали без суда и следствия, рубили шашками, бросали в колодцы».

В карательных отрядах ЧОН служили и иные известные советские писатели — автор романа «Как закалялась сталь» Николай Островский и Павел Бажов, написавший сборник уральских сказов «Малахитовая шкатулка».

Еще одним примечательным членом ЧОН был министр государственной безопасности СССР в 1946-1951 годах Виктор Абакумов. В начине 1920-х годов, юношей, он добровольно служил санитаром в Москве.

Источник


«Бил в затылок любому»: как убивали каратели большевиков