Секрет коммунизма: сатанизм Карла Маркса

Новость опубликована: 07.10.2018

Тайна коммунизма: сатанизм Карла Маркса

Теоретики коммунизма

Маркс, сообщают нам, был глубоко человечен. Им, будто бы, владела одна идея — помочь угнетённым массам. Он считал, что угнетает их капитализм. Как только эта проштрафившаяся система будет уничтожена, то после переходного периода диктатуры пролетариата возникнет общество, в котором каждый на коллективных предприятиях будет сидеть по способностям и получать по потребностям. Не будет больше ни государства, подавляющего личность, ни войн, ни революций; одно только — всемирное содружество народов на все времена. Чтобы добиться такого счастья, мало просто уничтожить капитализм. Маркс писал в критике гегелевской философии права: «Упразднение веры как иллюзорного счастья народа есть требование его действительного счастья». Критика религии — есть критика той «юдоли плача», священным нимбом которой является религия. Маркс был против религии, т.к. религия мешает полному воплощению коммунистических идеалов. В этом он видал единственный ответ на все мировые проблемы. Так объясняют свою позицию марксисты.

Тайна коммунизма: сатанизм Карла Маркса

Обратимся к истории жизни Маркса. Его настоящее имя — Мардохей Леви. Ради выгод социального положения юный Мардохей Леви, несколько поколений предков которого по мужской линии были раввины, был крещен и получил имя Карл Генрих Маркс. В ранней юности Маркс сделался христианином. Первая из известных нам работ Маркса называется «Единение верующих со Христом» по Евангелию от Иоанна. Мы находим в ней следующие отличные слова: «Сочетание со Христом состоит в самом тесном и живом общении с Ним. В том, что мы всегда имеем Его перед глазами и в сердце своём. И, проникнутые величайшей влюбленностью к Нему, обращаем, в то же самое время, сердца наши к нашим братьям, которых Он теснее связал с нами, за которых Он также принёс себя в жертву». Итак, Марксу было популярно, по крайней мере, в юности, вследствие знакомства с христианством, каким образом люди могут братски возлюбить друг товарища. Он продолжает: «Сочетание со Христом внутренне возвышает, утешает в страданиях, успокаивает и даёт сердце открытое человеческой любви. Сему великому, великодушному не из-за честолюбия, не из стремления к славе, а только ради Христа!» Эти неожиданные свидетельства о юном Марксе можно обнаружить в третьей книжке архива Маркса и Энгельса, изданном под редакцией Рязанова в 1927 году в СССР. Когда он окончил гимназию, в его характеристике под рубрикой «Верующие познания» было записано: «Его знания христианского вероучения и нравоучения довольно ясны и обоснованы. И он, до известной степени, знает историю христианской Храмы».

Вскоре, после получения этого аттестата, в его жизни происходит нечто таинственное. Ещё задолго до того, как Моисей Гесс в 1841 году поверг его к социалистическим убеждениям, Маркс стал глубоко и страстно антирелигиозным человеком. Этот образ стал проявляться в нём ещё в студенческие годы. В одном из своих стихотворений он строчил: «Я жажду отмстить Тому, Кто правит свыше». Значит, он был убеждён, что «Правящий свыше» существует. Он спорил с Ним, хотя Бог не причинил ему никакого зла. Чем же была потребована эта лютая ненависть к Богу? Личные мотивы нам не известны. Не был ли Маркс в этом вызывающем заявлении всего лишь рупором кого-то иного? В том возрасте, когда любой нормальный юноша увлечён прекрасными мечтами о делании добра, у него вырываются такие строки: (из стихотворения «Заклинания запавшего в отчаяние»)

Мне не осталось ничего, кроме мести,

Я высоко воздвигну мой престол,

Холодной и ужасной будет его вершина,

Основание его — суеверная трепет.

Церемониймейстер! Самая чёрная агония!

Кто посмотрит здравым взором —

Отвернётся, смертельно побледнев и онемев,

Охваченный слепой и морозной смертью.

Слова «я воздвигну себе престол» и признание, что «от сидящего на престоле будут исходить только страх и агония» напоминают гордую похвальбу Люцифера: «Покажусь на небо, выше звёзд Божиих вознесу престол мой». Это мы узнаём из пророчества Исаии (гл. 14 ст. 13).

Разгадка ненависти к Богу — в малоизвестной поэме, написанной Марксом также в его студенческие годы. Поэма именуется «Оуланем». Характерно, что «Оуланем» — это искажение священного имени, анаграмма Еммануил, библейского имени Иисуса Христа, означающего по-еврейски «с нами Бог». Подобные искажения имён почитаются весьма эффективными в чёрной магии. Понять драму «Оуланем» можно лишь познакомившись с ещё одним странным признанием Маркса, какое он сделал ранее в стихотворении «Скрипач»: «Адские испарения поднимаются и наполняют мой мозг до тех пор, пока не сойду с ума, и сердце в корне не переменится. Видаешь этот меч? Князь тьмы продал его мне». Эти строки приобретают особое значение, если знать, что в ритуалах высшего посвящения в сатанинский поклонение кандидату продаётся заколдованный меч, обеспечивающий ему успех. Он платит за него, подписываясь кровью, взятой из его вен; договор, по которому его душа будет относиться сатане после его смерти. Теперь обратимся к содержанию поэмы «Оуланем»:

Всё сильнее и смелее я играю танец смерти,

И он тоже, Оуланем, Оуланем

Это имя звучит как кончина.

Звучит, пока не замрёт в жалких корчах.

Скоро я прижму вечность к моей груди

И диким воплем изреку анафема всему человечеству.

Члены секты сатанистов — не материалисты. Они верят в загробную жизнь. Оуланем — личность, устами которой сообщает Маркс, — Христос наоборот, т.е. антихрист, не отрицает существование загробной жизни. Он признаёт её, но только как жизнь, исполненную ненависти в высшей степени. Что случилось с молодым Марксом?

В юности у него были христианские убеждения, но только на словах? Переписка его с отцом свидетельствует о трате им крупных денежных сумм на забавы и непрерывных ссорах с родителями. Вероятнее всего, что именно в это время Маркс и знакомится с учением сатанизма. В драме «Оуланем» Маркс фактически мастерит то же, что и диавол: он предаёт всё человечество проклятию.

Роберт Пэйн, исследовавший судьбу основоположника коммунизма, пишет в своей работе «Карл Маркс»: «Оуланем, вероятно, один-единственная драма в мире, в которой все действующие лица уверены в своей порочности и щеголяют ею как на празднике. В этой драме нет белого и черноволосого. В ней всё и все обнаруживают черты характера Мефистофеля. Все участники её демоничны, порочны и обречены на гибель. Когда Маркс писал эту поэму, ему было итого лишь 18 лет. Программа его жизни уже вполне установилась. Здесь не было и речи о служении человечеству, пролетариату или социализму. Он желал разрушить мир, хотел воздвигнуть себе престол, основанием которого были бы человеческие содрогания. На этой стадии формирования взоров Маркса обращает на себя внимание некоторые загадочные места в переписке его с отцом. Так, в письме от 10 ноября 1837 года сын строчит: «Завеса спала, моя святая святых была опустошена, необходимо было поместить туда новых богов».

Какие же новоиспеченные боги заняли место Христа? Отец отвечал сыну 10 февраля 1838 года: «Я не настаивал на объяснении загадочного дела». Что это было за «таинственное дело»? До сих пор ни один биограф не может объяснить эти загадочные слова. В своём стихотворении «Бледная девочка» Маркс строчит: «Я утратил небо и прекрасно знаю это. Моя душа, некогда верная Богу, предопределена для ада». Комментарии излишни. Итак, Маркс был человеком, приобретшим меч у князя тьмы ценой своей души. Он объявил своей целью увлечь всё человечество в бездну. Действительно ли Маркс приобрел меч у сатаны? Его дочь, Элеонора, написала книгу под названием «Мавр и генерал», воспоминания о Марксе и Энгельсе. Она сообщает, что Маркс повествовал ей и её сестре много историй, когда они были ещё детьми. Одна, которая ей больше всего нравилась, была о некоем Гансе Рекли. Эта история продолжалась много месяцев и никогдане кончалась. Ганс Рекли был волшебник, у которого был игрушечный магазин и куча долгов. И хотя он был волшебником, однако, всегда нуждался в деньгах. Поэтому вопреки своему желанию он был вынужден продать все свои прекрасные вещи, одну за другой, диаволу. «Отдельный похождения были столь ужасны, что у нас волосы поднимались дыбом на голове». Нормально ли это, чтобы отец рассказывал своим махоньким детям столь ужасные истории о продаже самых дорогих сердцу вещей сатане? Биограф Маркса Роберт Пэйн в своей книжке «Маркс» тоже подробно рассказывает, со слов Элеоноры, о том, как несчастный волшебник Рекли неохотно продавал свои игрушки, удерживая их до заключительнее минуты, но связанный договором с диаволом, он не мог избежать этого. Роберт Пэйн комментирует: «Едва ли можно сомневаться в том, что эти бесконечные истории бывальщины автобиографическими». У Маркса был демонический взгляд на мир, и он обладал демонской злобой. Порой казалось, что он отдавал отчёт в том, что совершает работу диавола. Когда Маркс заканчивал «Оуланем» и иные произведения, в которых содержатся признания о заключении пакта с сатаной, он и не думал о социализме. Он даже боролся с ним. Маркс был редактором немецкого журнала «Рейнская газета», какой не признавал даже теоретические ценности за коммунистическими идеями в их нынешнем виде и, тем более, возможности их практического проведения в жизнь. «Рейнская газета» в это пора напечатала буквально следующее: «Попытки масс воплотить коммунистические идеи в жизнь, как только они станут опасными, могут быть застопорены пушками».

В те годы Маркс познакомился с неким Моисеем Гессом — человеком, сыгравшим самую важную роль в его жизни и принудившим его принять социалистический идеал. Чтобы сделать картину более полной, скажем ещё несколько слов о Моисее Гессе, обратившем Маркса и Энгельса в социализм.

В Израиле кушать гробница, на которой можно прочесть следующие слова: «Моисей Гесс — основатель германской социал-демократической партии». В своём «Алом катехизисе» для немецкого народа Гесс писал: «Что черно? Черно духовенство. Эти богословы — худшие аристократы. Поп учит князей порабощать людей во имя Божие. Во-вторых, он обучает народ позволять порабощать себя и эксплуатировать во имя Божие. В-третьих, и, главным образом, он обеспечивает себе с Божией помощью привольную житье на земле, тогда как людям рекомендуется ждать её на небе. Красный флаг символизирует непрекращающуюся революцию вплоть до окончательной победы пролетария класса во всех цивилизованных странах красной республики. Социалистическая революция — моя религия. Когда рабочие добьются победы в своей краю, они должны помочь своим братьям и в остальном мире». Такова была религия Гесса.

Гесс, основатель современного социализма, основал так же и совсем другое движение — сионизм. Он, учивший Маркса важности классовой борьбы, написал в своей книге «Рим — Иерусалим» в 1862 году вытекающие удивительные слова: «Прежде всего — расовая борьба. Борьба классов второстепенна». Гесс создаёт сионизм расовой войны, навязывая борьбу с теми, кто не принадлежит к еврейской расе. Моисей Гесс претендует на Иерусалим для евреев, но без Иисуса Христа, Царя Иудейского. Что ему до Христа? Он строчит: «Каждый еврей имеет в себе задатки Мессии. Каждая еврейка — задатки скорбящей Богоматери». Почему, в таком случае, он не сделал из еврея Маркса мессию, богоизбранного человека? Для Гесса Иисус это, как он сам строчит, еврей, которого язычники обоготворили как своего спасителя. По Гессу — евреи не нуждаются в нём для самих себя. Гесс не желает быть избавленным и стремление к личной святости в человеке называет индогерманским. Целью евреев, по его мнению, должно быть мессианское государство, переделка вселенной согласно Божественному плану. Это значит, исходя из «Красного катехизиса», произвести социалистическую революцию, используя для этого расовую и классовую войну.

Моисей Гесс, который возложил на своего идола задачу покончить со средневековой религией и заменить её религией социалистической революции, строчит удивительные слова: «Меня всегда назидали еврейские молитвы». Какие же молитвы произносят те, которые называют религию «опиумом для народа»? Моисей Гесс преподал Марксу социализм, крепко связанный с интернационализмом. Маркс пишет в «Коммунистическом манифесте», что у пролетариата нет отечества. В своём «Красном катехизисе» Гесс насмехается над немецким понятием о Родине. Он сделал бы то же самое с патриотическими чувствами у любого другого европейского народа. Гесс критиковал Эрфуртскую программу социал-демократической партии за её безоговорочное признание национального принципа. Но Гесс — интернационалист особого рода: «Еврейский патриотизм должен оставаться». Он строчит: «Всякий, кто отрицает еврейский национализм, не только отступник, изменник в религиозном смысле, но и предатель своего народа и своей семейства. Если окажется, что эмансипация евреев не совместима с еврейским национализмом, то еврей должен пожертвовать эмансипацией. Каждый еврей должен быть, прежде итого, еврейским патриотом».

Можно было бы добавить, что Гесс был не только идеологом и основателем марксизма и человеком, который пытался создать богоборческий сионизм, но также и предтечей богословия революции, Всемирного совета церквей и новых тенденций в католицизме, говорящих о спасении без Христа. Богословие революции кушать одно из направлений католического богословия, получившее особое распространение в Латинской Америке в 60-70 годах ХХ столетия. Любопытно откровение одного из либеральных англиканских теологов. Пастер Остерайхер публично во пора проповеди произнёс: «Сто лет назад не были пустой болтовнёй слова „религия — опиум для народа“. Мы, члены тела Христова, смиренно покаявшись, должны признать, что находимся в бездонном долгу перед каждым коммунистом». Эти поразительные для любого христианина призывы появились в 1969 году на страницах лондонского сборника «Проповедь у ключа святой Марии».

Но вернёмся к Моисею Гессу. Один и тот же человек, Моисей Гесс, почти никому не известный, был глашатаем трёх сатанинских движений — коммунизма, сионизма и теологии революции. Еврейская религия — единственная религия, которую Гесс глубоко уважает. Он пишет: «Наша религия (иудаизм) имеет своей отправной точкой энтузиазм расы, которая со времени своего появления на авансцене истории предвидела конечные цели человечества, и какой было дано предзнаменование мессианского времени». То время, которое Гесс называет мессианским, это время всемирной победы социалистической революции. Он строчит: «Наш Бог, не что иное, как человеческая раса, объединённая любовью. Путь к достижению такого единения — социалистическая революция, в которой десятки миллионов будут замучены и истреблены» . «Только поняв Моисея Гесса, человека повлиявшего на Маркса, Энгельса и Бакунина — трёх основателей I интернационала, — можно постичь сатанинские глубины коммунизма», — пишет в своём исследовании «Маркс прежде марксизма» Марк Леон.

Человек, уверивший Энгельса стать коммунистом, был всё тот же Моисей Гесс, который до него убедил Маркса. Гесс писал после встречи с Энгельсом в Кёльне: «Он покинул меня сверхревностным коммунистом. Так я творю опустошение». «Творю опустошение» — не это ли было высшей мишенью в жизни Гесса? Это главная цель и Люцифера.

Поскольку мы упомянули Энгельса, скажем несколько слов и о нём. Энгельс вырос в набожной семейству и в юности писал прекрасные духовные стихи. Трагедия Энгельса развивается дальше и глубже чем у Маркса. Взять, хотя бы, примечательное стихотворение, написанное в юности человеком, который в последствии стал самым усердным сообщником Маркса в уничтожении религии:

Господи Иисусе Христе — Сыне Божий!

Сойди со Своего Престола и избави мою душу!

О, приди в Своей Благодати,

В блеске Своего Отеческого Величия,

Дай мне склониться пред Тобою.

Полна любви и величия та отрада,

Которой мы восхваляем нашего Спасителя!

Мы не знаем обстоятельств, при которых он потерял веру, но, после своего знакомства с Марксом, Энгельс строчил о нём следующее: «Кто это несётся следом с диким неистовством? Охваченный бешенством, как бы стремясь ухватить далёкий полог неба и стянуть его на землю, он вытягивает длани высоко в воздух, сжат злобный кулак, он неистовствует без устали, будто десять тысяч бесов вцепились ему в волосы». Колебаться в христианстве Энгельс начал после чтения книги либерального богослова Бруно Бауэра. Кто он ?

Либеральный богослов, сыгравший решающую роль в разрушении христианской веры у Энгельса и укреплявший Маркса в новоиспеченном безбожном образе жизни. Достаточно прочесть, что писал Бруно Бауэр своему другу Арнольду Ругге 6 декабря 1841 года, какой в то же время был другом Маркса и Энгельса: «Я читаю здесь в университете лекции перед большой аудиторией. Мой дух богохульства будет ублаготворён лишь тогда, когда мне позволят проповедовать открыто, в качестве профессора, атеистическую систему». Георг Юнг пишет: «Если Маркс, Бруно Бауэр и Фейербах соединятся, чтобы основать богословско-политический журнал, Господу лучше окружить Себя всеми Своими Ангелами и начать оплакивать Себя, потому что эта троица непременно прогонит Его с небосвода». Энгельс не нашёл пути возвращения к Богу и примкнул к тому, кого сам назвал чудовищем, одержимым тысячью бесов.

После того как Гесс уверил Маркса и Энгельса в истинности социалистической идеи, в его жизни произошли ужасающие перемены. Арнольд Кюнсли в своей книге «Маркс. Психография» сообщает историю самоубийств обеих дочерей и зятя Маркса. Дочь Лаура, супруга социалиста Лафарга, похоронила троих своих детей, а потом вместе с мужем покончила жизнь самоубийством. Другая дочь, Элеонора, разрешила со своим мужем сделать то же самое, но тот в последнюю минуту отказался, а она умерла. Здесь надо заметить, что трое первых детей Маркса померли от недоедания. Семьи сатанистов находятся под проклятием. У всех сатанистов беспорядочная личная жизнь. Маркс не составляет исключения. Маркс не ощущал себя обязанным работать для материального обеспечения семьи, хотя легко мог бы делать это уже с помощью одного только превосходного познания языков. Он жил подачками Энгельса. За свою жизнь Маркс получил от Энгельса приблизительно 6 миллионов французских франков золотом (эти института Маркса и Энгельса). У него был незаконнорожденный ребёнок от служанки. Позднее он приписал этого ребёнка Энгельсу, который согласился участвовать в этой комедии. Он немало пил. Рязанов (бывший директор института Маркса и Энгельса в Москве) признаёт этот факт в своей книге «Карл Маркс как мыслитель, человек и революционер». Бауэр, биограф Маркса, описывает расточительность Маркса в своей книжке «Гений и богатство»: «Будучи студентом в Берлине, сынок получал от папы карманных денег 700 талеров в год. Эта сумма была колоссальной, ибо в то пора только 5% населения Германии получали более 300 талеров в год». Маркс страстно желал получить наследство. Когда одинешенек его дядя был при смерти, он писал: «Если „собака“ умрёт, я вылезу из нищеты». Энгельс отвечал на это: «Поздравляю тебя с болезнью помешивающего тебе получить наследство и надеюсь, что катастрофа не замедлит». Когда «собака» умер, Маркс писал 8 марта 1855 года: «Весьма ликующее событие! Вчера нам сообщили о смерти 90-летнего дяди моей жены. Моя жена получит приблизительно 100 фунтов стерлингов. Могло быть и вяще, если бы „старый пёс“ не оставил часть денег своей экономке». У него не находилось никаких нежных чувств и для людей, бывших ему гораздо ближней, чем дядя. Он не разговаривал со своей матерью. В декабре 1863 года во время болезни он писал Энгельсу: «Два часа тому назад пришагала телеграмма, сообщившая мне, что моя мать умерла. Я был одной ногой уже в могиле. Я нужен больше, чем старуха». Это всё, что он нашёлся сказать о смерти маме. Портрет пламенного борца за счастье человечества дополняют характерные свидетельства его переписки с Энгельсом.

Из писем:

Маркс Энгельсу: «Старец твой — сволочь! И с моей старухой ничего нельзя поделать, пока я сам не сяду ей на шею».

Маркс Энгельсу: «Он (пролетариат) вынужден меня отстаивать от той бешеной ненависти, которую питают ко мне рабочие, т.е. болваны».

Энгельс Марксу: «Любить нас никогда не будет демократическая, красная или коммунистическая чернь».

Маркс Энгельсу: «Станица новой демократической сволочи. Демократические собаки и либеральные негодяи».

Энгельс Марксу: «Какое значение имеет партия, т.е. банда ишаков, слепо верящих в нас? Воистину, мы ничего не потеряем оттого, что нас перестанут считать адекватным выражением тех ограниченных собак, с которыми нас свели совместно последние годы».

Маркс Энгельсу: «У меня ни одна душа не бывает. И это меня радует. Ибо долбаное человечество может меня задолбать, сволочь. Привет. Твой Карл Маркс».

Маркс проигрывал немало денег на бирже. Будучи экономистом он почему-то умел только терять деньги. Участник революции 1848 года лейтенант Чехов, коротавший ночи в попойках с Марксом, заметил, что самолюбование поглотило всё то хорошее, что в нём когда-то было.

Маркс не любил человечество. Мацини, какой хорошо знал его, писал, что в нём был дух разрушения. «Его сердце разрывалось скорее от ненависти, чем от любви к людям», — пишет Фриц Радец в своей книжке «Карл Маркс». Свидетельств современников Маркса, опровергающих это, нет. Любящий всех людей Маркс — это миф, планомерно и тщательно созданный уже после его кончины.

Любимым ребёнком Маркса была Элеонора. Он называл её «Тусси» и часто говорил: «Тусси — это я». С благосклонного разрешения Маркса Элеонора вышла замуж за Эдуарда Эвелинга, товарища Энни Бизанд, которая является одной из основоположниц теософии.

Теософия — религиозное учение, возникшее в XIX веке, провозглашавшее, что познание незнакомого божества осуществляется через оккультные доктрины. Эвелинг, зять Маркса, читал лекции на тему «Низость Бога». У сатанистов нет отрицания существования Господа, как у атеистов. Сатанисты могут отрицать существование Бога лишь для отвода глаз. На деле же они знают, что Бог есть и верят в это, но описывают Господа как низкое и подлое существо. Послушаем, какие теософские стихи регулярно читались в доме Маркса. Это позволит нам почувствовать внутреннюю атмосферу его дома.

Мои стихи, необузданные и дерзновенные,

Да вознесутся к тебе о, сатана, царь пира.

Прочь с твоим краплением, поп,

И твоим заунывным пением.

Ибо никогда о, священник,

Сатана не будет стоять за тобой.

Твоё дыхание о, сатана,

Вдохновляет мои стихи;

Твоя молния потрясает умы.

Сатана милостив;

Подобно урагану,

С распростёртыми крыльями он проносится.

О, народы! О, великий сатана!

Это стихотворение Эвелинга. Бесчисленные факты такого рода из семейной жизни Маркса сообщает Тадфорд на страницах своей работы о Марксе «Князь тьмы».

Связь между марксизмом и теософией не случайна. Теософия разболтала на Западе привнесённое из Индии учение о несуществовании отдельной души. То, чего не добилась теософия убеждением, марксизм добивается плетью. Он обезличивает человека, превращает его в робота, подчинённого стране. Маркс не много говорил на людях о метафизике, но мы можем собрать сведения о его взглядах и о взглядах тех, с кем он общался. Одним из создателей I Интернационала был Михаил Бакунин, русский анархист. Он, в частности, строчил, что диавол — первый вольнодумец и спаситель мира, что он освобождает Адама и ставит печать человечности и свободы на его челе, сделав его непослушливым.

Бакунин не только восхваляет Люцифера. В своей программе революции он писал: «В этой революции нам придётся разбудить диавола, чтобы возбудить самые низенькие страсти».

Марксизм, импортированный в Россию, принёс свои плоды. Наиболее последовательным сторонником идей Маркса был Сергей Нечаев, создавший совместно с Бакуниным «Революционный катехизис» — кредо и программу действий террористов. Нечто вроде «Красного катехизиса» Моисея Гесса. Бакунин строчил в своей работе «Принципы революции»: «Не признавая другой какой-либо деятельности, кроме дела истребления, мы соглашаемся, что конфигурация, в которой должна проявляться эта деятельность — яд, кинжал, петля и тому подобное. Революция благословляет всё в равной мере».

9 сентября 1867 года в Женеве состоялся конгресс Лиги вселенной и свободы. Посетил конгресс и бывший в это время в Женеве Достоевский. В письмах к Майкову и Ивановой он так описывает происходившее: «Это было четыре дня воплю и ругательств. Начали с предложения, что не нужно больших монархий, потом, что не нужно веры. И что эти социалисты и революционеры врали с трибуны перед 5000 слушателей — неизъяснимо. И эта-то дрянь волнует несчастный люд работников? Начали с того, что для достижения мира на земле нужно истребить христианскую веру». Достоевскому относится верная и меткая характеристика Бакунина, речи которого он слушал в Женеве в 1867 году: «Бакунин — старый, гнилой мешок бредней. Ему легковесно детей хоть в нужнике топить».

Единомышленник Бакунина Нечаев основал тайное общество «Народная расправа» и призывал убивать всех противодействующих революции или лишь поддерживающих государственный строй. Нечаев обещал императору мучительную казнь на развалинах государства.

Примерно в то же самое время революционеры Ишутин и Худяков основывают тайное общество, подобное нечаевскому. Причём, дают ему откровенное название «Ад». Членом этого общества был Дмитрий Каракозов, свершивший покушение на Александра II — царя, освободившего крестьян от крепостного права.

Бакунин учил: «Революционер — человек обречённый. Все нежные эмоции родства, любви, дружбы, благодарности и даже самой чести должны быть задавлены в революционере. Он не революционер, если ему чего-либо плачевно в этом мире. Он знает только одну науку — науку разрушения».

Бакунин писал, что Прудон (другой крупный социалистический мыслитель и товарищ Маркса) тоже почитает сатану. В своём произведении о правосудии в революции и церкви Прудон заявляет: «Мы овладеваем знанием, не глядя на Бога. Мы овладеваем обществом помимо Бога. Каждый шаг вперёд — это победа, которой мы одолеваем Божество». Прудон восклицает: «Бог — это глупость и трусость! Бог — лицемерие и фальшь! Бог — это тирания и нищета! Бог — это зло! Я клянусь, Бог, возвысив к небу руку, что Ты не что иное, как плач моего разума, жезл моей совести». Подобные мысли не оригинальны, они составляют обыкновенное содержание проповедей в культе сатаны. Здесь крайне важно специально подчеркнуть, что Маркс и его соратники, будучи противниками Господа, не были атеистами в том смысле, как называют себя современные марксисты. Т.е. отрекаясь от Бога внешне, фактически они ненавидели Того, в существовании Какого не сомневались. Ими брошен вызов не существованию Его, а Его Верховной Власти. Их целью было уничтожение религии, а социализм, забота о пролетариате, гуманизм — всё это было лишь предлогом.

В посланье к Бертольду Ауэрбаху Моисей Гесс характеризует Маркса, как величайшего философа: «Доктор Маркс — так называется мой кумир, — ещё совершенно молодой человек, самое большее около 24 лет. Он нанесёт окончательный удар средневековой религии и философии». Значит, мишень — удар по религии, а не социализм. Георг Юнг, друг Маркса тех лет, формулирует ту же мысль ещё яснее в письме к Арнольду Ругге от 18 сентября 1841 года: «Маркс непременно прогонит Господа с Небес». Маркс называет христианскую религию самой безнравственной из всех религий. Между прочим, в этом Маркс не оригинален, он лишь продолжает обвинения на христиан, впервые прозвучавшие в Риме первых столетий христианской эры из уст иудеев. В противопоставлении себя Богу Марксу созвучны его современники: Макс Штирнер (крайний анархист), Ницше (излюбленный философ Гитлера и Муссолини) и Оскар Уайльд (первый проповедник свободы для гомосексуалистов).

В своей работе «Шеллинг — философ во Христе или преображение мирской мудрости в мудрость Божественную» юный Энгельс, тогда ещё не отрёкшийся от Господа, писал: «Со времён ужасной французской революции совершенно новый диавольский дух вселился в значительную часть человечества. И безбожие столь бесстыже и надменно поднимает свою наглую голову, что приходится думать об исполнении в настоящее время пророчеств Писания». Французский революционер Бабёф признавался: «Влюбленность к революции убила во мне всякую другую любовь и сделала меня столь же жестоким, как диавол». Маркс был страстным почитателем Бабёфа. Его намерением было пропагандировать такую влюбленность к революции, которая превратила бы людей в чудовищных человеконенавистников. Когда в 1871 году в Париже вспыхнула революция, коммунар Флоренц заявил: «Наш неприятель — это Бог. Ненависть к Богу — это начало мудрости». Маркс высоко оценивал богоборчество коммунаров. Но что общего имеет оно со справедливым распределением благ или с лучшими социальными учреждениями. Всё это — внешние приманки, скрывавшие истинную цель — полное искоренение веры в Бога.

Интересные факты обнаруживаются в посланиях к Марксу. Его сын Эдгар в письме от 31 марта 1854 года обращается к нему выразительными словами: «Мой милый диавол». Где это слыхано, чтобы сын так именовал своего отца? Но так пишут сатанисты тем, кого они любят. Не был ли посвящён и его сын? Жена Маркса пишет ему в августе 1844 года вытекающее: «Твоё последнее пастырское письмо, о верховный жрец и владыка души, принесло твоим бедным овечкам мир и тишину». Его супруга обращается к нему как к верховному жрецу и епископу. Какой религии? Единственное верование в Европе, где есть верховный жрец — это сатанизм. Какие же пастырские послания мог писать человек, которого почитали атеистом? Где эти письма? Есть периоды времени в жизни Маркса, которые до сих пор остаются неисследованными.

Первым преподавателем Маркса был философ Гегель. Он же и приготовил путь для Моисея Гесса. Для Гегеля христианство было тотальным искажением путей человечества. Он строчил: «:Христос, нагромоздил такую кучу причин для утешения в несчастьях страдающего человечества, что, в конце концов, нам оставалось бы сожалеть, что мы не любой день теряем отца или мать». Христианство подвергалось осмеянию в Германии и до Гегеля, но он был первым, кто высмеивал Самого Иисуса Христа.

По прочтении «Генезисы видов» Дарвина Маркс в письме к Лассалю ликовал, что Бог, по крайней мере, в естественных науках получил, по его мнению, смертельный удар (послание от 16 января 1861 года). Какая идея была главной у Маркса? Нужда бедного пролетариата? Если да, то какую ценность могла владеть теория Дарвина? Или главной целью Маркса было уничтожение религии?

Благо рабочих было только предлогом. Там, где пролетарии не вовлечены в войну за социалистические идеалы, марксисты используют расовые различия и так называемый конфликт поколений, но главная задача — уничтожение религии. Маркс, отдав себя служению аду, поставил своей целью послать туда человечество.

Марксизм — это первая систематически и детально разработанная философская система, какая резко понижает представление человека о самом себе. Согласно Марксу, человек — это, главным образом, чрево, которое надо всегда наполнять. Преобладающие интересы человека лежат в экономической сфере. Он производит предметы для своих нужд, вступая с этой мишенью в определённые отношения с другими людьми. Это основа общества, которую Маркс называет базисом. Супружество, любовь, искусство, науки, вера, философия — всё, не имеющее отношения к потребностям желудка, является надстройкой и, в конечном счёте, определяется состоянием желудка. Не удивительно, что Маркс был мощно обрадован книгой Дарвина, которая была, по его мнению, ещё одним ударом, заставляющим человека забыть о своём Божественном генезисе и высшем предназначении. По Дарвину человек произошёл от обезьяны и не имеет другой цели, кроме как только выжить. Сатана не мог низвергнуть Бога, поэтому он обесценил человека. Человек, царь природы, был низведен Марксом и Дарвином до положения раба желудка и потомка звериного.

Позднее Фрейд продолжил этот труд двух сатанинских гигантов, сведя человека, в основном, к половому влечению и инстинкту агрессивности.

В секте сатанистов во пора церемонии посвящения в третью степень посвящаемый даёт такую клятву: «Я буду всегда делать только то, что сам захочу». Это отворённое отрицание послушания Богу. Когда кого-то посвящают в седьмую степень, он клянётся, что его принципом будет: «Ничто не истина и всё позволено».

В коммунистическом манифесте Маркс сознается, что его целью является не только уничтожение всякой религии, но так же и морали — так, чтобы всё было позволено. «Мне стало страшно, — строчит Марков в своей книге о Марксе; когда я прочёл тайну седьмой степени сатанизма на плакате в одном из парижских университетов во пора беспорядков в 1968 году. Она была упрощена до формулы: „Запрещается запрещать“, что является естественным следствием лозунга: „Ничто не истина и всё позволено“.

Фридрих Энгельс, ближайший единомышленник Маркса, чрезвычайно ясно определил конечную цель революционных заговоров. Энгельс однажды проговорился: «Борьба с христианским миропорядком, в крышке концов, является нашим единственным насущным делом». Энгельс же сформулировал и кредо героев революции: «Диалектическое понимание существования сводится к смерти. Всё достойно гибели». Или ещё более кратко и страшно: «Жить — значит умирать».

Маркс умер в отчаянии, как умирают все сатанисты. 25 мая 1883 года он строчил Энгельсу: «Как бесцельна и пуста жизнь». На похоронах Маркса присутствовало всего шесть человек.

Энгельс умирал в ужасных мучениях от рака ротовой полости.

Марксизм таит тайну своей сатанинской сущности, о которой знают лишь весьма немногие марксисты. Недаром Ленин писал, что спустя пол-столетия, ни одинешенек марксист не постиг Маркса.

Считается, что марксисты — это атеисты, не верующие ни в Небо, ни в ад. Но в крайних обстоятельствах марксизм снимает атеистическую личину и показывает своё настоящее лицо — лицо сатанизма. Коммунистические гонения на религию нельзя объяснить человеческими мотивами. Неистовство этих погонь, выходящих за пределы разумного, явно диавольской природы.

Источник