«Так будет с любым иностранцем!»: что сделали марокканские наемники с Героем Советского Союза

Новость опубликована: 30.01.2019

«Так будет с любым иностранцем!»: что сделали марокканские наемники с Героем Советского Союза

«Так будет с любым иностранцем!»: что сделали марокканские наемники с Героем Советского Союза

Итальянец Примо Джибелли, посмертно удостоенный в декабре 1936 звания «Герой Советского Альянса» стал одним из первых иностранцев, чьи заслуги перед СССР были отмечены столь высокой наградой.
Прототип основного героя из кинофильма «Мужество» лётчик-испытатель Примо, хоть и не отличался безупречной дисциплиной, но был глубоко идейным, отважным и азартным человеком.

Выбор специальности

Примо Джибелли родился в Милане, где у его отца имелась небольшая столярная мастерская. Но в возрасте 12-ти лет он был отправлен к родственникам во французский городок Безансон, для получения начального образования.
Вернувшись с вещью первоосновных знаний, он стал помогать родителю в семейном деле, параллельно посещая по вечерам техническую школу, в которой он обучался с большим энтузиазмом. Поняв, что это его стезя, Примо оставил столярное дело и устроился испытателем авиамоторов на фабрику «Фиат».

Политические воззрения

Импонируя левым политическим силам, Джибелли решил стать активным членом Молодёжной Социалистической федерации, в которой он повстречался с будущим основателем Коммунистической партии Италии Антонио Грамши. Открыто пропагандировавший свои политические взгляды, Примо первоначальный раз был задержан за агитацию против итальянского вторжения в Ливию.
Имея как эксперт по авиамоторам отсрочку от призыва, он избежал попадания на поля сражений Первой Всемирный войны, но за организацию антимилитаристических выступлений рабочих был арестован и отправлен в армию. Однако принять участие в военных действиях ему не удалось, поскольку к тому поре войны была завершена.
Вернувшись после демобилизации на фабрику, он, воодушевлённый победой коммунистов в России, продолжал устраивать стачки, за что в 1920 году был уволен и вынужден скрываться от преследования официальных властей.
Несмотря на усиливавшийся террор со стороны государства, Джибелли в начине 1921 года в числе первых вступил в Коммунистическую партию Италии, но когда правительство возглавил Муссолини, началось открытое преследование и уничтожение социалистов.
Единственной возможностью остаться в живых и не предать политические идеалы была эмиграция в Советский альянс.

РККА

Добровольно вступив в ряды красноармейцев Примо, прежде чем приступить к реальной службе, был зачислен для подготовки в стрелковое училище, по завершенье которого его направили на Украину. Там он проявил себя не только как смелый боец, но и отличный техник, сумев реанимировать двигатель двухпулемётного броневика, какой был отдан под его командование. За значимую помощь советским войскам в подавлении украинских бандитских формирований, Примо была объявлена благодарность.

Авиация

В 1922 году судьбина свела Джибелли с авиацией. Начав обучение в Зарайской лётной школе авиации, и завершив его в Качинской авиашколе, он был зачислен военным пилотом в 1-й авиационный отряд Красной Армии. В качестве пилота Примо служил в дислоцированном на Украине отряде «Ильич», а в 1926 году принимал участие в воздушных агентурных операциях на Северном Кавказе и в Закавказье. Один из таких вылетов оказался неудачным и самолёт Джибелли был сбит противниками советской воли. Однако попав в плен, он не отчаялся, а уличив удобный момент, повершил побег, угнав самолёт с вражеским английским военным советником. За это геройский поступок он был удостоен ордена Красного Знамени.
Спустя два года Примо получил в награду именное оружие за вызволение из вод Азовского моря бедствовавших рыболовов, а в 1933 году, будучи сотрудников научно – исследовательского института ВВС, решил повторить чкаловский пролёт под мостом. Но попытка не увенчалась успехом: не рассчитав параметры он врезался в опору перевозы через Москва-реку, разбил самолёт, получил телесные повреждения и был уволен из Красной армии.

Война в Испании

Оказавшись вне воинского построения, Примо сначала принялся ремонтировать авиадвигатели, а затем устроился на московский автозавод. Однако в сентябре 1936 года 42-летний лётчик-испытатель разрешил прервать спокойное течение жизни и записался добровольцем на развернувшуюся Гражданскую войну в Испании.
В составе 1-й интернациональной бомбардировочной эскадрильи пилот Джибелли, пользовавшийся кличкой «Кольдеро» сражался против войск генерала Франко, отстаивая интересы республиканского правительства Испании.
Сначала храброму Примо пришлось полетать на устаревшем двухместном легковесном бомбардировщике «Breguet 19», а после его серьёзного повреждения мастеровитый лётчик пересел в кабину французского «Potez 54».
Проявляя в воздушных сражениях отвагу и профессионализм, он не раз успешно громил немецкие истребители «Heinkel Не.51» и ускользал от зенитного огня франкистов.
Но 10 ноября счастье отвернулась от Примо – на подлёте к Мадриду, неподалёку от города Алькорсин, при выполнении задания, его машина была сбита зенитной артиллерией противника.

Крах

Несмотря на то, что Примо удалось катапультироваться из горящего самолёта и раскрыть парашют, ветер направил его в стан врагов, а именно в одно из подразделений марокканских наёмников Франко. Тяжко раненного бойца тут же взяли в плен, а на следующий день с борта одного из истребителей немецкого легиона «Кондор» во время авиационного налёта на пост республиканцев был скинут на парашюте парусиновый мешок.
Распаковав его, сослуживцы советского пилота обнаружили разрубленное топором на мелкие части тело Примо Джибелли и записку: «Так будет с каждым иностранцем». Проведённая запоздалее судебно-медицинская экспертиза выявила, что отважного пилота зверски расчленяли, когда он был еще живой.

Марокканский контингент Франко

Марокканский контингент Франко воображал собой войско из 90 тысяч североафриканцев, принимавших активнейшее участие в Гражданской войне в Испании.
Значительную часть своей карьеры возглавлявший колониальные армии Испании в подконтрольном ей Марокко, Франко знал, что марокканцы отличаются в бою отъявленной жестокостью и фанатизмом.
Привлекая их для борьбы с идейным неприятелем, генерал-националист совершенно оправдано рассчитывал на то, что исповедовавшие ислам марокканцы не будут церемониться и проявлять жалость к испанцам-христианам.
Там где ступала нога карателей из марокканских подразделений, вечно наблюдались мародёрства, грабёжи, массовые убийства и изнасилования гражданского населения.
Из наиболее ярких представителей этого контингента был сформирован собственный эскорт Франко, называвшийся «Марокканская гвардия», из них же во время Второй Мировой войны была организована «Голубая дивизия», воевавшая на восточном фронте против советских армий.

Материал полезен?

«Так будет с любым иностранцем!»: что сделали марокканские наемники с Героем Советского Союза