«Такого не видали с 1917 года»: как возвращали суд присяжных

Новость опубликована: 13.11.2019

«Такого не видали с 1917 года»: как возвращали суд присяжных

13 ноября 1989 года в законодательстве СССР показалось положение о суде присяжных. Так начиналось возвращение в практику института судебной системы, существовавшего в Российской империи, но фактически ликвидированного большевиками. Впервые суд присяжных разбирал дело в 1993 году в Саратове, где был выплеснут мягкий приговор обвиняемым в групповом убийстве. Один из преступников годы спустя вновь попал на скамью подсудимых.

Как оправдание Засулич повлияло на судьбину суда присяжных

Cуд присяжных для обвиняемых в преступлениях средней и большой тяжести впервые был введен в России в 1864 году как одинешенек из основных принципов судебной реформы Александра II. После ряда громких дел эта форма судопроизводства подверглась критике, значительно разошедшейся в период реакции конца 1870-х. Наиболее известным случаем стал оправдательный приговор террористке Вере Засулич, свершившей в 1878 году покушение на градоначальника Санкт-Петербурга Федора Трепова. Как подчеркивал революционер Лев Троцкий, вынесший вердикт суд присяжных заключался «в большинстве из рядовых обывателей».

Внедрение судов присяжных в Российской империи всецело приветствовалось либералами и социалистами, но яростно критиковалось консервативными сферами. Известный юрист и один из основателей кадетской партии Иосиф Гессен отмечал, что суд присяжных противоречил условиям самодержавной России, очутившись для нее «слишком радикальным нововведением».

«С первых дней обнаружилось, что новый институт вошел в государственный организм инородным телом, какое по общему физиологическому закону должно быть ассимилировано или отвергнуто»,

— констатировал он в 1905 году.

Из-за все фактически революционной ситуации так именуемые политические дела были выведены из-под юрисдикции суда присяжных. После 1889 года им остались подсудны лишь обычные уголовники. Однако и в уголовном судопроизводстве роль суда присяжных, начиная с 1890 года, значительно снизилась.

«В царской России присяжные заседатели не имели право покидать пункт рассмотрения дела до окончания судебного разбирательства, и они отдыхали и спали в служебных кабинетах, на диванах и стульях, в камерах хранения вещественных доказательств и т.п. Потому суд присяжных называли «судом нищих», — заключал заслуженный юрист России Михаил Тащилин.

Как указывается в статье доктора юридических наук, профессора Полуденного федерального университета Сергея Цыганенко «Суд присяжных: история и современность», после прихода к власти Временного правительства «развитие корабля присяжных существенно изменилось за счет отпадения прежних ограничений, вновь была расширена компетенция суда присяжных. Также во всех судебных органах институт сословных представителей заменялся на институт присяжных заседателей». Отныне они получали возможность разбирать государственные правонарушения, которые никогда прежде не были им доступны. Согласно выводам автора материала, компетенция суда присяжных в 1917 году была наиболее размашистой за все время существования «суда общественной совести» в нашей стране.

Кроме того, был создан военный суд присяжных — чрезмерно редкое явление в мировой истории.

Двуликий Ленин: сначала хвалил, потом запретил

В «Истории государства и права России» юристов Ярославского госуниверситета Станислава Егорова и Артема Иванова сообщается, что Владимир Ленин «весьма уважительно относился к суду присяжных». В 1901 году он – сам, уместно, юрист – писал: «Реакционная печать объявила суд присяжных «судом улицы» и открыла против него травлю. Суд улицы ценен собственно тем, что он вносит живую струю в тот дух канцелярского формализма, которым насквозь пропитаны наши правительственные учреждения».

Еще раньше, в юности, Ленин трудился помощником присяжного поверенного в Самарском окружном суде: проведя 14 уголовных и два гражданских дела, он добился оправдания для пятерых своих подзащитных, еще в восьми случаях кара было смягчено, а одно дело прекратили за примирением сторон. В самарский период Ленина, а, вернее, еще Ульянова, называли «мужицким правозаступником». В иной своей работе он отмечал:

«Участие народных представителей в суде есть, несомненно, начало демократическое».

Тем не менее, вскоре после захвата воли в стране большевиками во главе с Лениным, еще до конца 1917 года, а именно 5 декабря, суд присяжных в России – в своем привычном облике – был ликвидирован. Декрет Совнаркома о суде №1 провозгласил упразднение всех существовавших в стране до его принятия судебных учреждений.

В советское пора суд присяжных функционировал в сильно урезанном составе: лишь двое заседателей вместо традиционных 12-ти. Выполняли они чисто номинальные функции, оказывая, за негустым исключением, лишь минимальное влияние на исход дела.

Что говорили о суде присяжных в позднем СССР

Возрождение суда присяжных в классическом формате деятельно обсуждалось с началом либерализации советского общества во второй половине 1980-х годов. Развернулась широкая дискуссия, в которой зачислили участие многие именитые юристы страны. Против возвращения суда присяжных высказывался, например, последний председатель Верховного Корабля СССР Евгений Смоленцев, считавший подобную инициативу «шагом назад». В поддержку суда присяжных выступал, среди прочих, общенародный депутат СССР и один из будущих авторов российской Конституции Александр Яковлев. Как следствие, 9 июня 1989 года Съезд общенародных депутатов — высший орган государственной власти в позднем СССР — впервые поднял соответствующий вопрос в своем постановлении «Об основных курсах внутренней и внешней политики СССР».

А 13 ноября того же года были приняты Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве,

в статье 11 каких говорилось о возможности решения виновности подсудимого в преступлениях, за совершение которых законом предусмотрена смертная казнь либо лишение независимости на срок дольше 10 лет, судом присяжных (расширенной коллегией народных заседателей).

Полгода спустя, 10 апреля 1990-го, Законом СССР вышеуказанная статья 11 была дополнена новоиспеченной формулировкой: «Законодательством союзных республик могут быть установлены и иные категории дел, подсудных суду присяжных (расширенной коллегии общенародных заседателей)». Наконец, 24 октября 1991 года Верховный Совет РСФСР одобрил Концепцию судебной реформы, возложившую начало новому этапу отечественного правосудия. С принятием 12 декабря 1993-го новой Конституции России право винимых на рассмотрение их дел судом присяжных закрепилось на высшем законодательном уровне.

Первое дело: историческое и неоднозначное

Как следует из материалов сайта «Право.Ru», первоначальный судебный процесс с участием присяжных заседателей в современной России проходил с 15 по 17 декабря 1993 года в Саратовском областном суде над братьями Артуром и Александром Мартыновыми, какие обвинялись в умышленном убийстве трех человек из корыстных побуждений и с особой жестокостью, а также в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сделке.

«Взоры присутствующих с начала и до конца процесса были прикованы отнюдь не к экзотичным фигурам обвиняемых — цыганам по национальности и ликам без определенного рода занятий. Само по себе уголовное дело по обвинению в убийстве расценивалось как заурядное. И если бы оно рассматривалось в первой инстанции областного корабля, то вряд ли вызвало бы столь повышенный интерес в России, а уж тем более — за ее пределами, — рассказывал портал. — В середине всеобщего внимания оказались двенадцать присяжных заседателей. Такого зрелища в России не видели с 1917 года: в судебном разбирательстве самостоятельно и раздельно от профессионального судьи участвовали представители общества, выхваченные методом случайной выборки из их жизненной среды, далекой от тонкостей судопроизводства. Но от присяжных, собственно, и не ожидали юридической компетентности, а рассчитывали на их здравый смысл, жизненный опыт, умение сопоставлять и взвешивать услышанное и увиденное в суде».

Завоёванный юрист России и главный инициатор внедрения суда присяжных в нашей стране Сергей Пашин, изложивший свою концепцию по этому поводу в кандидатской диссертации в 1987 году, в 1998-м рассказывал «Коммерсанту» о деле Мартыновых следующее:

«По версии обвинения, убивца после якобы плясали на трупах — хотя никто таких показаний не давал.

Присяжные решили: убийство не преднамеренное, а совершенное при превышении пределов необходимой обороны. (Да и объективно пострадавшие бывальщины люди плечистые, рослые, а цыгане — тщедушные парнишки.) То есть это уже не 102-я, а 105-я статья. И цыгане по ней получили максимальный срок — два года. Одного отпустили прямо в зале суда, он уже столько как раз отсидел в СИЗО, а второму оставалось еще полгода».

«Еще было жуткое дело, когда благодаря упорства присяжных выяснилось: череп, который шел по делу, не принадлежал тому убитому, за которого судили человека. То есть человек попросту пропал, а за его убийство чуть не посадили невиновного», — резюмировал Пашин.

Забавно, но в 2007 году Артур Мартынов вновь угодил на скамью подсудимых: как установило следствие, в ходе ссоры со своим знакомым, неким уроженцем Саратовской области, рецидивист кухонным ножом нанес ему бесчисленные удары, после чего поставил на колени, вырвав при этом из его головы клок волос, и приставил нож к горлу. Его подельник тем порой нанес потерпевшему ножевые ранения, оказавшиеся смертельными. На этот раз суд присяжных единогласно признал Мартынова виновным и не заслуживающим снисхождения. Его приговорили к 19 годам лишения независимости.

«Мы, судьи, не без оснований считаем, что возрождение суда с участием присяжных заседателей — это объективный фактор, направленный на становление общенародного правосудия, — говорил в 2008 году профессор Тащилин. — По своему содержанию суд присяжных — это не столько одинешенек из элементов судебной реформы в России, сколько создание подлинной судебной власти, освобождавшейся от партийно-административных оков. В современный этап это — единственно правильный путь создания настоящего правосудия, не подмятого государством и выражающего волю большинства граждан страны».

Источник


«Такого не видали с 1917 года»: как возвращали суд присяжных