Танковый рейд Баданова: как Паулюса под Сталинградом отняли последней надежды на помощь

Новость опубликована: 14.08.2019

Танковый рейд Баданова: как Паулюса под Сталинградом отняли последней надежды на помощь

Танковый рейд Баданова: как Паулюса под Сталинградом отняли последней надежды на помощь

В ноябре – декабре 1942 года советской армии впервые за время Великой Отечественной брани удалось замкнуть в кольце окружения крупное воинское соединение противника. Под Сталинградом оказалась заперта 6-ая армия Фридриха Паулюса. Но закрепить успех разгромом группировки разом не удалось…

Контрудар

Как писал в своей книге «Восточный фронт» немецкий журналист и, в прошлом, сотрудник Геббельса Пауль Шмидт-Карель, в декабре 1942 года командующий группой армий «Дон» Эрих Манштейн по распоряжению Гитлера подготовил мощнейшую операцию «Винтергевиттер» («Зимняя буря») для спасения застрявшей под Сталинградом армии Паулюса. Наступление германских армий успешно развивалось вплоть до 16 декабря. Под гусеницами немецких танков трещала советская пехота, положение становилось критическим, и тогда Ватутину устроилось неожиданное предложение от начальника штаба 24-го танкового корпуса Алексея Бурдейного. Он разработал дерзкий план прорыва через территорию, взятую врагом, в сторону двух ключевых точек, откуда осуществлялось снабжение блокированной армии Паулюса – станицы Тацинской с двумя аэродромами и размещённого неподалёку Морозовска с аэродромом бомбардировочной авиации. План Бурдейного назвали «Малый Сатурн».

Гремя огнём, сверкая сиянием стали…

Согласно плану, 24-ый танковый корпус под командованием Василия Баданова должен был уничтожить аэродромы в Тацинской и Новоиспеченном Чолане («Тацинская-Юг»). Участник тех боев танкист Д. И. Сардинов вспоминал, что на марше танкам приходилось передвигаться с погашенными пламенами ночью в абсолютной темноте. При этом каждый час машины останавливались, чтобы отогреть сидящий на броне танковый десант и очистить приборы от налипшего снега. Весьма скоро противник подключил к борьбе против Баданова авиацию. Уходить от бомбёжек приходилось, буквально рассыпаясь по степи, чтобы отнять «Хенкели» внятной цели. Перед двумя бригадами, входящими в корпус, была поставлена задача занять важнейший транспортный узел – присело Маньково-Калитвинское. Совершив ночной рейд в 40 километров, танковый десант ворвался в село сразу с трёх сторон. Ошеломлённые итальянцы, оборонявшие этот узловой пункт, ничего не смогли противопоставить напору бадановнцев. В селе было захвачено немало горючего, оружия, запчастей и автотранспорта, который сразу ввели в строй. Причём за рулём этих машин нередко оказывались… итальянские бойцы, конечно, под присмотром советских десантников.

Стреляющие сугробы

В ночь с 21 на 22 декабря была очищена Ильинка, до Тацинской оставалось итого 60 километров, но на пути к аэродрому лежала другая хорошо укреплённая станица Скосырская, оборонявшаяся немецким полубатальоном и заключавшимися на службе в СС казаками. Несмотря на упорное сопротивление врага, Скосырская была взята к утру 23 декабря. Остатки гарнизона попытались прорваться на юг, в сторонку Тацинской, но на пути их встречала засада – посреди дороги стоял танк, закиданный снегом. Как рассказывал позже об этом в своих воспоминаниях старший лейтенант Евгений Морозов, все вытекавшие этим путём машины противника в темноте налетали на неожиданное препятствие, а притаившиеся в сугробах бойцы парой автоматных очередей тушили остатки сопротивления. Ни один беглец не добрался до Тацинской, чтобы предупредить её гарнизон об угрозе с севера.

Дом летающих крепостей

Всю предшествующую неделю над Тацинской стояла морозная марево, плотная как туман. Поэтому зенитные расчёты, оставленные комендантом Мартином Фибигом, проглядели разведчиков Баданова, осторожно приблизившихся к оборонительным позициям немцев. Изумленные беспечностью противника, наблюдатели доложили, что в Тацинской, похоже, не ждут нападения: слишком уж твёрдо надеялся Фибиг на стойкость заступников Скосырской. Обдумав ситуацию, Баданов всё же решил не рисковать и приказал обойти аэродром с флангов, блокировав любые пути отхода.

В 7:30 утра дали залп «Катюши», первым же ударом стерев с лики земли радиостанцию Тацинской, а передовые батальоны сразу двинулись на аэродром и на железнодорожную станцию. Фибиг пытался спасти, что мог, но оставшиеся в его распоряжении 5 зенитных орудий и нелётная погода немного этому способствовали. «Преисподней» назвал аэродром Тацинской в своих воспоминаниях, опубликованных в 1952 году, бывший лётчик люфтваффе Курт Штрайт.

По-иному и не скажешь: началось планомерное уничтожение авиабазы. По разным подсчётам, на обоих аэродромах Тацинской находилось до 300 самолётов противника. Доля машин была в нерабочем состоянии, ещё часть готовилась для отправки в ремонт. Несмотря на панику и умелую работу танкистов, образцово половине самолётов удалось подняться в небо. Но добрались до ближайшей взлётно-посадочной полосы немногие – их баки были почти порожни.

Вернуться назад

Как отмечает «Отчет о боевых действиях 2-го гвардейского Тацинского корпуса за 16.02−30.12.42 г.», в 17:00 Баданов доложил в штаб, что Тацинская целиком очищена от противника, и корпус по приказу Ватутина занял круговую оборону. Между тем, исправных танков, людей и боеприпасов у Баданова оставалось совершенно немного, а к Тацинской уже приближались боевые группы Пфейфер и Унрейн, оставаться там было равносильно самоубийству. И тогда командир, не желая крахи своим людям, на свой страх и риск принял решение об отходе.

Пробив осаду в самом уязвимом месте, он пошёл на возвратный прорыв, чем спас жизнь почти тысяче своих солдат и офицеров. Отчаянное решение Баданова, которое могло стоить ему в лучшем случае карьеры, неожиданно поддержал сам Сталин. В депеше Ватутину Сталин просил: «…Помните Баданова, не забывайте Баданова, выручайте его во что бы то ни стало…». За свой рейд Баданов, помимо ордена Суворова II степени (вручённым впервые), получил очередное звание генерал-лейтенанта, а корпус сделался 2-м гвардейским и «Тацинским».

Как признавался в своих воспоминаниях Манштейн, «…после жесточайшего разгрома аэродромов в… Тацинской обеспечить обступленную армию Паулюса больше нечем…». 30 января 1943 года Фридриху Паулюсу было присвоено звание фельдмаршала, на вытекающий день, 31 января, он передал советскому командованию просьбу о капитуляции.


Танковый рейд Баданова: как Паулюса под Сталинградом отняли последней надежды на помощь