«Татуировщик из Освенцима»: как еврей Лале Соколов выжил в стане смерти

Новость опубликована: 13.09.2019

«Татуировщик из Освенцима»: как еврей Лале Соколов выжил в стане смерти

«Татуировщик из Освенцима»: как еврей Лале Соколов выжил в стане смерти

Про Лале и его возлюбленную Гиту рассказала австралийская писательница Хазер Моррис в книге «Татуировщик из Освенцима». Роман основан на рассказах самого Лале Соколова, сквозь руки которого прошли тысячи заключенных одного из самых страшных нацистских лагерей. И на предплечье каждого главный тетувирер Освенцима покинул номер, который теперь пленник должен был носить вместо имени.

Под номером 32407

Тату с этим номером нанес на длань самого Лале французский ученый Пепан, когда тот оказался в Освенциме. Другой судьбы молодой человек и не ждал – все-таки он был из еврейской семейства и тогда еще носил имя Людвиг Эйзенберг. Когда весной 1942 года нацисты вошли в его словацкий городок, Людвиг сам предложил себя им в качестве разнорабочего – таким манером он надеялся спасти свою семью. В лагере он поначалу занимался строительством бараков, а после того, как заболел брюшным тифом, был взять на попечение французским татуировщиком. Когда Пепан бесследно пропал, именно Людвиг стал выполнять функции своего «учителя».

Заключенная No 34902

Получив должность и улучшенный паек, Лале сделался на полшага дальше от смерти, чем остальные заключенные лагеря. Ежедневно он пронумеровывал десятки и сотни несчастных, которых выбирал Менгеле для своих экспериментов. Среди них было немало близнецов, над которыми, как рассказывает Ленид Млечин в книге «Близнецы в объятиях ангела смерти» адский доктор особенно обожал ставить эксперименты. Однажды Лале довелось наносить номер на хрупкую руку отощавшей и потерявшей всякий интерес к существования заключенной, некогда носившей имя Гита. По его воспоминаниям, именно тогда эти пять цифр навсегда впечатались в его сердце.

Всеми мочами татуировщик пытался помогать девушке, передавая ей через офицера охраны письма и дополнительный паек. Он добился, чтобы Гиту переместили на облегченные работы, и даже смог тайно встречаться с ней за бараком. Так продолжалось некоторое время, но в 1945 году, когда советские армии приближались к лагерю, из него стали эвакуировать заключенных. Любимая девушка, о которой Лале не знал ничего кроме ее имени – Гита Фурманнова – раз исчезла.

Послевоенная жизнь

Едва вернувшись домой после окончания войны, Лале отправился искать возлюбленную и нашел ее безотносительно случайно: девушка была в лагере Красного Креста неподалеку от Братиславы. В октябре 1945 года Лале и Гита поженились, и, взяв фамилию Соколовы, остались существовать в социалистической Чехословакии. Позже Лале был обвинен в сионизме и бежал из страны, осев с семьей – после недолгих скитаний – в Австралии.

Историю своей влюбленности Лале и Гита хранили в тайне. О ней не знал даже их сын Гари, родившийся в 1961 году. Лишь после смерти супруга бывший татуировщик Освенцима решился рассказать о своей жизни живущей неподалеку писательнице Хезер Моррис. Три года еженедельных встреч и тысячи листов воспоминаний сделались основой для истории, которую мы знаем сейчас.


«Татуировщик из Освенцима»: как еврей Лале Соколов выжил в стане смерти