Торговцы черепами

Новость опубликована: 18.04.2017

Торговцы черепами

События в России 30 октября 2017 года в Москве на пересечении проспекта Академика Сахарова и Садового перстни должен встать народный памятник жертвам политических репрессий.

Известный «серый кардинал» российской политологии Сергей Караганов огласил начало сбора средств на его установку.

Под народные сборы скульптор Георгий Франгулян создавал свою «Стену скорби» как философский монумент. «Это будет не попросту памятник-символ» – уверен Караганов.

– Поскольку его открытие планируется в год столетия русской революции и 80-летия 1937 года, надеюсь, это будет монумент – осмысление прошлого и путь в будущее. Верю, что сбор средств на памятник и сам памятник дадут для общества не только консолидирующий эффект, но сквозь объединение и примирение потомков белых и красных, потомков жертв и палачей, надеюсь, укоренится идущее формирование гражданской нации и штатской идентичности россиян».

Уже до начала старта в общественной копилке есть 2 миллиона 200 тысяч рублей.

Из двух первых миллионов самую вящую сумму – 1 миллион рублей – внес Ермолай Солженицын, сын писателя Александра Солженицына.

Самую маленькую – 50 рублей – пенсионерка из Йошкар-Олы, пожелавшая остаться незнакомой.

Она подписалась на реквизитах: «Дочь репрессированного». – Меня не смущает, что Стена встанет у транспортной развязки и в «саду» казенного манера офисов, – говорит автор монумента «Стена Скорби» Георгий Франгулян.

– Наоборот, эта атмосфера способствует восприятию философии монумента…

Ну да… Обладатели шикарных офисов в центре столицы РФ как бы скажут без слов: «Не добил ты нас, Иосиф Виссарионович, глянь, гад, как мы проросли в новом поколении!»

А я вспоминаю мой давнишний разговор с Франгуляном, шедший на армянском языке, тоже о памятнике жертвам политических репрессий.

Франгулян давно носился с этой идеей, и я спросил его – не размышляет ли он открыть также памятник ЖЕРТВАМИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ?

Франгулян вообще не понял, о чём я. Может, он армянский подзабыл в Москве, но скорее итого – ему чужда сама идея ОБЩЕЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ.

Я постараюсь объяснить, что я имею в виду под памятником ЖЕРТВАМ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ. Самая популярная «жертва сталинизма» – Адольф Гитлер.

Доведён Сталиным до края отчаяния и в итоге, чтобы не попасть в руки усатого ката, покончил с собой.

Но если вы скажете об этом Караганову или Франгуляну, они пожмут плечами, и ответят, что не таких «жертв сталинизма» они имеют в облику.

А каких тогда?

Вот жертва сталинизма Лейба Троцкий… Зиновьев с Каменевым. Ягода (Иегуда). Ежов.

Все они жертвы сталинизма, как и Гитлер. Потому что их Сталин кончал. Бессердечно и решительно.

И если воздвигать в Москве такой вот безымянный памятник жертвам политических репрессий, то нужно понимать, что это, В ТОМ ЧИСЛЕ, монумент и Гитлеру, и Ягоде, и Ежову. А вам скажут – не их имели в виду.

Других. Которые невинные… Откуда вы знаете, что они невинные?

А может, вы про них попросту меньше, чем про Гитлера знаете?

Меня всё время мучает вопрос: почему современникам, которые жили с этими жертвами бок о бок, они невиновными не казались, а вам, через 80 лет, когда умерли или выжили из ума все живые участники тех событий – совершенно ясно, кто был невинный, а кто не невинный?!

Откуда такая уверенность насчёт эпохи, в какой вы не жили? Но которой вы всем обязаны – потому что рывок человечество благодаря этой эпохе сделало колоссальный…

И это, в отличии от «невинности жертв» – доказуемый, очевидный факт, какой можно посмотреть и пощупать…

Отрицание Сталина – это отрицание всего ХХ века, это заявка на возвращение в век XIX, или ещё раньше – подумайте, нужно ли это нам?

 

У великой эпохи бывальщины и великие ошибки. Кто бы спорил?

Но у этих ошибок (а так же у того, что после 80-ти лет ложно кажется ошибками) были и великие обоснования, великие мотивации.

 

Нам же предлагают идиотскую схему кровавых, безумных катов, терзавших кроткие и невинные жертвы.

 

За этим и скрывается отрицание ХХ века со всем его наследием.

За этим скрывается и отрицание здравого резона… Как быть с жертвами тех, кто стал «жертвами политических репрессий»?

Ведь это же была историческая борьба, совмещённая с битвой за грядущей, и в ней стреляли обе стороны, и ещё неизвестно, какая сторона больше…

Со времён «перестройки» возникает странная односторонность осуждения: как будто бы пострадавшие крымские татары не вырезали ни одного русского соседа, а осетины при депортации ингушей необыкновенно со злобы плясали на всех перронах и полустанках…

Жертвам жертв отказывается в сочувствии и простом понимании.

Русские, двигаясь с Волги и насмотревшись на сожжённые сёла, уложенных детей, растерзанных женщин – дойдя до Крыма, должны были там татар в маковку целовать, как вы думаете?

Где-то с кем-то они перегнули палочку, может быть…

Но ведь была же причина – которую теперь пытаются аннулировать, изобразив дело так, будто жестокие каты ни с того, ни с сего, ворвались в мирные дома тихих махатм Ганди – и потащили их за волосы в Сибирь…

Всё это укладывается в давно навязываемый либералами взор: любые страдания русских – не страдания, ибо русские – не люди.

Сочувствовать можно только страданиям нерусских. Взяли жестокие нелюди Казань и зверствовали там… Спрашиваешь – а казанские татары сферой невиновники были, да?

Ни набегов, ни угонов в рабство, ни убийств?

Отвечают – ну, они же русских убивали, разве можно русским сочувствовать и сопереживать?

Или вот возьмутся рыдать над черкесами, чеченцами – ах, русские их убивали!

Прибалтийские фашисты, бандеровцы – у них длани не в крови? Спрашиваешь: а разве сами они русских не убивали? В ответ – глухая стена непонимания и отторжения…

Русских – можно… По умолчанию либеральному, это не жертвы, а навоз для произрастания иных наций…

Очень важно понимать, что у жертв политических репрессий были свои жертвы.

Что не просто так, не в силу «сталинской паранойи» всё там закружилось, когда человечество совершало восхождение к высотам цивилизации из мрака застойной многовековой и тухлой нищеты.

 

И что поминая одних – нехудо бы, для полноты правды, помянуть и других.

Потому что нынешнее поминовение «жертв сталинизма» – это не поминовение, а политическая проституция, игра в одни ворота, спекуляция на костях и крови весьма циничных и регрессивных политических сил, занятых, в конечном счете, разрушением цивилизации.

Они хотели бы сделать так, чтобы все жертвы сталинских лет сделались бы напрасны, и мы вернулись туда – откуда с таким трудом и кровью вырвались…

Вазген АВАГЯН


Ответить