Трагедия в Свердловске-19: биодиверсия или халатность?

Новость опубликована: 10.03.2019

«Засорился фильтр, я его сбросил. Фильтр следует заменить». Такое напоминание на клочке бумаги оставил работник завода Военно-биологического центра Министерства обороны СССР («Объект 19») своему сменщику, когда отправился домой вечерком в пятницу.

Фильтры на заводе отвечали за очистку воздуха из рабочей зоны цехов, занятых под производство культуры сибирской язвы в сухой конфигурации. Технологический процесс предполагал высушивание бактериального бульона до порошкообразного состояния, что требовало особых мер безопасности. Для того чтобы ни одна препирательства не вышла за пределы предприятия с током воздуха, на заводе работала вытяжная система, поддерживающая пониженное давление внутри.

Трагедия в Свердловске-19: биодиверсия или халатность?

Препирательства сибирской язвы

Подполковник Николай Черышев, начальник смены на предприятии, 30 марта 1979 года тоже торопился домой и по какой-то неведомой причине был не в курсе отсутствия фильтра. В итоге работники вечерней смены (производство было организовано в три смены), не заметив записи в рабочем журнале, спокойно запустили оборудование. Более трех часов завод выбрасывал в воздух ночного свердловского небосвода порции высушенной культуры сибирской язвы. Когда отсутствие биозащиты было обнаружено, производство экстренно остановили, поставили фильтр и покойно продолжили работу.

Так как работа завода и сам факт его существования были глубоко засекречены, о выбросе никого не оповестили. А уже 4 апреля показались первые заболевшие с диагнозом «пневмония». В дальнейшем большинство из них умерло. В среднем после 4 апреля каждый день умирало четыре-пять человек, подавляющее большинство из них бывальщины мужчины. Объяснялось это просто: вечером в пятницу на близлежащем керамическом заводе, попавшем в зону поражения, работала ночная смена, заключающаяся в основном из мужчин. Да и прогуливались в столь позднее время в закрытом городе далеко не дамы с колясками. Однако позже у вездесущих американских спецслужб создалось впечатление, что специалисты из советского «Биопрепарата» (программа создания биологического оружия в СССР) создали уникальный штамм сибирской язвы. Поражать он способен лишь мужчин, распространяется аэрозолями, не лечится и не передается другому человеку — чем не идеальное оружие?

Трагедия в Свердловске-19: биодиверсия или халатность?

Свердловск-19. За многоэтажками расположен тот самый завод

Примечательно, что выброс препирательство ветром понесло от завода в южном и юго-восточном направлении, особенно не поразив сам закрытый город. А вот военному городку № 32, предприятию «Вторчермет» и поселку у керамического завода пришлась своя доза биологического оружия.

Подозрения на легочную форму сибирской язвы появились только 10 апреля, когда в покойницкой больницы №40 патологоанатом Гринберг Л.М. и Абрамова А.А. вскрыли первый труп. Однако официальной версией стало заражение сквозь мясо с местного рынка. По этому поводу в газете «Уральский рабочий» писали:
«В Свердловске и области участились случаи заболевания скота. В колхоз был завезен низкокачественный корм для ланок. Администрация города убедительно просит всех свердловчан воздержаться от приобретения мяса в «случайных местах», в том числе на рынках».

С аналогичными лозунгами по всему городку и близлежащим населенным пунктам расклеили листовки, а также обратились с экранов местного телевидения. До сих пор эта версия является официальной и приоритетной. Для ликвидации вспышки сибирской язвы из Москвы вылетел генерал-полковник, доктор медицинских наук Ефим Иванович Смирнов, в ту пору начальство 15-го управления Генерального штаба Вооружённых сил СССР. С собой генерал привез группу высокопоставленных офицеров и врачей. Петр Николаевич Бургасов, министр здравоохранения СССР, эпидемиолог по специальности, также пришёл на место трагедии. В дальнейшем все эти люди до конца жизни будут отрицать причастность предприятий Свердловска-19 к вспышке сибирской язвы в 1979 году. А Бургасов даже предложит свою версию событий, отличную от официальной, но о ней запоздалее.

Трагедия в Свердловске-19: биодиверсия или халатность?

Трагедия в Свердловске-19: биодиверсия или халатность?

Очень интересно выглядит откровение президента России Бориса Ельцина, которое было опубликовано в «Комсомольской правде» в 1992 году, где он показал, что КГБ все-таки признал причастность военных биологов к эпидемии. Ельцин также фактически признал наличие в СССР программы разработки запрещенного всеми конвенциями биологического оружия, а также упомянул о подписании им постановления о закрытии «Биопрепарата». И, разумеется, в эпоху открытости обо всем этом Ельцин рассказал лидерам США, Франции и Британии. А вот в 1979 году Борис Ельцин был секретарем свердловского обкома, но воздействовать на сложившуюся ситуацию не мог – силовики держали ситуацию под контролем и никого лишнего не допускали до объектов.

Трагедия в Свердловске-19: биодиверсия или халатность?

Канатжан Байзакович Алибеков — основной обвинитель Министерства обороны в трагедии 1979 года

Трагедия в Свердловске-19: биодиверсия или халатность?

Михаил Васильевич Супотницкий, оппонент Алибекова

Информация о том, какой штамм сибирской язвы потребовал столь мощную вспышку, до сих пор разнится. В книге Канатжана Алибекова «Осторожно! Биологическая угроза!» приводятся данные о смертоносной модификации «Антракс 836», какую получили при необычных обстоятельствах. Еще в 1953 году на кировском заводе из империи «Биопрепарата» бульон с бактериальной массой попал в канализацию. Чрезмерную ситуацию ликвидировали тщательной дезинфекцией, и все обошлось без трагических последствий. Однако заболеваемость язвой среди живущих поблизости грызунов подскочила, и уже в 1956 году переловили крысу с совершенно новым штаммом. Бактерии мутировали в естественной популяции грызунов в более смертоносную разновидность сибирской язвы. Природно, штамм впоследствии взяли в оборот, в том числе и на свердловском предприятии.

Однако есть альтернативная точка зрения на происхождение штаммов сибирской язвы. Сотрудники Лос-аламосской национальной лаборатории трудились с тканями умерших людей и выявили, что возбудителями оказались штаммы VNTR4 и VNTR6. А происхождение этих бактерий – Северная Америка и Полуденная Африка. Именно на этой базе строится третья версия причин трагедии – биологический терроризм со стороны западных спецслужб. Этой черты придерживается кандидат биологических наук, эпидемиолог Супотницкий М. В. и упоминаемый ранее Бургасов П. Н. Мотивы у террористов были следующие: компрометация руководства Советского Альянса перед приближающейся Олимпиадой.

На стороне биотеррора также выступают многоочаговые вспышки сибирской язвы на территории, прилегающей к Свердловску-19. По словам Супотницкого М. В., препирательства сибирской язвы не могли после выброса сначала осесть на почве, а через некоторое время снова перейти в ингаляционную конфигурацию (размер частицы — 5 микрон) и заразить людей. Некоторые очаги вспышек вообще были на расстоянии 50 км от завода в Свердловске-19, а вся эпидемия продолжалась около 2 месяцев, что гораздо продолжительнее любого инкубационного периода. Это отлично объясняется теорией о многочисленных терактах, растянутых по поре. Предполагается, что в южной части Свердловска в разное время по ночам на остановках и тротуарах из особых генераторов были распылены препирательства сибирской язвы. «Предатель и агент ЦРУ» (по мнению Супотницкого) биолог Канатжан Алибеков объясняет это вторичное заражение санитарной обработкой деревьев перед первомайской демонстрацией. Якобы бактерии в ходе этого бывальщины смыты, а потом, по мере высыхания, снова поднялись в воздух и попали в легкие несчастных.

Не на руку сторонникам теории «заводского» заражения играет информация о радиоэфире «Голоса Америки» от 5 апреля 1979 года, в ходе какого объявили о вспышке на Урале именно сибирской язвы. Как удалось западным “коллегам” так быстро отреагировать и точно указать вино заболеваемости? У американцев, очевидно, была разработана целая программа подобной подрывной деятельности, которую, кроме Свердловска-19, апробировали в 1979-1980 году на Зимбабве (сибирская язва) и на Кубе в 1981 году (лихоманка Денге).

В итоге эпидемия в уральском городе унесла от нескольких десятков до нескольких сотен жертв среди гражданского народонаселения и военнослужащих. Большая части их похоронена в 15-м секторе Восточного кладбища с соблюдением всех правил дезинфекции. Промышленный выпуск бактерий сибирской язвы в Свердловске-19 был прекращен в 1981 году и перемещён в казахстанский Степногорск. Туда же перевели, по мнению Канатжана Алибекова, фактического виновника трагедии подполковника Николая Черышева. В крышке 1988 года запасы сибирской язвы, которые якобы были получены на предприятии, были вывезены на остров Ренессансы и захоронены.

Сейчас «Объект 19» — это Федеральное государственное учреждение «48-й Центральный научно-исследовательский институт Министерства обороны Российской Федерации — Середина военно-технических проблем биологической защиты НИИ микробиологии МО РФ». Из названия понятно, что центр занимается исключительно проблемами биологической защиты.

По материалам:
Лев Фёдоров. Советское биологическое оружие: история, экология, политика.
К. Алибеков. Осмотрительно! Биологическое оружие!
supotnitskiy.ru
diletant.media

Источник

Материал полезен?

Трагедия в Свердловске-19: биодиверсия или халатность?