«Тела в колодцах»: 100 лет резне армян в Шуше

Новость опубликована: 23.03.2020

«Тела в колодцах»: 100 лет резне армян в Шуше

«Тела в колодцах»: 100 лет резне армян в Шуше

Руины армянского Шуши после резни 1920 года

Руины армянского Шуши после резни 1920 года

Wikimedia Commons

23 марта 1920 года в городе Шуша в Нагорном Карабахе случилась резня армянского населения. Армянские кварталы подверглись разорению и сожжению. Были убиты от 500 до 30 тыс. человек. Уцелевшим армянам пришлось покинуть Шушу.

В XX столетье Шушу сжигали трижды

Город Шуша в Нагорном Карабахе официально вошел в состав Российской империи по окончании брани с Персией в 1813 году. Исторически Шуша была поделена надвое. В гористой части города проживали армяне, в низкой – азербайджанцы, которых в то время называли азербайджанскими татарами. Незначительный процент населения составляли русские и евреи. Первые положительные армяно-азербайджанские столкновения в Шуше датируются началом XX века, когда Санкт-Петербург решил ослабить влияние мусульманской знати линией расширения армянского представительства в органах местной власти. В 1905 году две враждующие группировки нанесли значительный ущерб кварталам товарищ друга. Вспышка ненависти сопровождалась поджогами домов и насилием по отношению к женщинам и детям.

Британский исследователь конфликта в Нагорном Карабахе Том де Ваал в своей книжке «Черный сад», в частности, писал:

«Шуша является прекрасным объектом для изучения того, как соседи вдруг перестают быть товарищами и начинают воевать друг с другом.

В прошлом столетии этот город был сожжен дотла трижды — в 1905, 1920 и 1992 годах. В первоначальный раз его сожгли обе общины, во второй — азербайджанцы и в третий армяне. Даже в истории братоубийственных войн на Кавказе это рекорд. Но в интервалах между этими сполохами адского костра Шуша была процветающим городом, и смешанные браки между представителями обеих общин бывальщины широко распространены.

Связующими звеньями для обеих общин всегда была торговля и российская власть.

Первая была вполне природным звеном, вторая — скорее искусственным. Жуткие погромы прошли в Шуше в 1920 году сразу же после того, как на излете очередного этапа экономической разрухи и Гражданской войны русские оставили город. В тот раз азербайджанские войска смели верхнюю, армянскую часть города, выжигая цельные улицы и сотнями убивая армян».

Действительно, если царскому правительству удавалось поддерживать относительное спокойствие и порядок в Закавказье и, в частности, в Карабахе, то после двух революций и последующего хаоса русской междоусобицы регион остался без опеки и был предоставлен сам себе.

В ту пору на доли территории России бушевала Гражданская война. И большевики, и белогвардейцы имели свои планы на Закавказье, которое первые желали советизировать, а вторые – сохранить в российской сфере влияния. Тем не менее, в марте 1920 года обоим сторонам конфликта было не до отдаленной провинции. Дальнейшая судьбина России решалась 100 лет назад у побережья Черного моря.

А в Карабахе уже весной 1918 года наметилась вражда между армянским и мусульманским народонаселением. После провала попытки создания Закавказской федерации о своей независимости объявили Грузия, Армения и Азербайджан. Провозглашенная Азербайджанская Демократическая Республика (АДР) притязала на территорию бывших Бакинской и Елизаветпольской губерний Российской империи, включая Карабах и Зангезур. Однако армянское население этих регионов категорически отказалось признать ее воля. 22 июля 1918 года в Шуше был созван Первый съезд армян Карабаха, который провозгласил Нагорный Карабах самостоятельной административно-политической единицей и избрал Народное правительство.

Важные роли в кабмине АДР занимали представители партии «Мусават». Поэтому в отечественной историографии политический порядок в Азербайджане в 1918-1920 годах часто называют мусаватистским.

Мусаватисты стремились установить контроль над Карабахом

Правительство АДР пыталось подчинить себе Нагорный Карабах с поддержкой турецких войск, вторгшихся в Закавказье после подписания Брестского мира между Германией и РСФСР. В конце сентября 1918 года, после взятия Баку и последующей резни армян, турецко-азербайджанские армии захватили Шушу. Армяне Шуши, пытаясь избежать участи армян Баку, подчинились неприятелю, в то время как большая доля районов Карабаха находилась под контролем местных армянских военачальников и продолжала сопротивление.

«В конце лета 1918 года армянская армия под командованием Андраника ворвалась в Зангезур и к октябрю разгромила здесь 115 сел, убив 7700 и ранив около 2500 азербайджанцев и курдов, еще 50 тыс. неслись в глубь Азербайджана. В самой Армении было разгромлено 199 мусульманских сел, в которых проживало до 135 тыс. человек, часть из каких погибла, другая бежала в Нахчеван. В конце сентября турецкие части начали наступление против дашнакских отрядов и 1 октября без боя взошли в Шушу. Отряды дашнаков отступили в горные места Карабаха и объявили здесь о создании «Нагорно-Карабахской Республики». Так впервые показался новый термин — «Нагорный Карабах», — отмечается в книге азербайджанского историка Арифа Юнуса «Карабах: вчера и будущее».

После капитуляции Османской империи в Азербайджан из Ирана прибыли части британской армии. 15 января 1919 года английское командование до решительного решения спорных вопросов на Парижской мирной конференции утвердило генерал-губернатором Карабаха c Зангезуром Хосров-бека Султанова. Он был назначен правительством АДР и имел славу среди армян как ярый армянофоб и адепт пантюркистской идеи. Карабах и Зангезур британская оккупационная администрация под руководством генерала Уильяма Томпсона до принятия решительного решения оставляла за Азербайджаном. Проазербайджанские действия британцев разочаровали армян, считавших себя «маленьким союзником» Великобритании.

Армянский национальный рекомендация Карабаха отказался сотрудничать с Султановым, а правительство Армении объявило генерал-губернатором Карабаха и Зангезура полковника Арсена Шахмазяна, не признанного британскими военными волями.

Так в регионе установилось фактическое двоевластие. Обе стороны контролировали только районы с соответствующим населением, однако считали весь Нагорный Карабах своей неотъемлемой долей. Летом 1919 года азербайджанские татары попробовали взять под контроль армянские районы Шуши. Масштабного кровопролития не допустили британцы, однако перманентные стычки все равновелико приводили к жертвам.

Обстановка резко накалилась, когда англичане эвакуировались из региона, и их гарнизон покинул Шушу. Несколько армянских сел подверглись резне. Султанов навел пушки на армянскую доля Шуши и ультимативно потребовал в течение 48 часов признать власть Азербайджана. Армяне оказались в безвыходном положении и 22 августа 1919 года и признали Карабах «преходяще в пределах АДР».

11 января 1920 года Верховный совет Антанты по инициативе Джорджа Керзона единогласно принял решение о признании де-факто самостоятельности Азербайджана, а также Армении и Грузии. Одновременно в Париже мирная конференция признала право Азербайджана на Карабах. Генерал-губернатор Султанов преступил условия договора и ужесточил блокаду Нагорного Карабаха, а 19 февраля 1920-го потребовал от армян немедленно и окончательно разрешить вопрос его вхождения в Азербайджан. Вокруг Карабаха начали скапливаться вооруженные отряды АДР.

«День 23-го марта выдался пасмурным и мглистым»

В ночь с 22 на 23 марта 1920 года, во время Новруза (празднования прихода весны у тюркских народов), армянские вооруженные отряды налетели на гарнизоны азербайджанских татар в Шуше, Аскеране и Ханкенди, пытаясь застать их врасплох. По плану предполагалось нанести одновременный удар в трех стратегических пунктах. Сообразно американскому историку Роберту Ованнисяну, в Шуше должны были действовать отряд местной армянской милиции из 100 человек во главе с Нерсесом Азбекяном, какой собирался разоружить азербайджанский гарнизон в армянском квартале, и отряд милиции из Варанды, прибывший в город вечером 22 марта якобы для того, чтобы получить жалованье и поздравить губернатора Султанова с праздником. Однако план оборвался: варандинцы промедлили и под утро сумели арестовать лишь нескольких расквартированных азербайджанских офицеров, тогда как сотня Азбекяна, не сумев ввести связь с варандинцами, начала обстреливать Шушинскую крепость издалека, что позволило азербайджанцам организовать отпор.

Неразбериха продолжалась до самого утра, когда гарнизон, получивший известие о крахе армянского нападения на Ханкенды, нанес ответный удар. Затем азербайджанские военные при участии местных жителей устроили резню в армянских кварталах, что повергло к массовой гибели и изгнанию всего армянского населения, застигнутого врасплох. В армянской части Шуши вспыхнул сильный пожар. Нескольким тысячам обитателей удалось, воспользовавшись густым туманом, бежать из города по каринтакской дороге в сторону Варанды. Погибли армянский еписков Ваган и начальство городской полиции Аветис Тер-Гукасян. Первого азербайджанские татары повесили, второго сожгли заживо.

Армянска газета «Жоговурд» информировала:

«В итоге имевших место в Карабахе боев разрушены и разграблены город Шуша и свыше 30 сел, в результате чего появилось 25 тыс. беженцев.

Сообразно записи, проведенной 28 апреля, 12335 чел. разместились в Варанде и Дизаке, причем 5975 человек из них городские жители, совсем голодные, раздетые и разутые. Беженцы разбросаны также в Хаченском и Джеванширском уездах, в которых из-за нарушения сообщений не было буквальной записи. Приблизительно можно насчитать в этих районах 25500 беженцев, для размещения которых заняты пригодные государственные и частные дома. В Варанде и Дизаке чувствуются продовольственные затруднения».

Участник событий с армянской стороны Зарэ Мелик-Шахназаров в своих «Записках карабахского бойца» утверждал, что армянских военных во время резни в Шуше не было.

«День 23 марта выдался пасмурным и туманным. Это был заключительный день моего родного города, — писал он. — Надо сказать, что несмотря на войну, которой был охвачен Карабах, Шуша утилитарны не пострадала. Существовала договоренность между Временным правительством Нагорного Карабаха и мусаватистским правительством, по которой, несмотря ни на какие стычки, город не должен был потерпеть. Поэтому боевых действий в городе не велось, если не считать отдельных попыток турок, как это было весной 1919-го, когда наши разгромили противника у основы каринтакской дороги. Армянских частей в городе не было, мусаватисты не совались в то время в армянскую часть города.

Однако турки преступили это соглашение и подготовили страшную бойню армянского населения города.

Для этого был выбран день мусульманского праздника, когда верующий фанатизм тюрок было легче раздуть и направить в нужное русло. Вышло так, что наши оказались на этот раз неподготовленными к организации грамотного и организованного сопротивления. Все доли находились на позициях, ибо как раз в тот момент начались боевые действия на фронтах. В городе находились лишь отпускники, вооруженных людей было тоже не чересчур много. Не было практически и офицеров, которые могли бы организовать людей. Словом, во многом нападение оказалось для наших неожиданным, желая нельзя сказать, что никто, в принципе, не ожидал ничего подобного».

В свою очередь, участник событий с азербайджанской стороны Мешади Новрузов указывал, что в ночь на 23 марта армяне открыли оружейный огонь по мусульманской части Шуши. Утром азербайджанские татары перебеги в наступление, после чего армяне в панике бежали. Оставшиеся были пленены и убиты.

Газета «Нор ашхатавор», печатный орган армянской националистической партии «Дашнакцутюн», ратифицировала, что резню армянского населения спровоцировал инцидент, предшествовавший операции армян:

«Утром 22 марта по приказу Султанова военные начали обход армянской доли Шуши и обыскивать квартиры.

Один такой охранник во главе с турецким офицером врывается к армянской семье и потребовал отдать оружие. В присутствии горячего армянского молодого человека турецкий офицер делает навязчивое предложение красивой молодой нареченной и хочет прикоснуться к ней. Не терпя такого стыда, молодой человек стреляет в офицера из пистолета. Аскеры убивают молодого человека, его невесту, его мама, его сестру и в ответ кричат, призывая турецкие силы, что армяне убивают турок. Они начинают врываться в дома армян, и начинается бойня».

«Спозаранку утром 23 марта я проснулся, услышав сильную стрельбу, — рассказывал Мелик-Шахназаров. — Она началась по всей рубежу двух частей города — армянской и татарской. Одновременно начался пожар. Татары, увидев, что застигнутые врасплох армяне не оказывают организованного сопротивления, начали поджигать дома. Вихрь как раз дул в сторону армянской части города, пожарной команды в городе не было, да и что бы она могла сделать в такой ситуации!

Дома в основном бывальщины каменными, однако деревянные крыши, веранды и перекрытия быстро загорались.

Под прикрытием огня турки продвигались вглубь армянской доли Шуши, предавая огню и мечу не успевших отойти мирных жителей и грабя дома армян. В городе было немного наших бойцов, а тем более — опытных. В основном, если и были, то молодые ребята или подростки вроде меня. Некому было возглавить нас и организовать оборону».

«В ручье можно было увидать женские волосы»

Известная советская писательница и поэтесса Мариэтта Шагинян побывала в Шуше во второй половине 1920-х, сохранив вытекающие воспоминания: «Я была ошеломлена тишиной. Я никогда не чувствовала такой ужасной, искусственной тишины. Внезапно кажется, что тишина лопочет, камни шепчутся, двигаются и набрасываются, и волосы встают дыбом. В марте 1920 года за три дня здесь было разрушено и сожжено 7000 домов, зарезано, по словам кое-каких, 3-4 тысячи армян, а по другим – более 12 тысяч. Дело в том, что никого из 35 тыс. армян в Шуше не осталось. Где-то в ручье все еще можно увидать женские волосы, покрытые черной кровью. Человеку с хорошим воображением тяжело дышать здесь. Ты идешь, идешь, идешь сквозь ряды обугленных зданий, или, скорее, куски стен, ты спешишь, опасаясь, что никогда отсюда не выйдешь».

Современный азербайджанский историк Юнус обращал внимание, что мартовские события ознаменовались бесчисленными жертвами с обеих сторон и привели к потере Азербайджаном независимости.

«Пока армянские войска стягивались в Зангезуре, в Карабахе дашнаки раскатали широкую пропагандистскую кампанию, — писал исследователь. — Меж тем положение Азербайджана было крайне тяжелым, поскольку армии Советской России в январе 1920 года приблизились к границе Азербайджана. И вот в такой обстановке в ночь на 23 марта 1920 года, когда магометане праздновали свой Новый год, армяне внезапно напали на азербайджанцев в Шуше и других населенных пунктах Карабаха. Это выступление и завязавшееся наступление армянских частей вынудили правительство Азербайджана бросить почти все свои вооруженные силы в Карабах.

В ходе мартовских боев в Карабахе особенно мощно пострадала Шуша, буквально превращенная в руины.%

При этом обе стороны понесли большие потери. Вслед за этим, в апреле 1920-го 9-й съезд армян Карабаха зачислил решение отказаться от соглашения, заключенного на 7-м съезде о вхождении в состав Азербайджана. Тяжелые бои в Карабахе и других районах страны послужили коммунистам Азербайджана предлогом для обращения к России. 27 апреля 1920 года советские войска захватили Баку, через месяц — Карабах. Самостоятельный Азербайджан, таким образом, прекратил существование».

Глава Советского государства в 1964-1965 годах Анастас Микоян, в 1920-м участвовавший в советизации Азербайджана, заключал в своих мемуарах «Так было», что АДР имела будет многочисленную армию.

«Согласно разведывательным данным, мусаватское правительство Азербайджана располагало 30-тысячной армией: 20 тыс. были размещены у рубежей Армении, а 10 тыс. рассредоточены по гарнизонам ряда населенных пунктов. Армия Азербайджана незадолго до этого осуществила резню армян в Шуше, в Карабахе. Прямо же на линии соприкосновения с нашей армией было немногим больше 3 тыс. Тогда же нами был разработан и детальный план согласованных поступков наших войск», — указывал Микоян.

Его близкий соратник и единомышленник Серго Орджоникидзе незадолго до смерти приводил свои впечатления после прихода РККА в Карабах:

«Я с ужасом вспоминаю и ныне ту картину, которую мы увидели в Шуше в мае 1920 года. Красивейший армянский город был разрушен, разгромлен до основания, а в колодцах мы увидали трупы женщин и детей».

Источник


«Тела в колодцах»: 100 лет резне армян в Шуше