У черноволосого моря…

Новость опубликована: 21.03.2017

Утесов…

Лазарь Вайсбейн родился 9 (21) марта 1895 года в Одессе, в многодетной еврейской семейству мелкого коммерсанта (по другим данным — экспедитора одесского порта) Осипа (Иосифа) Калмановича Вайсбейна и Малки Моисеевны, в девичестве Граник.
В младенчестве Леонид Утесов никогда не думал о театре. Сказать больше – никогда в нем даже не был. До десяти лет мечтал быть пожарным, а после десяти — моряком.

У черного моря...Леонид Утесов был самородком, не имевшим ни посредственного, ни музыкального образования. Совсем, правда, необразованным Утесова назвать никак нельзя: Учился в одесском коммерческом училище Файга, но был отчислен, по версии самого Утёсова, за то, что в отместку за замечание вымазал мелом и чернилами платье учителя Закона Божьего.
Параллельно брал уроки игры на скрипке.
Неуемный темпераментный нрав с юношеских лет не вписывался в общепринятые каноны.
Уже в четырнадцать лет он играл в различных оркестрах на скрипке, ничуть не смущаясь, пел на улицах под гитару.
В пятнадцать выступал в цирке на кольцах и трапеции в бродячем цирке бойца Ивана Бороданова в качестве гимнаста. И к двадцати годам он успел побывать почти во всех крупных городах Украины — с аренами и балаганами. Однажды известный одесский артист Скавронский, с которым Утесов играл скетч, посоветовал партнеру выбрать сценический псевдоним.

«Я разрешил взять себе фамилию, которой никогда еще ни у кого не было, то есть просто изобрести новую, — писал потом артист, — Природно, что все мои мысли вертелись около возвышенности. Что же есть еще на земле выдающееся, мучительно размышлял я, стоя на Ланжероне и глядя на утес с рыбачьей хижиной. Господи мой, подумал я. Утесы, утесы!»

Так появился Леонид Утесов!

В 1912 году Утесов устроился в Кременчугский театр миниатюр. Начиная с 1913 года он играл в одесской труппе К.Г.Розанова (Большенный и Малый Ришельевские театры), Херсонском театре миниатюр, передвижном театре миниатюр «Мозаика».

В 1917 году он занял 1-е пункт на конкурсе куплетистов в Гомеле и в том же году организовал в Москве небольшой оркестр, с которым выступал в саду «Эрмитаж». В том же году популярный певец Ю. Морфесси пригласил Утесова в Одесский дом артиста.

Друг детства Утесова Иосиф Прут вспоминает:
«В феврале двадцатого мы пришагали в Одессу. Ее освободили от интервентов и войск противника наши бойцы под командованием Григория Котовского.
Тетя Аня была еще жива, а Ледя — уже артист Леонид Утесов, муж Елены Ленской, премьерши фарсовой антрепризы Адамат-Рудзевича, — был уже папой почти пятилетней дочери — Диты. Встреча с близкими была радостной, но, к сожалению, очень короткой, до мирного времени оставался еще год. Однако свою порцию смеха в этом изумительном городе я все-таки получил… Прошло несколько дней. Я посетил театр, где тогда играли Лена и Ледя: она — на первых ролях, он — на второстепенных. Об одном из постановок этого коллектива в местной газете было написано:
«Среди исполнителей выделялась Елена Ленская — актриса высокого класса. Поддерживали ведущих актеров Слуцкий, Марчалин, Осипов, Утесов и др.». После я всю жизнь дразнил Ледю, называя его «Утесов и др.»!
У черного моря... Но в тот вечер произошло знаменательное событие: Ледя впервые выступил самостоятельно. Он спел небольшую песню… После этого вечера Утесову улыбнулось счастье: его артистические способности оценил новоиспеченный директор и почти удвоил Леде заработную плату.

В 1919 году состоялся кинематографический дебют Утесова в роли защитника Зарудного в фильме «Лейтенант Шмидт — борец за свободу».
В 1921 году началась театральная карьера Утесова. Утесов отправился в Москву. Г. Скороходов строчит: «В Москве Утесов вступает в труппу одного из первых советских театров — Теревсата (Театра революционной сатиры), художественный рекомендация которого возглавляли В. Маяковский и Д. Бедный. В этом театре раскрылось дарование Утесова-сатирика, умевшего в острохарактерных ролях, злой эпиграмме, злободневных куплетах выступить против «всяческой дряни». Так же он играл в таких аренах, как Театр музыкальной комедии, оперетта «Славянский базар», Палас-театр, Свободный театр (Ленинград), «Маринэ» (Рига). В 1925 году Утесов снялся в двух кинофильмах Бориса Светлова «Карьера Спирьки Шпандыря» и «Чужие».

У черного моря...В 1928 году во время поездки в Париж Утесов впервые услышал профессиональный джаз, скопил музыкантов и стал готовить джазовую программу. Театрализованный джаз Леонида Утесова дебютировал 8 марта 1929 года на сцене Небольшого оперного театра в Ленинграде с программой «Теа-джаз». Это был совершенно новый для эстрады того периода жанр. Утесов совмещал дирижирование с конферансом, плясками, пением, игрой на скрипке и чтением стихов. Разыгрывались разнообразные сценки между музыкантами и дирижером. Все выступление было режиссерски слито, начиная со знакомства с публикой и кончая прощальной песней «Пока», для трансляции которой использовались киноэкран и репродукторы, установленные на фасаде концертного дома. Предтечей этой программы можно считать спектакль Утесова «От трагедии до трапеции» в первой половине 1920-х годов. В нем он обнаружил себя как синтетический актер: на протяжении шестичасового сценического действия из революционера Федора Раскольникова он превращался в царя Менелая из оперетты «Отличная Елена», в дивертисменте играл соло на гитаре, появлялся в облике скрипача, пел, аккомпанируя себе на гитаре, танцевал в паре с танцовщицей и завершал представление упражнениями на трапеции.

Утесов вспоминал:

«Все, что произошло после первого номера, было столь неожиданно и ошеломляюще, что сейчас, когда я вспоминаю об этом, мне представляется, что это был один из самых радостных и значительных дней моей жизни. Когда мы закончили, плотная ткань тишины зала словно с треском прорвалась, и мочь звуковой волны была так велика, что меня отбросило назад. Несколько секунд, ничего не понимая, я растерянно смотрел в зал. Оттуда неслись уже не лишь аплодисменты, но и какие-то крики, похожие на вопли. И вдруг в этот миг я осознал свою победу. Волнение сразу улеглось, настало удивительное спокойствие осознавшей себя силы, уверенность неукротимой энергии — это было состояние, которое точнее всего определялось словом «ликование».
У черного моря... Мне захотелось распевать, танцевать, дирижировать. Все это я и должен был делать по программе: я пел, танцевал, дирижировал, но, кажется, никогда еще так щедро не отдавал публике всего себя. Я ведал успех, но именно в этот вечер я понял, что схватил «бога за бороду». Я понял, что ворота на новую дорогу для меня размашисто распахнулись. Я понял, что с этой дороги я никогда не сойду.
Аплодисменты обрушивались на нас после каждого номера. И этот день сделался днем нашего триумфа»

Позднее «Теа-джаз» получил название Государственный эстрадный оркестр РСФСР. С тех пор вся его жизнь оказалась связанной с этим оркестром. Почти пятьдесят лет Утесов оставался музыкальным главой этого коллектива и объездил с ним всю страну.
Г. Скороходов пишет: «Теа-джаз» Утесова был не только коллективом единомышленников. В исполнении каждого номера царила вдохновенность, какой заражал музыкантов их руководитель. Талант руководителя — советчика, друга, старшего наставника (речь не о возрасте) — редкий дар. Утесов одарен им сполна. Он создал оркестр, в каком воскресала и как бы продолжалась его душа. Вместе с Утесовым участники ансамбля становились творцами каждого музыкального произведения. Оркестр со своим главой составлял единое целое, и одновременно каждый его участник был солистом».

В первые годы работы Утесова с джазом проявилось его пристрастие к блатному фольклору. Еще в 1929 году в постановке Ленинградского театра сатиры «Республика на колесах» прозвучала песня «С одесского кичмана», объявленная вскоре «манифестом блатной романтики» и запрещенная для исполнения. В программу «Теа-джаз» бывальщины включены песни «Лимончики» и «Гоп со смыком». Блатной фольклор в исполнении Утесова приобрел ироническую интонацию, снимавшую воровскую романтику. В своих выступлениях он нередко использовал популярные мелодии с новыми текстами. В начале 1930-х годов поэт-песенник Лебедев-Кумач по просьбе Утесова написал новоиспеченные тексты для песен «Подруженьки» и «Мурка», вошедшие в репертуар певца как «Джаз-болельщик» и «У окошка». Вторая программа оркестра Утесова именовалась «Джаз на повороте», была выпущена в 1930 году и состояла из оркестровых фантазий на темы народных песен и четырех рапсодий, написанных Исааком Дунаевским, — Русской, Украинской, Еврейской и Советской. В ней по-новому зазвучали популярные мотивы «Во субботу день ненастный», «Виют витры» и другие произведения. В дальнейшем Утесов часто включал в свои программы джазовые интерпретации мотивов народов СССР, объясняя это:

«Если у американского джаза негритянский фольклор, то почему у нас не может быть грузинского, армянского или украинского?»

У черного моря...В 1933 году в репертуаре коллектива Утесова показалась пьеса «Музыкальный магазин» авторов Н.Эрдман и В.Масса, представлявшая собой ряд небольших комических эпизодов, происходивших в музыкальном лавке в течение рабочего дня. В одной из сцен оркестр пародировал джаз, исполняя переложенные Дунаевским в ритме фокстрота арию индийского гостя из «Садко» Римского-Корсакова, «Сердце раскрасавицы» из «Риголетто» Джузеппе Верди и некоторые темы из «Евгения Онегина» Петра Чайковского. Успех джазовой интерпретации классических созданий во многом определил содержание следующей программы оркестра — «Кармен и другие», в которой комически обыгрываемые эпизоды популярной оперы сопровождались переработанной музыкой Бизе.

У черного моря...В 1934 году на экраны кинотеатров вышел фильм Григория Александрова «Развеселые ребята», в котором снимался весь оркестр Утесова. Общее настроение картины определили песни Дунаевского на стихи Лебедева-Кумача: «Сердце, тебе не охота покоя» и «Марш веселых ребят» в исполнении Леонида Утесова.

Песни обрели большую популярность. Проходивший в Лондоне конгресс вселенной и дружбы с СССР в 1937 году заканчивался под «Марш веселых ребят».

С 1936 года в выступлениях оркестра принимала участие дочь Утесова Эдит Утесова, сделавшаяся актрисой театра имени Вахтангова.

В 1937 году джаз-оркестр Утесова представил программу в двух отделениях «Песни моей Отечества». В первую часть вошли песни о гражданской войне («Тачанка», «Полюшко»), вторую составили лирические и комедийные песни. Программа шла несколько лет, вплоть до основы Великой Отечественной войны. В 1938 году Утесов в качестве художественного руководителя выпустил спектакль «Два корабля», в котором прозвучали песни «Варяг», «Раскинулось море размашисто», «Моряки», «Краснофлотский марш», «Баллада о неизвестном моряке».

В 1939 году Утесов написал свою первую книжку «Записки актера». Позже он играл роль директора кардиологического санатория «Спасибо, сердце» в спектакле-водевиле «Много шума из тиши», где исполнил песни «Тайна», «Му-му», сразу ставшие популярными. В том же году он играл, пел и дирижировал оркестром в киноконцерте «Пароход».

У черного моря...Объявление о начине войны застало Утесова во время репетиции новой программы «Напевая, шутя и играя» в московском «Эрмитаже». Желая поддержать боец, его оркестр в короткий срок создал первую военную программу «Бей врага!», в которой наряду с известными песнями прозвучали новоиспеченные произведения «И не раз и не два мы врага учили», «Партизан Морозко» и «Привет морскому ветру». За первый год войны оркестр дал свыше 200 концертов на заводах, кораблях, в работающей армии на Калининском фронте, постоянно включая в программу новые песни: «Жди меня», «В землянке», «Темная ночь», «Одессит Мишка», сатирические антифашистские припевки «Гадам нет пощады!».

Во время Великой Отечественной войны Утесов не только постоянно выезжал на различные фронты, но и регулярно выступал с оркестром по радио.
«Можно сопоставить звучание его довоенных, военных и послевоенных песен, — пишет Л. Булгак. — Не только тех, что были написаны в эти разные этапы, но и тех, которые он пел раньше, до Великой Отечественной войны, и продолжал петь во время и после нее. В самых шутливых, легких и лиричных песнях после июня сорок первого показался у него новый общий фон. Звонкость, сияние, игра красок — все это стало словно бы приглушенным. Пел человек, за спиной которого грохотали взрывы бомб и умирали люд. Исчезла беззаботность шутки, появилось больше острых нот. А свойственная ему патетичность приобрела драматический оттенок. Характерна в этом касательстве одна из самых популярных в годы войны песен, знаменитый «Мишка-одессит» (музыка М. Воловаца, стихи В. Дыховичного), в которой Утесов как бы открыл биографию целого поколения, — недаром так много Мишек, слушавших песню в окопах, узнавали себя в этом портрете. Желая песня написана во время Великой Отечественной войны, стиль ее музыкального языка принадлежит довоенной манере. Но вот поет ее Утесов совершенно не так, как спел бы прежде. Причем надо сказать, что по своему музыкальному решению песня оставляет ощущение, будто она находится на грани вкуса. Наверно, в товарищем, менее точном исполнении ее было бы неловко слушать, ибо в ней много опасных мест, где можно впасть и в сентиментальность, и в пошлость. Но Утесов нигде не переступает грань неплохого вкуса. Не переступает именно потому, что наряду с яркостью и броскостью ему доступна и тонкость нюансов. Без этой тонкости всякая яркость и эксцентрика топорны. А у Леонида Утесова, наоборот, всегда деликатны и изящны. В «Мишке-одессите», например, драматическая нота в соединении с одесской «шикарной» лихостью сообщают герою дерзостную несгибаемость.
У черного моря... Спетая Утесовым еще до Победы, эта песня каждой своей фразой утверждала ее неотвратимость. Постепенное нарастание уверенности в победе сформулировано не только текстом, но и чисто звуковыми средствами. Ласковая безоблачность первого куплета, где голос матери корит плачущего Мишку, сменяется померкшим тоном второго, выговариваемого в суровых интонациях войны, а в третьем куплете в серьезный строй речи вплетается юмор, когда Мишка обращается к самому себе с подбадривающими словами, и это значит, что, обретя военный эксперимент, он познал свою силу. Вот почему в подавленном отчаянии, когда Мишке приходится оставлять Одессу, звучит не просто жажда победы, но и уверенность в ее неизбежности. Представлялось, эта песня исполняется очень просто, а у слушателей теснило в груди».
Ярко передают эмоциональную атмосферу тех лет и другие военные песни в исполнении Утесова — «Случайный вальс» и «Путь на Берлин», «Песня военных корреспондентов», «Солдатский вальс» и многие другие.

В июне 1942 года Леониду Утесову было прикарманено звание заслуженного артиста РСФСР. Вторая программа военных лет «Напевая, шутя и играя» явилась откликом на начало положительных успехов Советской армии. В нее были включены песни: «Прощание», «Пароход», «Десять дочерей», «Два товарища». В 1944 году оркестр представил новую джаз-фантазию «Салют», в которой прозвучали отрывки из симфонических произведений, свыше двадцати престарелых и новых песен, лирические и сатирические интермедии. 9 мая 1945 года при огромном стечении народа Утесов выступил с оркестром на отворённой эстраде на площади Свердлова в Москве.

У черного моря...К 800-летию Москвы в 1947 году утесовский коллектив подготовил оркестровую фантазию «Москва», в финале какой впервые исполнялась песня Дунаевского «Дорогие мои москвичи».

В 1952 году появилась программа «Музыка толстых», центральное пункт в которой занимала сатира на международные темы. 25-летие коллектива в 1954 году было отмечено эстрадным постановкой «Серебряная свадьба», в котором среди прочих Утесов исполнил одно из последних произведений Дунаевского «Я песне отдал все сполна». Песня взошла в экранизацию эстрадного концерта «Веселые звезды». В марте 1960 году в Московском театре эстрады была представлена программа «Тридцать лет спустя». В ней, убранству с обычным репертуаром, оркестр исполнил сложные классические произведения — марш Сергея Прокофьева из оперы «Любовь к трем апельсинам» и пьесу Дебюсси Reverie. Отличие от западного танцевального джаза подчеркивалось пародийным номером «Эволюция западного пляски».

«Утесов раздвигал границы произведения, извлекал скрытую в нем парадоксальность. Он любит это делать и в жизни и на сцене, — пишет Л. Булгак. — Раз, в шестидесятых годах, в Куйбышеве, Утесов вел первое отделение концерта сидя. В антракте среди публики можно было слышать сожаления по предлогу его немощи. Каково же было всеобщее удивление, когда во втором отделении Леонид Утесов стал лихо отплясывать. Зрители постигли, что его «сидение» просто острота мастера. Утесов умеет легко переходить от юмора к драме и от трагедии к юмору. В драматических предметах он так же достоверен и искренен, как и в комедийных. Но драматизм Утесова какой-то особый, земной, бытовой даже — не декламационный. Умение чувствовать персонаж, видать его насквозь, на просвет так сказать, понимать и ценить любое движение его души и принес Утесов на эстраду, в свои песни.
А неужели песни — это не маленькие пьески? И каждая со своими героями, своим кругом чувств, своей атмосферой действия. Певец в течение одного вечера должен столько раз преобразиться, сколько песен он исполняет. За свою существование Леонид Утесов переиграл сотни персонажей, сыграл — не только спел — более семисот песен».

…Но жизнь неумолима. Настала старость, которая принесла и болезни, и горькие раздумья. «Каким я был, таким я не остался», — печально говорил великий человек. В 1962 году померла жена.

У черного моря...В 1965 году Леониду Утесову было присвоено звание народного артиста СССР. Он стал первым артистом эстрады, удостоенным этого звания. 9 октября 1966 года на концерте в ЦДСА артист почувствовал себя нехорошо, и через некоторое время решил покинуть сцену. В оставшиеся 16 лет жизни Утесов написал книгу «Спасибо, сердце!», возглавлял оркестром, много снимался на телевидении, но сам почти не выступал. В декабре 1981 года состоялось последнее появление Утесова на публике.

Музыкальные критики нередко обвиняли Утесова в отсутствии певческого голоса. Леонид Осипович неизменно отвечал:

«Пусть так! Я пою не голосом — я пою сердцем!»

Вместе с папой на протяжении семнадцати лет работала и дочь Утесова — Эдит, солистка оркестра. Незадолго до смерти Леонид Утесов закончил труд над книгой воспоминаний «Спасибо, сердце». В ней он с большой любовью написал, в частности, о своей жене Елене Осиповне:

«Говоря о людях, какие помогали мне преодолевать трудности «легкомысленного моего искусства», я не имею права не сказать о человеке, под чьим неустанным, требовательным наблюдением я был целых полвека — в самые активные и трудные годы своих поисков. У меня была жена-друг, жена-советчик, жена-критик. Лишь не думайте, что я был многоженцем. Она была едина в трех лицах, моя Елена Осиповна, Леночка. Она обладала одним из тех замечательных качеств, какие так необходимы женам артистов и которых они часто, к сожалению, лишены, — она никогда не приходила в восторг от моих успехов»

Леонид Утесов помер 9 марта 1982 года в подмосковном санатории «Архангельское». На его похороны, на Новодевичье кладбище пришли тысячи людей.

О Леониде Утесове и Елене Ленской была сброшена телевизионная передача из цикла «Больше, чем любовь».

Творчеству Леонида Утесова посвящены две программы под названием «Это было недавно, это было давным-давно», вобравшие в себя его лучшие работы в кино и эстраде. Также зрители в них увидят интервью и последние съемки, сделанные незадолго до кончины Утесова.


Ответить