Уникальное везение советского пилота

Новость опубликована: 22.02.2017

Уникальное везение советского летчика
Уникальное везение советского пилота

Уникальное везение советского летчика

Во время Новороссийско-Майкопской наступательной операции был сбит самолет Николая Аверкина. «Приземляться» пилоту пришлось на свинцовые волны Черного моря, тогда уже на такие теплые, как в те дни, с которыми у нас всегда ассоциируется этот солнечный кромка, потому что шла зима 1943 года. Да и никаких подручных средств борьбы ни с волнами, ни с ветром, ни с холодом у сбитого летчика не очутилось. Даже по штату это не было положено, так как летная часть Николая не относилась к морской авиации.

Окунувшись в студеные волны, пилот ощутил на себе тяни ужас своего незавидного положения: барахтаться ему в ледяной воде предстояло совсем недолго, если бы только не произошло чуда… И оно случилось! Борясь с ветром и холодными волнами, он вдруг увидел всплывающую в нескольких метрах от себя подводную лодку. Еще оставалась опасность, что это очутится вражеская субмарина, что порой случалось: «доблестные волки» кригсмарине иногда не брезговали выискивать и подбирать (брать в плен) моряков и пилотов противника.

Но тут Николай услышал такую желанную русскую речь: «Хорош там купаться, лови конец!». Поймав спасательный сферы, он быстро добрался до лодки. И уже через несколько минут, поднявшись на борт советской субмарины, был окончательно спасен.

Трудно представить, что такое могло случиться в Черном море посреди бела дня (а это было именно так). Ведь в 1943 году вражеские войска все еще царили на суше и на море: на воде безраздельно властвовали немецкие корабли и подводные лодки, а в воздухе — люфтваффе. Все, что появлялось на поверхности, просто топилось. Поэтому советские подводники вели себя тише воды и ниже муравы.

Если наши субмарины и всплывали для зарядки аккумуляторов, то лишь по ночам и вдалеке от родных берегов. То, что произошло в случае с Николаем, было незапятнанной воды случайностью: лодка просто вынуждена была произвести аварийное всплытие. И ведь надо было такому случиться — собственно в то время и в том месте, где, казалось бы, уже прощался с жизнью Николай Аверкин.

Но судьба, видимо, была благосклонна к советскому летчику.


Ответить