В чём феномен Сталина

Новость опубликована: 22.02.2019

Престарелая Россия умерла в жестокой агонии 1914-1920 гг. Восстановить её было нельзя. Белое движение пыталось восстановить старую Россию, без самодержавия, однако белый проект (либерально-буржуазный, прозападный) потерпел полный крах. Народ его не принял, и белые потерпели ужасное поражение.

В чём феномен Сталина

Единственный выход был в создании нового общества, государства и цивилизации на основе базовых начал русской матрицы-кода, то кушать социальной справедливости и этики совести. В этом суть феномена Сталина и новой волны его популярности в современной России. Народ на степени общего подсознательного ощущает, что именно красный император нащупал верный, правильный путь развития России, который вёл цивилизацию и народ в грядущей, на новый качественно иной уровень развития. Стране тогда нужен был качественный прорыв, рывок в будущее. Нужно было прыгнуть в «ясное будущее», иначе — новая катастрофа и окончательная гибель русской цивилизации и многотысячелетнего русского суперэтноса. Именно эта великая миссия и вывалилась на долю бывшего семинариста, профессионального революционера и самоучки, учившегося всю жизнь. Сталин начал созидание империи будущего, сверхцивилизации и новоиспеченного общества знания, служения и созидания.

Чтобы понять Сталина и его время, необходимо посмотреть на время, когда ему пришлось взять на себя гнет власти. 1920-е годы. Россия еле-еле выплыла из ужаса мировой бойни, кровавой смуты и интервенции. Миллионы жертв, беженцев, попрошаек и калек. Катастрофа прежнего проекта развития едва не убила русскую цивилизацию и страну. Большевики буквально чудом избавили страну и народ от гибели. Но ситуация была крайне тяжелой. Хозяйство и транспорт в разрухе. Промышленность развалена, деградировала, индустриальный подъем начала XX столетия давно в прошлом. Не создано ни одного крупного предприятия, электростанции, нет масштабных строек транспортных проектов. Золотой резерв разворован и утрачен. Огромные капиталы, финансовые средства выведены за границу представителями бывшей элиты, аристократией, буржуазией, белогвардейцами и самими представителями ленинской гвардии. Сельское хозяйство с трудом восстанавливалось, но в цельном деревня по-прежнему в прошлом — тракторов и механизированных орудий крайне мало, используются в лучшем случае лошади, в худшем – собственные мочи. Большая часть крестьянских хозяйств живет натуральным хозяйством, на самопрокорм. Деревня живет в нищете, голодает. При этом выделяется прослойка зажиточных хозяев, кулаков, какие эксплуатируют батраков. Советская Россия в изоляции. Западу сильная Россия ни к чему. Внешних инвестиций нет, как нет и доступа к передовым технологиям. СССР должен был сделаться слаборазвитой страной, где промышленность будет развиваться в основном в деле добычи ресурсов, легкой, пищевой отрасли. Страна в основном аграрная, как и Российская империя.

Советская, партийная верхушка в подобный ситуации могла стать полуколониальной администрацией, которая будет жестко давить любое недовольство народа с помощью ЧК, Алой Армии и частей особого назначения (часто инородческих – латыши, венгры, китайцы и пр.), постепенно превращая Россию в полуколонию Заката и Востока (Японии). При этом сама партийная верхушка будет купаться в роскоши, станет новой элитой, которой доступны поездки заграницу, покупка зарубежной собственности, предметов роскоши, им положено спецснабжение, на валюту за продажу ресурсов будут закупаться товары для «избранных». Их дети будут обучаться в лучших школах Европы и пр. Лучшие фабрики и рудники, месторождения и леса передавались в бессрочные концессии западным и японским кампаниям. В частности, среди таких западных концессионеров был знаменитый «официальный товарищ» СССР Арманд Хаммер, который в 20-е — начале 30-х годов по бросовым ценам скупал и вывозил из России драгоценности Гохрана, объекты старины, картины, скульптуры из Эрмитажа. Страна должна была стать поставщиком зерна, других продуктов сельского хозяйства, леса, нефти, металлов, одновременно базаром сбыта для иностранных товаров. Всё это будет реализовано после 1991 года, а могло стать реальностью уже в 1920-1930-е годы.

Таким манером, СССР мог стать типичной конченой страной, государством без будущего. А правящая коммунистическая партия, сменившая дворянско-буржуазную элиту Российской империи, могла сделаться полуколониальной администрацией, пичкавшей народ сказками о «светлом будущем». В Советской России, по замыслам хозяев Запада, построили бы испытательный стрельбище псевдокоммунистической, марксистской модели пирамидального общества, в основании которого безгласные и бесправные народные массы (рабы), а на вершине революционеры-интернационалисты, связанные с глобальной мафией (т. н. «финансовым интернационалом», «всемирный закулисой» и т. д.). Позднее эту модель могли распространить на большую часть планеты – «мировая революция». Представляли в СССР эту модель революционеры-интернационалисты, приверженцы Троцкого, Зиновьева, Каменева и других партийных вождей.

Именно такое наследие досталось Иосифу Джугашвили – будущему алому императору, последнему императору России-СССР. Ему досталась совершенно конченая, убитая страна. Он мог спокойно наслаждаться жизнью, роскошью доступной партийной элите. Обустраивать себе, семейству и друзьям «запасные аэродромы» в странах Запада. Наладить связи с западными «друзьями и партнерами» в Италии, Германии, Франции и и США.

По всем объективным, аналитическим прикидкам сходило, что при текущей ситуации впереди – окончательная гибель цивилизации и страны. Партийная верхушка могла ещё два-три десятилетия пользоваться огромными сырьевыми ресурсами и тысячелетним культурно-историческим наследством (бесценные артефакты русской истории, предметы искусства и т. д.) для личного обогащения и создания капиталов для сытой и красивой жизни своих семейств на Западе или Востоке. Но будущего у России-СССР образца начала – середины 1920-х годов не было. Дальше была либо длительная и мучительная агония с экономической стагнацией, с голодными и стихийными городскими и крестьянскими бунтами, бунтами, голодом, массовыми эпидемиями, отпадением национальных окраин, захватом ряда территорий соседями. Либо довольно быстрая кончина от экономического коллапса, новой смуты, и военного поражения от какой-либо великой державы — Японии, Германии, или коалиции держав. В Европе в этот этап складываются агрессивные авторитарные, милитаристские, нацистские и фашистские государства, что было связано с началом второго этапа кризиса капитализма. Потому военный крах Советской России, деиндустриализированной, аграрно-крестьянской, не имеющей сильной экономики и соответственно современной армии был очевиден и неминуем. Практически все тогдашние соседи России имели к ней территориальные претензии, зарились на её потенциально богатые земли и ресурсы, желали за счёт русских земель выстроить свои великие державы. Среди претендентов на русские территории были Япония, Финляндия, Польша, Германия, Румыния, Турция. Россию могло избавить только чудо, прорыв в будущее, в новый технологический и цивилизационный уклад.

Казалось, что во второй половине 20-х годов начинают воплощаться в житье худшие прогнозы. Новая экономическая политика (НЭП) стабилизировала положение, но исчерпала свои положительные моменты. С 1927 года завязался кризис хлебозаготовок. Города с их устаревшей, слабой промышленностью не могли обеспечить деревню всеми нужными товарами. Деревня отрекается продавать хлеб. Приходится снова вводить продовольственные карточки. Деревня на грани новой крестьянской войны и голода. Города продолжают разлагаться – безработица (люд бегут из города в деревню, где можно жить натуральным хозяйством), бедность, массы нищих и попрошаек, бездомных, сирот. Новоиспеченная волна криминала. «Золотой телёнок», роман Ильфа и Петрова, отлично передал всю эту атмосферу воровства и жульничества, которые пронизывали тогдашнюю Россию. Засилье советской бюрократии, какая по числу едоков превзошла царскую. Началось сращивание партийно-советского аппарата с организованной преступностью. В партийной верхушке жесткое противостояние по предлогу будущего СССР.

При этом сам народ в целом был обескровлен мировой войной, революцией и последующей смутой, кровавой резней и террором. Человечий капитал был на крайне низком уровне. Миллионы людей погибли или бежали за границу. Крах России Романовых сопровождался психокатастрофой. Люд не верили и боялись будущего, их психология была сформирована мировой и гражданской войнами, то есть страшной волной насилия, ужаса и большой крови. Прежняя этика нравственности и труда были уничтожены. Большое зло, которое вырвалось на свободу в 1917 году, лишь немножко успокоилось и было готово снова затопить страну. В России имелась целая армия революционеров, которые умели лишь разрушать: государство, церковь, «устаревшую» мораль, «устаревшее» искусство, культуру и историю. Имелась интеллигенция, которая уже столетие воспитывалась в влюбленности к Западу и ненависти к России, нигилизме, безверии, и не умела созидать. В стране были сотни тысяч бойцов мировой и Штатской войны, бывшие «зеленые»-бандиты, анархисты, познавшие вкус безвластия, безнаказанных грабежа и убийств, красные герои, свыкшиеся к свободе, митинговщине, вынужденные сложить оружие басмачи и националисты и т. д. Потенциал для нового взрыва был гигантским. Требовалось буквально чудо, чтобы устремить этот огромный разрушительный потенциал, чёрную энергию в созидательное русло.

Таким образом, Россия образца 1920-х годов скоро сползала к новой смуте, гражданской и крестьянской войне, большой крови, развалу и голоду. Впереди снова отделение национальных окраин, дикая резня и вторжение соседей. В частности, Финляндии, где радикалы грезят о «Великой Финляндии» вплоть до Северного Урала (программа-минимум – захват всей Карелии и Кольского полуострова); Польши, которой немного Западной Белоруссии и Западной Украины. Новое вторжение Японии в Приморье, на Дальнем Востоке, горы трупов. Приход белоэмигрантов, какие ещё сохранили боеспособность, и всё это время копили ненависть и готовились к новой войне. Они готовились к мести и расправе над противником, созидательной программы у них не было.

Сценариев спасения края в программах белых, правой и левой оппозиции в коммунистической партии, или идеях экономистах старой России не было. Все альтернативы жесткому сталинскому курсу вели в итоге к ещё вящим жертвам среди народа, чем это было в реальной истории. Они заканчивались неизбежной новой катастрофой по образцу 1917 года и целым распадом страны и цивилизации уже в 1930-х годах. Детонатором для окончательного краха России выступила либо внешнее вторжение, продутая война либо дошедшие до новой цивилизационной схватки, смуты противоречия между властью и народом, городом и деревней.

То кушать большие жертвы, которые принесла России и народ, ради спасения, были неизбежны. Разница была в том, что при сталинском курсе жертвы бывальщины осмысленны, целесообразны – создавалась новая реальность, строился новый мир-цивилизация, общество будущего. Жертвы приносились ради всеобщего развития и процветания, ради рывка-прорыва в будущее. В других сценариях развития (победа революционеров-интернационалистов, троцкистов, белых и т. д.) все жертвы становились идиотскими и напрасными, так как вели к полному и окончательному уничтожению русской цивилизации и суперэтноса русов (русских).

Таким образом, Сталину удалось сделать утилитарны невозможное. Он не только удержал Россию на краю новой катастрофы, но произвёл прорыв в будущее. Создал новую реальность, новоиспеченную цивилизацию и общество будущего. Открыл для русской цивилизации и народа, для всего человечества дверь в будущее, иной «солнечный» мир «отличного далека». Поэтому его образ так и популярен в России, народ если не понимает на уровне сознания, то ощущает на уровне общего интуитивного, что только аналогичный прорыв может спасти цивилизацию от окончательной деградации и краха. Последний император пошёл наперекор всем прогнозам и выкладкам, всем внешним и внутренним неприятелям России-СССР и победил!

Источник


В чём феномен Сталина